Красная строка № 3 (466) от 8 февраля 2019 года

«Либеральный крест»

Рыночная стихия — это путь к смерти

Современный российский либерализм — это не только слёзы по жертвам политических репрессий и словоблудие на тему преимуществ сначала мелкой, а ныне олигархической частной собственности.
Современный российский либерализм — это еще и расстрел Верховного Совета, неизбежные при капитализме циклические экономические кризисы конца 90-х годов и 2009 года, промежуточный экономический кризис 2014—2015 гг., много обещавшие, но забытые «Концепции–2020», утешительные майские Указы Президента 2012 и 2018 гг., наконец, грустные реалии демографического кризиса, которому пока не видно конца.

Заметим, что демографическую трагедию «лихих 90-х» в то время ошибочно назвали «русский крест». Сегодня ясно, что такое определение оказалось неточным.

Во-первых, потому что не учитывало — беда поразила не только Россию. Она принесла много нежданных деревянных крестов всем бывшим республикам СССР, жителям Румынии и Болгарии. Да и в России за 1990—2002 гг., при сокращении численности русских на 3,3%, удмуртов стало меньше на 11%, чувашей, марийцев и мордвин — на 6—8%, украинцев и белорусов — примерно на треть и т. д.
Во-вторых, главный недостаток выражения «русский крест» видится в представлении, якобы вымирание народов России — это нечто изначально им присущее и исторически неизбежное.
Поэтому постараемся показать, что жизнеспособность россиян вполне может тормозить процветание грустной сферы ритуальных услуг.

Обратимся к таблице 1.

Как видим, Россия далеко не всегда существенно опережала ведущие западные страны по показателям смертности на тысячу жителей, как это было при царизме, в 1913 году, перед началом Первой мировой войны.

В тот период действительно существовал специфически «русский крест», под который нужно было производить в 1,7 раза больше гробов, чем во Франции, и в 2,1—2,2 раза больше, чем в Великобритании и США.

Прошло 27 лет. К 1940 году, в условиях Советской власти, показатели смертности снизились почти в 1,7 раза против 1,3 раза в США и совсем незначительно во Франции и Великобритании. Особенно примечательным оказался прирост численности населения — 20,2 млн. человек, несмотря на жертвы Первой мировой, гражданской войны, «демократической» интервенции Антанты, голода 1920—1921 и 1933 гг., трагических репрессий.

А теперь сопоставим показатели демографической ситуации в рассматриваемых странах в последующие 25 лет, когда инициированное коммунистическим руководством развитие бесплатного здравоохранения, поддержанное существенным ростом доходов населения, свершили чудо. Во-первых, произошло радикальное падение коэффициента смертности. Во-вторых, в сочетании со стимулами общего роста благосостояния народа, удалось не только компенсировать демографические потери Отечественной войны и голода 1946 года, но и был обеспечен прирост численности россиян к 1940 году на 17,1 млн. человек.

И далее, в 1966—1990 гг., даже несмотря на то, что в течение последнего десятилетия данного периода РСФСР не удалось сохранить преимущество более низких показателей смертности, в сравнении с Францией и США, тем не менее, на основе социально ответственной демографической политики появилась возможность увеличить численность граждан России — на 20,8 млн. человек.
Но рухнула Советская власть, пришли ей на смену борцы за торжество либерально-компрадорского, а затем либерально-олигархического капитализма и сразу же начал подниматься крест либерального вымирания России. Причем держится этот крест уже 25 лет — намного дольше, чем когда-либо в прошлом.

Вспомним, что даже «смутное время» начала 17 века, порождённое сочетанием стихийных бедствий, народных волнений, боярских свар и борьбы с иноземными захватчиками, стало фактором демографического кризиса не более чем на 15 лет. Примерно таким же был демографический кризис периода петровских войн и реформ в начале 18 века. В течение 12 лет, к 1926 году удалось восстановить максимальную численность населения России предвоенного 1913 года. И, наконец, за 14 лет была преодолена естественная убыль населения 40-х годов прошлого века.

