Красная строка № 17 (453) от 29 июня 2018 года

Лыцари против фабричных

Раньше спорные вопросы на меже решались просто — собирались крестьяне и волтузили друг друга цепами, рубили и резали косами, кололи вилами, выясняя, кому принадлежит спорная земля или то или иное имущество. Дикие люди, существовавшие вне правового поля, что с них взять? Времена изменились. Особенно мне нравятся нынешние, когда древняя крестьянская сметка, стремление к выгоде парадоксальным образом соединились с цивилизованностью (вместо стенки на стенку — суд) и даже внешним, а может быть, и глубоко спрятанным внутренним благородством.

Меня, честно говоря, тоска взяла, когда стало известно об анекдотической, с моей точки зрения, истории, как один хозяйствующий субъект под названием АО «Электромеханический завод «Форнэкс» (старое название АО «ЗЭТО») демонтировал свой забор, стоящий на территории другого хозяйствующего субъекта с красивым, гордым и тоже не совсем понятным названием «Алькроникс» (ООО «Металлургическая Компания «Алькроникс», после этой фонетической сказки хочется взять рыцарский рог и затрубить в него, очень красивое название!), а «Алькроникс» счёл, что это его забор демонтируют, протрубил в рог, то есть вызвал полицию, старший УУП МО МВД РФ «Мценский» майор полиции А. Ф. Габибов явился на зов рога, то есть занялся этим делом, никаких правонарушений не усмотрел, что повлекло за собой новую череду событий, которые раньше вылились бы в кровавую разборку на меже, а теперь обернулись судебными разбирательствами, от которых каждому здоровому человеку, как мне кажется, становится нехорошо.

Помните, как говорил дед Ерошка Оленину, «маравшему» бумагу в окружении удивительных кавказских красот: «— Ну, обидели тебя — брось их, плюнь! <...> Оленин расхохотался. Ерошка тоже. Он вскочил с пола и принялся показывать своё искусство в игре на балалайке и петь татарские песни». Весельчак дед Ерошка был убежден, что «юнкерь» сочиняет на кого-то кляузу (на какую ещё писанину можно тратить драгоценное время?), а уж если дело доходит до суда, длинных жалоб и заседаний, тут простому человеку — хоть вешайся.

Так поначалу к этой мценской истории я и отнёсся. Есть неплохой мценский завод «Форнэкс», в 2009 году, чтобы лихие люди на территорию не заходили, огородившийся металлическим забором. Рядом стоят другие, тоже неплохие, заводы. Один из них в 2017-м был куплен новыми хозяевами, и за оградой появился восхитивший меня своим фонетическим совершенством «Алькроникс», после чего история и началась. «Алькроникс» решил выстроить бетонный забор в целях, которые в данном случае не важны. При этом выяснилось, что «Форнэкс» своей неосновательной огородкой залез на территорию красивого «Алькроникса». Последний — в полицию, суд. Почему, дескать, на его территории демонтируют непонятно кому принадлежащий забор? Словом, ничего поэтического.

Но, разбирая свитки, то есть заверенные, надлежаще оформленные бумаги, направленные покорившим меня своей красотой «Алькрониксом» в Мценский суд, я обратил внимание на шапку фирменного бланка фонетически безупречной металлургической компании. Всю верхнюю часть листа занимает колыхающийся на ветру древний, раздвоенный на конце рыцарский вымпел; перед ним — черная, мощная, красивая, как сказка или песнь трубадура, как героическое предание, фигура конного рыцаря, с копьём в руке, увенчанным маленькой копией того же вьющегося на ветру вымпела; на левой руке у рыцаря щит, на котором — хорошо различимая буква А; за рыцарем — как стены замка — надпись на латинице ALCRONICS; а под всей композицией, не так хорошо различимая, но тоже читаемая, как мелкий шрифт на долларе, и тоже латиницей, последняя подпись — metallurgical company. То есть металлургическая компания. Очень красиво! Очень!

Мне сразу стало понятно, почему, только увидев название «Алькроникс», мне захотелось дуть в старинный рог. Дух рыцарства веял от бумаги, он захватывал и подчинял себе. Тоски — как не бывало. Над Дон Кихотом тоже смеялись, а он всего лишь пытался пробудить в мире, погрязшем в обывательщине и меркантилизме, остатки рыцарских представлений о времени и чести. Нечто подобное наверняка решил проделать и «Алькроникс»!

На кой ему чей-то старый металлический забор, если у «Алькроникса», прекрасного «Алькроникса», уже имеется свой, бетонный, белизной напоминающий неприступные крепости Кастильи? Или приступные, но тоже очень крепкие. Я понял, что, затеяв судебную тяжбу, рыцарский «Алькроникс» хочет, как древний менестрель, донести до нас скрытые и забытые смыслы, посылает нам мессидж, который не понять, не проникшись атмосферой лыцарства.

