Красная строка № 11 (406) от 7 апреля 2017 года

«Лира» на мемориале «Судбищенская битва»

Прежде чем начать свой рассказ о прибавлении очередного, необычного, на мой взгляд, фрагмента к широко теперь известному в Орловской области и за её пределами мемориалу «Судбищенская битва», хочу вернуться к концу 80-х годов прошлого века. Мы с товарищами и коллегами с энтузиазмом занимались тогда устройством крупнейшего в Орловской области мемориального комплекса «Убитая деревня». Он посвящался деревне Колпачки Архангельского сельского Совета Урицкого района, дотла сожжённой немцами во время Великой Отечественной войны.

Вокруг патриотической идеи тогда объединились сотни людей со всех концов необъятной страны. В результате активистам удалось собрать более 300 тысяч советских рублей на создание мемориала. Это были большие деньги. Прекрасный и большой жилой дом даже на юге России тогда стоил всего 25 тысяч рублей.
И вот в октябре 1990 года состоялось открытие памятника. В отдаленную полевую деревушку, к которой ведут лишь грунтовые пути, пришли и приехали сотни людей. Конечно, уже было заметно веяние нового времени, а с ним — и существенные перемены в обществе. Потому мне без особого труда удалось не только «протащить» «сомнительное» название «Убитая деревня», но и даже пригласить на торжество служителей церкви, чтобы освятить мемориальную деревню, могилу убиенных крестьян и колодец, который мы заново облагородили в Колпачках.

Мемориал разместился на территории всего бывшего селения. От первого его камня в начале селения на востоке до последнего — на западе расстояние составляет более 800 метров. На месте каждого уничтоженного крестьянского домика нами, работниками районной редакции и типографии, вручную были отсыпаны небольшие холмы, на которых затем с помощью техники установили громадные валуны с металлическими табличками. Они несли на себе имена хозяев той или иной страдалицы-хатёнки. По всей деревенской улице из керамзита было устроено полтора километров тротуаров.

В центре деревни смонтировали скульптурную композицию: пятиметровую женщину-мать с ребёнком, два громадных горельефа, «колокольню» с тремя большими колоколами, в одном из которых был замаскирован динамик для озвучивания мемориала. Напряжение к нему (12 вольт) поступало по двухкилометровому подземному кабелю, запитанному от электролинии в ближайшей деревне Грачёвке. Организовал работу по прокладке в земле изолированных проводов тогдашний начальник Урицкого районного узла связи Владимир Иванович Репичев.

Несколько слов о музыкальном оформлении мемориала «Убитая деревня». Мой давнишний друг и бескорыстный помощник, телемастер Валерий Павлович Макаров предложил простейший способ озвучивания «колокольни». В ближайшей деревне Грачёвке, в доме сторожа мемориала, мы установили мощный усилитель и проигрыватель. Когда охранник уходил на контро­лируемый им объект, то подключал аппаратуру к сети, и музыка звучала на месте скорбного селения.

Но вот сельсовет прекратил платить и без того скудные деньги караульщику, и аппаратура стала безмолвствовать.

Не знаю, как сложилась бы дальнейшая судьба с озвучиванием мемориала, если бы мне не встретились два замечательных человека, два профессионала высокого класса — Владимир Левин и Вадим Афанасьев. Они на общественных началах за короткое время создали уникальный «музыкальный» прибор, размером с ладонь, в котором была «зашита» мелодия скрипичной арии композитора Г. Генделя.

Устанавливали мы аппаратуру в декабре, как мне кажется, 1991 года. По пожарной лестнице, длинной и гибкой, размещённой в кузове грузовика, эти ребята под пронизывающим декабрьским ветром поднялись на двадцатиметровую высоту и быстро смонтировали аппаратуру. Теперь в любое время суток можно было включить «магнитофон», чтобы в поле зазвучала божественная пастораль. Я был благодарен ребятам и безмерно счастлив.

