Красная строка № 7 (358) от 26 февраля 2016 года

Максим Иванов: «Хороший пилот приедет к медали даже на дровах»

Иванов-медаль_

На прошедших в Лиллехаммере (Норвегия) 2-х юношеских зимних Олимпийских играх орловский бобслеист (ученик лицея № 40) Максим ИВАНОВ завоевал серебряную медаль.

К слову, тренирует Максима мастер спорта СССР международного класса, участник Олимпиады-1992 Алексей Головин. В 2006 году на Олимпийских играх в Турине (Италия) другой ученик Головина — Филипп Егоров завоевал серебро в «четвёртках». Это единственные олимпийские награды — взрослая и юношеская — на Орловщине. И обе появились стараниями федерации бобслея и скелетона Орловской области, которую возглавляет А. А. Головин. Есть с кого брать пример.

И поэтому сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью М. Иванова, размещённое на сайте Олимпийского комитета России.

Организаторы гонок на монобобах в Лиллехаммере придумали очень странный регламент. Использовать свой инвентарь участникам соревнований было нельзя, а «казённые» бобы перед первым заездом распределялись с помощью слепой жеребьёвки.

Но ещё большее удивление у журналистов вызвал другой факт: ко второй попытке спорт­сменам пришлось вновь поменять технику. Причём лидер получил в «подарок» боб спорт­смена, финишировавшего последним! Его главный преследователь пересел на машину аутсайдера номер 2. И далее — по списку.

Спрашивается, зачем было изобретать этот бобслейный велосипед? Если все монобобы одинаковые (как уверяли организаторы), какой тогда смысл в этих манипуляциях?! Подравнять шансы сильных и слабых пилотов? Но тогда можно говорить о нарушении спортивного принципа.

Россиянину Максиму Иванову, показавшему в первой попытке лучшее время, затем достался боб, который несколько раз ремонтировали. Показать на нём быстрые секунды не смог бы, наверное, даже двукратный олимпийский чемпион Александр Зубков. Иванов финишировал пятым, что, в итоге, стоило ему золотой медали.

Когда вечером мы встретились с Максимом на хоккейном матче за третье место между Россией и Финляндией, первый вопрос напрашивался сам собой.

— Насколько вам не повезло с инвентарём?

— Судите сами. В первом заезде я выиграл у немца Йонаса Яннуша 0,22 секунды, а у остальных ребят — и того больше. Хотя прошёл трассу не идеально. Из-за того, что слишком рано заскочил в один из виражей, какие-то доли секунды потерял точно. А во втором случае при идеальном прохождении дистанции показал только пятое время. Причина простая — мне достался самый плохой монобоб. Под номером десять.

— Какие у него были изъяны?

— Что он неисправен, я понял ещё во время тренировочных заездов. На любых других монобобах я занимал первое-второе места, а на этом — шестое-седьмое! Говорю организаторам: «Проверьте машину, она явно не в порядке». Когда стали разбираться, выяснилось, что там передняя и задняя оси — просто кривые! Обещали починить, но на самом деле после ремонта ровным счётом ничего не изменилось. Я знал, что в первом заез­де этот десятый боб достался испанцу. Тот, будучи не очень классным пилотом, на такой «супермашине» благополучно занял последнее место. Что означало только одно: в следующем заезде это чудо техники получит лидер. Им оказался я…

— Выходит, пятый результат во второй попытке — это было не худшее из возможных зол?

— Учитывая качество инвентаря, это очень хороший результат! По сумме я стал вторым, а мог легко пролететь мимо медалей, как это случилось со многими другими спортсменами.

— Опередивший вас немец Яннуш ехал на бобе американца Самуэля Бича, занявшего 14-е место из 15 участников. Ему больше повезло?

— Конечно! Ему достался боб номер 5 — один из самых быстрых. Был ещё сверхбыстрый, четырнадцатый. Но после тренировок он куда-то пропал…

— Что скажете о трассе?

— Мне она не очень понравилась. Я люблю спокойную езду, а тут приходилось выполнять много грубой работы
— сбивать траектории на некоторых виражах и т. д. То ли дело трасса в Санкт-Морице!

— Как настраивали себя на второй заезд?

— Запомнились слова тренера: «Хороший пилот приедет к медали даже на дровах». А я ещё перед разминкой переборщил с согревающей мазью для ног. Они у меня так горели, что мысль была только одна — быстрее бы стартовать! Ни о чём другом я думать просто не мог.

— На монобоб пересели специально ради юношеской Олимпиады?

— У меня целый год ушёл на подготовку к Лиллехаммеру. В этом сезоне в «двойку» вообще ни разу не садился — ездил только один. И на всех международных стартах в гонках на монобобах входил в число призёров!

— Что дальше?

— Эта дисциплина рассчитана на спортсменов до 18 лет. Скоро я этот рубеж перешагну и снова буду ездить в «двойках» и, наверное, в «четвёрках».

Юрий Бутнев.
Служба информации ОКР.

Лента новостей

самые читаемые за месяц