Я стал думать, как об этой истории писать. Ну, не так же, в самом деле — я, граф Роланд, ладно, не граф, то тоже парень не промах, человек благородный, представитель metallurgical company, жалуюсь на определение № 2497 от 30.05.2018 г. об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении… С моей графской, ну, или не графской, но тоже очень благородной, точки зрения, «документов, подтверждающих права АО «ЗЭТО» на спорное имущество, не предоставлено, товарная накладная, расчёт стоимости материалов, локальный сметный расчёт ограждения территории и акт о списании материалов, израсходованных на ограждение территории, не являются таковыми документами, однозначно свидетельствующими о принадлежности спорного забора АО «ЗЭТО», кроме того, не установлено, кому принадлежит земельный участок, на котором был установлен спорный забор…».

Рассказывать о судебной тяжбе в таком стиле — всё равно что плюнуть рыцарю в душу. Поэтому, разбираясь в существе конфликта, который не кажется мне сложным (одни фабричные построили и теперь демонтировали своё; другие рыцари, появившиеся здесь недавно, засомневались, а своё ли соседи демонтируют, после чего за рыцарскими латами и вымпелами отчётливо нарисовались полиция и суд), я вдруг помимо своей воли, с ужасом начал декламировать «Песнь о Роланде»:

Однажды в зной
Марсилий Сарагосский
Пошёл искать прохлады
в сад плодовый
И там прилег
на мраморное ложе.
Вдруг — мавры:
тысяч двадцать их и больше…

Ну, должен же быть в свитке «Алькроникса» с жалобой, отправленной в суд, какой-то поэтический смысл, пробуждающий в нас рыцарские начала!
Что тут, в жалобе… «…Соглас­но указанного определения, в рамках нового рассмотрения с АО «ЗЭТО» истребованы следующие документы»:

Инвентарная карточка учёта объекта основных средств № 37…
Постановление Главы администрации г. Мценска от 06.11.2008…
Доверенность на представление интересов ООО «Альтернатива»…
Передаточный акт к договору…
Кадастровая выписка о земельном участке №…
Справка о том, что объект ограждение территории вдоль оси 038…
Свидетельство о государственной регистрации права…
Договор купли-продажи…
Договор аренды имущества…
Договор 1-ОС…

Не, не то, мало рыцарского… Возможно, это зашифрованный отсыл к процитированному выше эпосу, слишком тонкий намёк, чтобы его можно было сразу распознать? Ищем аналогии в произведении:

Велит привесть Марсилий
мулов белых.
Король Сватильский
в дар прислал их десять
На каждом
золоченая уздечка… Аой!

Верблюдов, львов, медведей,
псов борзых
Да десять сот
линялых ловчих птиц.
Пришлёт на мулах
столько он казны,
Что в пятьдесят возов
не уместить.
У вас довольно будет золотых,
Чтоб заплатить
наёмникам своим…

Прекрасен день,
закат огнем горит.
В конюшню белых
мулов отвели…

Не, тоже не то. Если прекрасен день и мулов куда надо отвели, то как же тогда дальнейшие судебные тяжбы? Однако и в «Роланде» добром тоже всё не кончилось!

Горяч и в гневе лют
король спесивый,
С плеч голову заложникам
он снимёт…
Но лучше уж
им головы лишиться,
Чем потерять нам край
испанский милый
Да горе мыкать,
как бездомным нищим…

И понеслось — как в Мценске:

Вот амирафль из Балагета мчит.
Он станом строен
и лицом красив.
Спесиво он на скакуне сидит,
Оружьем похваляется своим.
Он храбростью
повсюду знаменит.
Одна беда —
он не христианин….

Вот скачет альмасор
из Морианы,
В Испании нет нехристя
коварней…

Вот Эсторган-язычник подскакал,
За ним Эстрамарен, его собрат,
Душа у них коварна и черна…

Вот и Шернобль Монэгрский
лошадь шпорит.
До пят свисают у него волосья…

Вот граф Роланд
по полю битвы скачет.
И рубит он и режет
Дюрандалем…
Ужасен бой, и сеча жестока…

А вы, небось, думали, что Карл Великий с благородным племянником Роландом пришли в Испанию по каким-то поэтическим делам? Как же! Рыцари — те ещё были мастера пограбить. Вот и в Мценске непонятно что происходит — то ли возрождение рыцарского духа, то ли фабричные на меже взяли друг друга за грудки. Полиция, один суд, другой, будет и третий. Сеча…

При этом благородный «Алькроникс» построил свой белоснежный бетонный забор, напоминающий прекрасные и неприступные стены Кастильи, на том самом месте, где в далеком 2009-м менее поэтичный «Форнэкс» (тогда ещё менее поэтичное «ЗЭТО») возвёл свою скромную металлическую огородку, которую сам же и демонтировал. Аой!

И из-за чего тогда было за Дюрандаль хвататься? Не понимаю.
Наверное, потому, что не лыцарь.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»