В летнее время мне в качестве гида очень часто приходилось сопровождать школьников в Колпачки. Иногда в нашей туристической колонне двигалось до трёх вместительных автобусов. Послушав мой короткий рассказ о здешней трагедии 1942 года, ребята разбредались по живописным овальным холмам, любовались луговыми цветами, лакомились полевой клубникой, вишнями, яблоками. Но стоило зазвучать музыке из динамика, установленного на «колокольне», как все юные туристы выстраивались в длиннющую очередь и с великим терпением ждали минуты, чтобы осторожно коснуться волшебной кнопки. Всякий раз я думаю: нет, не зря был создан такой мемориал, не зря потрачены народные деньги.

Около десяти лет безотказно действовала эта звуковоспроизводящая аппаратура, но она, к моему глубокому сожалению, вышла из строя. К кому я только ни обращался, чтобы помогли запустить её! Ни районные, ни областные чиновники не услышали меня…

Выйдя на пенсию, я полностью переключился на духовное «обу­стройство» родной юго-восточной окраины Орловщины. В нескольких своих книгах коротко ли, подробно ли, но рассказывал о средневековой битве в моей отчей сторонке. Теперь, наверное, многие жители области знают, что в 1555 году в селе Судбищи (ныне Новодеревеньковского района) произошло сражение между семью тысячами русских ратников и 60-тысячным войском крымских татар. В результате двухдневной сечи враг потерял 15 тысяч воинов и был вынужден ретироваться в свои улусы.

Мечтал на предполагаемом месте баталии на берегах Любовши создать памятник, по своей значимости подобный мемориалу «Убитая деревня». Благодаря тогдашнему главе администрации Новодеревеньковского района Алексею Семёновичу Злобину и некоторым руководителям хозяйств и сельсоветов в 1995 году мемориал в Судбищах был сооружён.

Затем созрела идея дополнить его часовней-памятником. Как и прежде, вначале решил собирать деньги на её строительство. Правда, в душе жила неуверенность. В стране хаос и беспорядок, безработица, безденежье и пр. Пойдут ли люди за мной? Но мои сомнения оказались напрасными. В Хомутове мне помогал прекрасный активист и организатор, литсотрудник районной газеты «Трудовая слава» Игорь Александрович Карабанов. В благотворительной акции тогда приняли участие более 500 человек. Все имена вкладчиков были опубликованы в местной газете и в двух моих книгах. Они разместились и на стене часовни, которая была возведена в 2005 году под руководством нового главы Новодеревеньковского района Сергея Николаевича Медведева.
Я не буду сегодня останавливаться на особенностях и значимости этого мемориального комплекса, замечу лишь, что в 2009 году, по итогам областного интернет-конкурса в номинации «Памятник воинской славы» мемориал «Судбищенская битва» был признан одним из 7 чудес Орловской области. Я очень люблю этот памятник. Не бывает года, чтобы в его экспозицию не добавил бы новый экспонат. А мечта озвучить мемориал не покидала меня с самого дня его «рождения». В течение нескольких лет шаг за шагом я настойчиво шёл к этой цели.

В 2004 году родилась идея создания гимна про селение и здешнее средневековое сражение. Написав стихи, я обратился с просьбой к известному орловскому композитору Анатолию Ивановичу Харасахалу сочинить музыку к ним. Так родилась песня «Зори наших побед».

Следующим моментом стало изготовление из металла нотного фрагмента этого произведения. Благодаря моему другу и однокашнику Анатолию Сергеевичу Грачикову на орловском заводе «Живмаш», где он работал, в 2008 году металлическая строка была выполнена методом плазменной резки. Весной этого же года железные ноты разместились на камне в Судбищах. Монтажные работы производились под руководством моего земляка Николая Васильевича Даруева. Теперь оставалось создать прибор, воспроизводящий музыкальный фрагмент из песни-гимна о Судбищах. Стал искать прежних мастеров, которые когда-то изобрели «магнитофон» для мемориала «Убитая деревня». Их в Орле не оказалось.

Мечтая о необходимой аппаратуре, я не переставал думать о том, как и где разместить кнопку включения устройства. В Колпачках было просто. Там, как я уже говорил, пусковой механизм был вмонтирован в одну из мощных железобетонных опор, держащих «колокольню». В конце концов, пришла идея закрепить кнопку включения на мемориальном камне, на котором находилась металлическая нотная строка. Но валун этот хотя и красивый, но не очень высокий и зимой его целиком заносило снегом. Родилась мысль установить возле «нотного» камня небольшую стелу, чтобы на ней и закрепить кнопку. Однако опыт подсказывал мне, что здесь непременно нужен символ, который указывал бы на наличие пускового механизма и отвечал бы его «музыкальному» предназначению.

И, как всегда, решение, притом очень простое, пришло неожиданно. Надумал установить здесь музыкальный знак — «лиру» (напомню, он присутствует на погонах военных музыкантов), наверху, на квадратном металлическом профиле. Снова звоню Анатолию Грачикову.

— Я на заводе давно не работаю, — отвечает друг, — но попробовать можно будет.

И вот мы с ним сидим в приёмной генерального директора теперь Орловского машиностроительного завода (ОМЗ) Александра Сергеевича Ефремова. Александр Сергеевич оказался молодым мужчиной, очень интересующимся историей региона. Он взял наш заказ и пообещал в короткие сроки изготовить «лиру».

Как я уже говорил, ноты песни были написаны А. И. Харасахалом. Но её нужно было подготовить для торжественного оркестрового исполнения. В один из дней я позвонил Анатолию Ивановичу и попросил его сделать аранжировку мелодии для фонового звучания на мемориале. Композитор, в свою очередь, обратился к знакомому музыканту Георгию Игнатову, который с помощью компьютера произвёл оркестровку судбищенского гимна.

Пользуясь благосклонностью друга-композитора, я уговорил его сочинить и реквием для мемориала «Убитая деревня». Вскоре Анатолий Иванович создал такое произведение. Мне оно очень понравилось. Захотелось для памятника и концертного исполнения озвучить и записать мелодии в обработке знаменитого в Орловской области и за её пределами трио баянистов «Гармония». С руководителем ансамбля Александром Сергеевичем Козловым, моим земляком, я договорился заранее.

В назначенное время я и А. И. Харасахал пришли в Орловскую музыкальную школу имени Калинникова, где базируется ансамбль баянистов и директором которой является Александр Козлов. В его кабинете находились музыканты Алексей Иванович Аксёнов и Денис Петрович Гераськин. Быстро прочитав ноты, баянисты сыграли реквием и заодно мелодию судбищенской песни «Зори наших побед».

Пока шли наши приятные хлопоты по аранжировке музыкальных пьес Анатолия Харасахала, подошло время ехать на завод. И вот в моих руках оказалась «лира», чётко вырезанная из толстой нержавеющей стали. Она была так отшлифована, что в ней отражались огни цеха.

Я поблагодарил директора и рабочих. Затем записал их имена. Знак, повторюсь, не очень большой по размеру, но над его изготовлением работали несколько человек. Это конструктор Сергей Евгеньевич Власов, начальник цеха Надежда Дмитриевна Верховина, рабочие Павел Волосов, Геннадий Новиков, Леонид Сахаров, Андрей Юрков, Максим Свешников.

Меня по-прежнему очень беспокоило самое главное — отсутствие механизма воспроизведения звука. Теперь мне надо было снова искать человека, который создал бы нужный прибор.

Хочу заметить, что наряду с проблемами, связанными с звуковоспроизводящей аппаратурой, попутно решались и другие не менее важные вопросы. Прежде чем устанавливать «магнитофон» на памятнике, нужно было подготовить всё для его монтажа. А проблем было достаточно.

