Красная строка № 22 (328) от 19 июня 2015 года

Легкие деньги кончились. Остап отправился в вояж

Похоже, что в Орле В. Потомскому брать больше нечего, поэтому он ударился в далекий вояж. Впервые в истории орловских губернаторов В. Потомский наладил какие-то отношения с далеким и таинственным Дагестаном. Орловская картошка хлынет в горный край, а оттуда в ответ рекой потекут тонкие шелка и чеканка. Теперь заживем!

«Свободная экономическая зона Орловская область» — уже не хит. Идей у орловского губернатора, как у его любимого литературного героя Остапа Бендера, много, но бензин на их реализацию Вадим Владимирович тратит пока бюджетный. Впрочем, Остап Бендер честно предупреждал Козлевича, что так и будет.
Идеи имеют свойство стремительно стареть. Уже в далеком прошлом орловский аэропорт, четкая работа воздушных ворот третьей литературной столицы никого в России не удивляет. Возвращен в бюджетную гавань орловский Крым с Козловым и Будаговым в качестве приза. Не слышна часто, как прежде, громкая фраза «Честь имею!» в конце самых патетических речей областного вождя. Рыбаков ходит по магазинам и выбирает ремень потолще и покрепче, готовясь стегать и губернатора, и его обслугу. «Кластер» обещает пополнить словарь областных ругательных слов. Врать стало обы­денностью. «Свободная экономическая зона» морально устарела в момент своего озвучивания именно по этой причине.

Орловский губернатор в поиске новых идей. В Орле по этому поводу вздохнули с облегчением. Остап взял командировочные из кассы «Рогов и копыт» и куда-то улетел. Это значит, что у Черноморска есть несколько спокойных дней.

Последняя попытка объявить кого-нибудь местным Корейко и «отжать» его бизнес наблюдалась в Орле еще в мае, когда око великого комбинатора легло на пассажирские транспортные перевозки.
Город у нас литературный, почти столичный, поэтому не станем нарушать седые традиции и прибегнем к освященной В. В. Потомским образности.

Идея заключалась в том, чтобы завести в город парк сторонних и простаивающих больших (трехдверных) автобусов, вытеснив местных перевозчиков и освоив их деньги. Еще несколько месяцев назад народ бы испугался и склонил перед очередным «инвестором» выю, однако череда смешных художеств пришлого сына турецко-подданого заставила наблюдательных людей сделать вывод, что в «Союз меча и орала» жертвовать не обязательно, а вопрос: «Вы в каком полку служили?» — никаких последствий за собой не влечет.

Понял это и руководитель некоего образного муниципального образования Бенников. Испуганный поначалу, как и большинство, крупногабаритной фигурой, свалившейся на город с небес, он, понаблюдав за комбинациями Остапа, пришел к выводу, что Бендер «просто разводит людей, как лохов». Поговорив с одним, другим, согласился, что комбинатор в образном муниципальном образовании — не надолго. После чего последовал вывод: «Бендер уедет, а нам здесь жить».

Появилось ощущение некоей черты, за которую отступать нельзя. В описываемой местности такой чертой стали пассажирские транспортные перевозки. В Орле они кормят порядка пяти тысяч человек (со смежными профессиями).

Муниципальное образование, которым руководил Бенников, было похоже на Орел. Там тоже, как у нас, было пять-шесть крупных перевозчиков — владельцев транспортных «компаний». Остальные участники «бизнеса» назывались образно «человек-автобус». То есть люди за баранкой работали на себя. Вытеснить их с рынка означало оставить значительное количество народа без заработка. Бенников, как коренной житель, любящий не только снимать сливки, но и знающий о существовании коровы, дающей молоко, с которого снимают сливки, — понял, чем грозит его муниципальному образованию интервенция автобусных инвесторов. И включил тормоза, сказав Бендеру «нет». Остап удивился и принялся уговаривать прежде покладистого человека. Он предложил Бенникову должность руководителя областного департамента строительства, топлива, жилищ, комхоза, машин и дорог, обещая в ближайшее время отправить действующего руководителя Энигму в расход или на повышение. Сошлись на 50 автобусах, которые будут со стороны запущены в город. В обмен Бенников должен был получить должность руководителя сложного департамента и пообещать в ближайшее время не проводить конкурс перевозчиков (чтобы не помешать сторонним «инвесторам» безболезненно войти в бизнес).

Однако активность, которую развил великий комбинатор, настроила против него даже привыкшие к любым унижениям местные «элиты», не готовые, тем не менее, по приказу продавать билеты в прежде бесплатный Провал. Образовалась фронда, относящаяся к Уголовному Кодексу с большим опасением, чем к нему относился Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей. Бенников нарушил устные договоренности и примкнул к недовольным, полагая, что дальше Орла его всё равно не сошлют, а Остап — сегодня здесь, а завтра? Завтра его неопределенно.