Спору нет, нынешний демографический кризис по продолжительности пока несравним с кризисами, которые в своё время более чем на столетия поражали американский континент в процессе его очищения от индейцев, а позднее отмечены в Африке, ставшей родильным домом для работорговцев.
Наш демографический кризис пока что продолжается четверть века, а к тому же является более либеральным. Во всяком случае, территорию России он очищает не с помощью грубой силы, а в основном экономически, содействуя падению рождаемости и росту смертности.

Особое беспокойство вызывает тот факт, что повышение уровня смертности ныне пришло и в материально лучше обеспеченные города — Москву, С.-Петербург, в Московскую, Тюменскую, Мурманскую области, где, казалось бы, относительно успешней решаются и вопросы развития социальной инфраструктуры.

Ещё одна примечательная особенность нынешнего демографического кризиса видится в том, что поскольку он продолжается больше двух десятилетий, то приобретает существенный запас инерционного продолжения — за счет «эха» спада рождаемости в «лихие 90-е» годы. Тем более, что на данное «эхо» в последние годы накладывается новая волна либерального стимулирования рос­та смертности. Так, если за январь–июль 2018 года Госкомстат РФ зафиксировал, что, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, наших граждан умерло на 15,6 тысяч больше, то он пояснил, что основной причиной этого (83% случаев) стал прирост смертности, связанный с увеличением болезней нервной системы.

Прежде всего, обратим внимание, насколько весом прирост смертности в количестве 15,6 тысяч человек всего за 7 месяцев ушедшего года. Достаточно сравнить его с памятью о 14,5 тысячах советских граждан, погибших за 10 лет войны в Афганистане (из них примерно 5 тысяч павших — жители Украины и других бывших республик СССР).

Но это было в прошлом. А для правильной оценки текущей значимости происходящего в России роста смертности от болезней нервной системы заметим, что данный вид смертности россиян в последнее время стремительно выдвинулся на третье место, вслед за ущербом от болезней новообразований.

И это не случайно, а видимо, непосредственно связано со снижением реальных доходов основной массы населения, ростом неуверенности в завтрашнем дне, в целом с дальнейшим обострением социально-экономических проблем. Причем в последнее время — с более четко выразившейся перспективой реализации либеральных реформ, последствия которых для большинства россиян наши руководители неслучайно назвали «непопулярными», предупредив, что — «денег нет, но вы держитесь!». И менно такая ситуация сложилась в 27 областях европейской части страны, где деньги еще есть, но их очень мало, а численность умерших на 100 родившихся в январе-июле уже превысила 150 а, в Орловской области — 170 человек. Так что держаться всё чаще приходится за «либеральный крест».

Экстраполируем эту ситуацию на застенчивое решение правительства — прекратить выплаты пенсий большинству женщин в возрасте от 56 до 60 лет и мужчинам от 61 до 65 лет, при параллельном росте цен и тарифов, и можно не сомневаться, что в этом случае увеличатся доходы не только в сфере невесёлых ритуальных услуг. Вырастут доходы и тех чиновников, а также коллективов НИИ и СМИ, которые, игнорируя данные выше приведенной таблицы 1, будут нести в массы заботливо оптимистическое пожелание: «берегите нервы!»

Как можно дойти до такого состояния, когда самое дорогое — человеческая жизнь — становится разменной монетой политических страстей и неудержимой жажды обогащения! Это ли не потеря человеческого лица и достоинства с непредсказуемыми последствиями! Понятно, у нас немало объективных трудностей, препятствующих всеобщему процветанию. Но правда и в том, что мы располагаем безграничными возможностями развития. Приватизация, частная собственность возвели грабёж и ненасытность в ранг чуть ли не национальной идеи.

Приходится нередко слышать от высокопоставленных людей: надо уметь жить в рынке! Представляем, что они понимают под этим, хотя что-то более наглое и кощунственное и придумать сложно. А вы, братцы, когда захватывали собственность, понимали, что став её обладателями, берёте на себя всю полноту ответственности за развитие и состояние дел в стране, регионе и т. д.? Или считаете нормальным обогащаться, вывозить накопления, куда изволите? И при этом претендуете на почётные и заслуженные звания и награды, как некий щит.

Время делает своё беспристрастное дело — прозрение началось и будет усиливаться. Пора подумать о путях и подходах к изменению ситуации в сторону заботы о каждом человеке. Проблема эта общегосударственная и она рано или поздно будет решаться, если хотим сохранить Россию. Но уже сейчас немало можно сделать и на локальном уровне. Каждый предприниматель, собственник должен считать за высокую честь участвовать в оздоровлении и развитии Орловщины.

По одиночке эту задачу решить нельзя. Нужно в самое короткое время создать корпоративный инвестиционный фонд (КИФ), где будут аккумулироваться инвестиционные ресурсы на развитие. Эти объединённые средства должны пойти на строительство и организацию деятельности широкой сети мелких и средних быстро окупающихся предприятий, принадлежащих участникам этого фонда.

Застрельщиком этого дела на селе должна выступать потребительская кооперация, которая по своей природе является объединяющей структурой для совместных действий. Цель должна быть высокая и давно обозначенная президентом страны — до 30% ВВП направлять на инвестиции.
Сегодня этот рубеж становится определяющим критерием оценки работы каждого собственника производственного потенциала региона.

При этом органы государственной власти обязаны не только организовать это новое движение, но и помогать в подготовке проектов, техническом и другом сопровождении по их реализации. Каждый гражданин в рамках государственно-кооперативно-частного партнёрства, о котором мы писали ранее, должен получить возможность вести своё дело, будучи уверенным в его необходимости и солидарной поддержке. Сделаем это — придут и крупные инвесторы. Капитал тянется туда, где для его вложения есть привлекательные условия, деловая, творческая атмосфера, открывающая хорошие перспективы. И как уместен здесь будет предлагаемый губернатором межрегиональный учебный центр по подготовке высококвалифицированных рабочих кадров!

Главный вопрос состоит в том — как реализовать эту, на первый взгляд, нереализуемую в условиях автоматизированного капиталистического общества мечту, в реальность. Частично об этом шла речь в нашей предыдущей статье «Майские указы с интервалом 6 лет». Стратегия развития, индикативное планирование, государственно-кооперативно-частное партнёрство должны стать повседневной практикой всей хозяйственной жизни. На наш взгляд, было бы полезно возвратиться к разработанным в области в 90-е годы и практически использованным рекомендациям по государственному регулированию рыночных отношений. С поправкой на современность, они могли бы сослужить хорошую службу.

Очень жаль, что эти идеи из-за усилившихся желаний к обогащению были похоронены, а выстроенные структуры оказались в частных руках, усилив хаос и рвачество. Если твёрдо усвоим, что стихия, в том числе рыночная, несёт только разрушения, образумиться придётся, и чем быстрее, тем лучше. Общий интерес, большие планы и дела рождают великую энергию. Запустив этот механизм, надо изменить все критерии оценки работы всех участников и звеньев процесса социально-экономических преобразований. На щит должны подниматься те, кто действует во благо всеобщего процветания, и отвергаться те, кто своё поставил выше общего. Иначе, в России не будет успешного развития. И это реальный факт нашей истории. Давайте считаться с её уроками. Изменим векторы развития, интересов, целей и задач преобразований — изменится весь хозяйственный, социально-психологический климат, что положительно скажется на всех сторонах жизни, в том числе здоровье людей, их активном долголетии — всё, ради чего живём и работаем.

И. Загайтов,
профессор, д.э.н.,
Н. Турищев, к.э.н.