До 2015 года к часовне на мемориале в Судбищах не была подведена электролиния. Три года я обивал пороги областных чиновников. В конце концов, откликнулся один неравнодушный человек — заместитель генерального директора «Орёлэнерго» Владимир Николаевич Арифанов. Весной 2015 года шесть опор соединили электролинию с часовней. Конечно, столбы не шагнули бы так дружно навстречу памятнику, не включись в эту работу глава Судбищенской сельской администрации Светлана Михайловна Папонова. Это она готовила необходимые документы льготной «электрической» программы, это она однаж­ды позвонила мне и позвала в Судбищи, чтобы я указал энергетикам, по какой линии надо ставить столбы. К моей радости, и среди монтажников тогда нашёл своих знакомых…

В начале апреля 2016 года теперь уже я позвонил Светлане Михайловне и попросил её подготовить траншею для прокладки кабеля от «нотного» камня до часовни. Светлана Михайловна словно ждала от меня этой просьбы. Она сказала, что в эту канавку, заодно, хочет положить провода для освещения главной экспозиции мемориала — «кремлёвской» стены, и двух каменных скульптур казаков. Забегая вперёд, скажу: С. М. Папонова быстро и оперативно осуществила свою мечту. А помог ей в этом необычном в наших краях деле электрик из райцентра Хомутово Юрий Ибрагимов.

Однако продолжим нашу «музыкальную» тему. В четверг 14 апреля 2016 года из Орла я поехал в Хомутово. С моим давнишним приятелем, жителем райцентра Николаем Павловичем Прасоловым была сговорённость в том, что он поможет мне смонтировать пусковую кнопку и укрепить «лиру» на профильной трубе. Часов в 9 утра я был уже у него. Николай — очень опытный слесарь, и всё горело в его руках. Он даже изменил предложенную мною конструкцию — упростил её в лучшую сторону. А над кнопкой соорудил подобие небольшой крыши.
Немногим более часа потребовалось для монтажа устройства. А на следующий день, в пятницу, с утра до вечера лил дождь. Кругом снова была непролазная грязь. Так что вовремя мы установили «лиру» с пусковой кнопкой.

Недели через две я вновь приехал в Судбищи. Теперь у меня был тридцатиметровый, с надёжной защитой кабель с двумя медными жилами. Его предоставил начальник Новодеревеньковского районного узла связи Виктор Александрович Долгополов. Положить двухжильный, хорошо изолированный кабель в траншею и закрепить его конец на северной стене часовни было делом не трудным.

Весной и летом дважды делались попытки смонтировать на стене часовни звуковоспроизводящую аппаратуру. Однако обе попытки завершить долголетний проект были безуспешными: «магнитофон» так и не был запущен.
Наступила осень, а затем и зима. Я не переставал думать о том, где найти хорошего специалиста, чтобы создать, наконец, самую главную деталь для озвучивания мемориального комплекса. Как-то на очередной встрече с Анатолием Грачиковым я посетовал на свои неудачи. Присутстврвавший в нашей компании новый мой знакомый Владимир Николаевич Азаров живо отреагировал на мои слова и заметил, что у него есть товарищ, бывший сослуживец, который ныне занимается электроникой.

Буквально на следующий день мне позвонил друг Азарова — Андрей Владимирович Карасёв и сказал, что он руководитель фирмы, которая устанавливает охранную сигнализацию, и её специалисты готовы помочь решить мои проблемы.

Вскоре раздался еще один звонок. Молодой человек представился: «Евгений Горшков», — и добавил:

— Я готов попробовать создать нужный вам «магнитофон».

В назначенный день мы поехали на фирму, в которой работает Евгений Горшков.
На его столе мы увидели новенький динамик и аккумулятор, с которым проводами был соединён «колокольчик». Евгений нажал кнопку, и мотив песни-гимна торжественно зазвучал в просторной комнате.

Наконец-то получилось! Последняя, предмонтажная «точка» была поставлена 14 марта 2017 года. Она представляет собой миниатюрную металлическую табличку, размером 7х6 см. На ней ювелир Николай Карташов выгравировал слова: «Для воспроизведения музыки нажмите на кнопку и отпустите её». Пластинка с этим предложением будет размещена ниже зелёной кнопочки на профильной трубе с «лирой».

Вот и весь мой рассказ о гимне, уникальном «магнитофоне» и отзывчивых людях, встретившихся на моём жизненном пути.

Григорий Лазарев.

самые читаемые за месяц