Существенную роль в выборе данной позиции сыграл и аргумент «тебя всё равно кинут», высказанный целым рядом орловских предпринимателей, гостивших в это время в образном муниципальном образовании.
Став частью фронды, глава администрации городка тут же приказал проводить конкурс на право пассажирских транспорт­ных перевозок. Губернатор попытался вызвать фрондера на ковер, но Бенников промыслительно сломал ногу. Больного заменил его зам, назовем его г‑ном Бородатых. Он начал разбираться в проблеме. Ему объяснили, что сроки конкурса подошли (это, действительно, так), поэтому все по закону.
Бородатых вызвали к Бендеру, который вызванного долго вербально мучил. Бородатых не выдержал глумления и приказал транспортному управлению конкурс отменить, «пельмени разлепить». Конкурс, недавно объявленный, тут же отменили.

Но никто из местных, даже самых толерантных, относящихся к насилию как к производственной гимнастике, не хочет неприятностей. Они объяснили проводникам автобусной интервенции, чем она грозит Орлу, где для беспорядков не нужна Болотная площадь; в котором такие дороги, что движение может остановить один упавший велосипедист. Далее они предложили представить, во что превратится областной центр, когда его главную транспортную артерию перекроют «ПАЗиками», «Газелями» и «Хендаями» потерявшие работу хозяева маршрутов и водители.

Но не только эта картина определила дальнейшие события. Все решила экономика. Вот прямая речь одного из перевозчиков (у них что в Орле, что в образном муниципальном образовании, где главой администрации — Бенников, одна судьба):

— Еще Сафьянов, когда был мэром г. Орла, пытался завести в город транспортную компанию с большими автобусами. Но он заводил умных людей. Они приехали, изучили пассажиропоток, посчитали, развернулись и уехали. Мы копошимся в этом болоте от безысходности, ведь здесь ни работы нет, ничего. Вложены деньги, взяты кредиты, есть обязательства перед банками. Мы этим «бизнесом» вынуждены заниматься. Это как чемодан без ручки — и тащить тяжело, и бросить жалко. Какая-то копеечка капает, ну, и слава Богу. Почти у каждого перевозчика в Орле есть какой-то приработок. У одного — магазины запчастей, у другого — баня, еще что-то для транспортника немыслимое — пирожки печет, шаурмой торгует; третий на своей базе площадки в аренду сдает.

Область у нас маленькая и бедная. Город — ей под стать. А те, кто пришел сюда, чтобы хапнуть и смыться, торопятся, им не до калькуляции. Отсюда — дерганье с конкурсом, отмена, возобновление.

Что касается больших автобусов, то они даже на лизинговый платеж себе не набирают. А еще их нужно обслужить, заправить, заплатить водителям, заплатить налоги. Сделать такой парк прибыльным нереально.
Сейчас самый дешевый большой (трехдверный) автобус стоит 4,5 млн. рублей. Зачем мне тратить 4,5 млн., если я могу купить микроавтобус за 1,3 млн., возить то же количество пассажиров (больше их все равно не наберется) и получать с них те же деньги? Теперь посчитаем обслуживание. Большой автобус я буду заправлять на 2,5—3 тыс. рублей в день, а «Газель» — на 800 рублей. Колеса — хочешь или нет — а раз в год менять надо. Колесо для «Газели» стоит 3 тыс. рублей, а для большого автобуса — 15 тысяч! Масла в первом случае нужно залить 5 литров, во втором — 30, при том, что стоит оно 50 руб­лей за литр. Ну и так далее.

Большие автобусы сработают в Орле хотя бы «на ноль» только в том случае, если регулярно закачивать в этот проект бюджетные деньги, которых нет. Посмотрите на ПАТП. Его не видно и не слышно, это уже не конкурент. Хочет власть обновить парк больших автобусов по какой-то «хитрой» программе, но в итоге тратить все равно придется бюджет.

Если захотят выдавливать местных, то делать это будут «ПАЗиками», «Газелями», «Хендаями» и тому подобным. Ну и как объяснить местным перевозчикам и пассажирам замену шила на мыло? Дернулись, чтобы «срубить» легких денег — дали задний ход. Возможно, и «отожмут» один-два маршрута, но и только. Так что в нашем болоте есть свои положительные стороны. Брать с нас нечего.

* * *
Такой вот монолог перевозчика. Похоже, что Орел как источник легких денег выпит до дна. Нужны свежие идеи. Губернатор отправился в вояж…

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц