Красная строка № 12 (363) от 1 апреля 2016 года

Любимый город может спать спокойно…

Орловские дела большей частью не выбиваются за рамки провинциальных новостей, поэтому невозможно было не насторожиться, услышав применительно к Орлу слова «президент России» и «военная доктрина». Это прозвучало в заметке, опубликованной информационным агентством «Орловские новости» 10 марта сего года. Она не была по достоинству оценена общественностью и журналистами, хотя вопрос ставился серьезный. А именно: в условиях, когда не все бомбоубежища используются по назначению, куда бежать и где прятаться в случае обострения международной обстановки?

В мирной жизни этот вопрос может показаться абсурдным и неуместным, но нужно быть готовым ко всему. Удивительно, но такая серьезная тема не получила развития, хотя фамилия одного человека, перекрывшего доступ в убежища, в заметке была названа — депутат городского Совета, предприниматель О. Карпиков, которого губернатор не так давно назвал «нерукопожатным».

Отношения О. Карпикова с губернатором и губернатора с О. Карпиковым уступают по своей значимости месту современного Орла в обновленной военной доктрине государства, поэтому, связавшись с «нерукопожатным» депутатом, мы интересовались только убежищами.

В заметке были названы два адреса, по которым находились места, где когда-то можно было спрятаться: Октябрьская, 27 — торговый центр «Водолей», и Колхозная, 11 — офис, как было сказано в заметке «Орловских новостей», депутата О. Карпикова.

Понятно, что в торговый центр, да и в офис народ с криком: «Где здесь бомбоубежище?!» — не побежит. Более того, это может вызвать панику среди продавцов, части покупателей и офисных работников тоже. Вход в бомбоубежище должен быть хорошо виден, обставлен указателями и общедоступен, как и само укрытие.
О. Карпиков и обновленная военная доктрина России в этой части не совпадают. Однако «нерукопожатный» депутат на удивление быстро отреагировал на звонок из редакции. Даже возникло ощущение, что проштрафившийся в глазах губернатора народный избранник всё-таки знает, что такое мобилизационная готовность. Но речь не о личных качествах О. Карпикова, а о доктрине.

Даже при старой военной доктрине бомбоубежища всё-таки, наверное, должны быть. О. Карпиков не спорил, а показал документы, имеющие отношение к обоим стратегическим объектам — на Октябрьской, 27 и на Колхозной, 11.

«Паспорт убежища № 1. Общие сведения. 1. Адрес: 302028, г. Орел, ул. Октябрьская, 27.
2. Кому принадлежит: ООО «Форт»… Учредители ООО «Форт»: Потемкин Сергей Сергеевич, Мельников Игорь Анатольевич».

Это, насколько известно, давние «друзья» О. В. Карпикова. Первый из них — работник областной администрации и сын вполне себе рукопожатного, с точки зрения областных властей, заместителя председателя облсовета С. Потёмкина. А второй — его же давний бизнес-партнёр. Впрочем, опять-таки, личные отношения в данном случае уступают значимости обновленной военной доктрины России. Но, действуя строго, по штабному, следует все-таки признать, что О. Карпикова среди хозяев бывшего бомбоубежища на Октябрьской, по этим документам, нет.

Остается укрытие на Колхозной. Здесь позиции депутата горсовета не так прочны, собственность на Колхозной, 11 — его. Однако в подписанном при её покупке Акте оценки стоимости имущества предприятия от 22 сентября 1992 г. в графе «Имущество, для которого действующим законодательством установлен особый режим приватизации» — стоит прочерк. А в свидетель­стве о государственной регистрации права, выданном в ноябре 2000 года, прямо указано: «Ограничения права (обременения) не установлены».

И, тем не менее, О. Карпиков как патриот своего края и опытный предприниматель и 16 лет назад должен был знать или хотя бы догадываться, что меняются не только губернаторы, но и военные доктрины. Сегодня у тебя нет обременения, а завтра оно есть. Сегодня мир, а завтра администрация массово ищет убежища.

Это очень серьезная тема. Странно лишь, что только О. Карпиков в ней засветился. В Орле было довольно много бомбоубежищ, а названы после смены формы собственности два. Остальные надо думать, обновленной военной доктрине России полностью соответствуют?

Наша газета как-то интересовалась вскользь (военная док­трина еще была старой), каким образом на месте бомбоубежища на Московской выросла бензозаправка. Неловко как-то бежать в укрытие, когда над головой бензин, а под землей — целый резервуар с бензином. Наверное, мы ошиблись, наверное, на этом месте всегда была заправка…

Примерно четверть века судьба бомбоубежищ никого (власть, прежде всего) не занимала, продавали их направо и налево. К счастью, доктрина обновилась. И орловец О. Карпиков, как нельзя кстати, стал «нерукопожатным». Вот теперь-то любимый город может спать спокойно.

Сергей Заруднев.

IMG01

IMG03

самые читаемые за месяц