Красная строка № 35 (341) от 16 октября 2015 года

Межа — не стена. Но как в стену…

В д. Становое Орловского района случился межевой спор. Возник он достаточно давно: спорный межевой план датирован 15 декабря 2013 года. Но конфликт продолжается до сих пор.

Конфликтуют не просто соседи — родственники, причем люди не молодые, пенсионеры «со стажем». И можно было бы оставить эту историю за кадром, если бы, во-первых, не решения местных властей и Орловского районного суда, связанные с этим делом. А во-вторых, здоровье и психологическое самочувствие престарелой, 87-летней женщины, которая в ходе конфликта стала инвалидом и уже не может передвигаться без специального кресла и посторонней помощи.

Есть в Становом улица Садовая. Проезжая по ней, трудно не заметить одну особенность планировки. По одну сторону улицы основной ряд домов расположен достаточно далеко от проезжей части. От нее дома и прилегающие к ним участки отделяет открытое пространство. Когда-то эти пустыри раздавали селянам под огороды. А через них к домам сделали спуски — грунтовые, отсыпанные щебнем дороги для пешеходов и автомобилей. Сами жители и отсыпали. Своими силами. В создании одного из таких спусков участвовал и Алексей Дмитриевич Емец, бывший инженер-строитель, ныне пенсионер, хозяин одного из домов на Садовой.
Почему дома не строились ближе к дороге? Алексей Дмитриевич, например, говорит, что там вроде бы проходили поселковые коммуникации. Но за последние годы на Садовой появились дома и у проезжей части. Особняк главы сельского поселения А. Трещева, например. Глава-то, наверное, должен знать, где проложены трубы. Но в далекие 70-е отец Алексея Дмитриевича начал строить дом там, где все — в стороне от дороги, за огородами.

И получилось так, что жильё со временем стало собственностью одного из сыновей, а огородом перед домом пользовалась семья другого.

Но пришли времена, когда землю можно стало приобретать в собственность. Алексей Дмитриевич не придавал этому значения. Как приватизировал в 1992 году свой участок по временной форме, так с этими документами и жил. Межевание же начал только в середине 2013. Зато его невестка, жена брата, в декабре того же года получила окончательный межевой план на свой огород, отделяющий дом А. Д. Емеца от улицы Садовой. И получилось по этому плану, что никакого съезда к дому теперь нет и быть не может: впереди собственность невестки, справа дом и участок главы сельского поселения. Остался Емецу один путь — по соседнему съезду слева, а там — через лаз в чужой ограде: благо, соседи пошли навстречу.

Когда Алексей Дмитриевич попытался оспорить состоявшееся межевание в суде, то среди односельчан нашлись и такие, кто свидетельствовал, что никой дороги–съезда и вовсе никогда не было, а была только межа огородная.

«Да как же можно так лгать», — недоумевает Алексей Дмитриевич. Но что он может, извините, предъявить: спорная дорога ни в каких кадастровых планах не значится. Был огород на колхозной земле в личном пользовании — теперь собственность Светланы Ивановны. И неважно, что она жена брата Алексея Емеца. Ее право собственности теперь важнее здравого смысла и человеческих отношений.

Но первые «нестыковочки», как шило из мешка, выпирают уже на этом этапе. Новоявленная собственница узаконила закрепленные за ней местной властью 4200 кв. метров земли, которые складываются из двух отдельных участков. Один площадью 2191 кв. м. — тот самый, через который проходил съезд к дому А. Д. Емеца, а второй — 2200 кв. метров — в другом месте. Но если сложить 2191 и 2200, никак не получится 4200. На 191 метр больше выходит. Для дороги к дому вполне достаточно!

Орловский районный суд под председательством судьи П. В. Постниковой, однако, этому не придал большого значения. Как и тому обстоятельству, что злополучное межевание проводилось без согласования с соседями. А спросить не мешало бы: ведь усадьба А. Д. Емеца, где постоянно живет престарелый человек и где А. Д. Емец держит свое нехитрое животноводческое хозяйство, остался без подъездного пути.

Позже областная прокуратура все-таки признала действия кадастровых инженеров незаконными и вынесла представление руководству ГУП ОО «МР БТИ». И руководство своих специалистов наказало. Но это еще не конец истории.

В августе 2013, начиная оформ­лять приусадебный участок по всем требованиям действующего законодательства, Алексей Дмитриевич получил в администрации сельского поселения справку о том, что в связи с инвентаризацией и решением Становского сельского совета от 25 марта 2009 года произведены изменения адресов. И теперь дом Емеца значится по ул. Железнодорожной под номером 8.
Что это за улица, Алексей Дмитриевич даже не сразу и сообразил. Не было ее никогда. Были лишь задворки усадеб, стоящих на одной линии с домом Емеца.

12 декабря 2013 года увидело свет постановление за подписью главы сельского поселения А. М. Трещева, утверждающее наименования улиц в д. Становое, в частности, и улицы Железнодорожной. Примечательно, что глава таким образом выполнил соответствующее постановление орловского губернатора, принятое аж в 1998 году. Но, видимо, дальше тянуть никак нельзя было. И вот ведь как совпало: 15 декабря был готов план межевания участка С. И. Емец, который лишал ее родственника доступа к дому. То есть почти день в день в Становом возникла новая улица, которая уже январе 2014 года была навечно закреплена в перечне автомобильных дорог местного значения одним росчерком пера главы Орловского района В. Логвинова.

А когда осенью 2014 г. А. Д. Емец в суде попытался доказать, что в результате межевания его лишили доступа к собственному дому, у судьи Орловского районного суда П. В. Постниковой были все основания ему не поверить. Как в песне: «Вот эта улица, вот этот дом». Лично побывав в д. Становое и проведя там выездное заседание суда, Постникова приходит к выводу, что к участку А. Д. Емеца по улице Железнодорожной проехать можно. Судья даже рассмотрела колею дороги шириной около трех метров.

Может быть, потому, что я всего лишь журналист, а не судья и не глава сельского поселения, но я дороги и улицы в тех местах не рассмотрел. Если проехать по Садовой и по одному из насыпных спусков съехать на задворки усадеб, то действительно можно увидеть некое подобие проезда, заросшего травой. С одной стороны тянутся дворы, с другой — сплошная сетчатая изгородь, за которой простираются, опять же, какие-то земельные наделы. Вся так называемая ул. Железнодорожная — это кривой проход, сначала достаточно широкий, но местами настолько тесный, что трудно представить здесь проезжающий легковой автомобиль и тем более — «скорую помощь» или, например, пожарную машину.

Кстати, 87-летнюю тещу Емеца однажды пришлось на одеялах перетаскивать через забор, чтобы уложить в машину скорой помощи. Сама же «скорая» к дому ни так, ни эдак подъехать не смогла. А по соседству с усадьбой А. Д. Емеца «улица» Железнодорожная и вовсе упирается в поперечную ограду с калиткой. За ней — чей-то двор и дом. Во всяком случае, инженерным сооружением, достойным перечня автомобильных дорог местного значения, этот деревенский путь вряд ли можно назвать.

Если, конечно, раздвинуть заборы, срубить многолетние березы, снести сараи и срыть насыпи погребов, то на этом пути, может быть, и можно построить улицу. На кадастровой схеме явно видно, что все участки, по задворкам которых проходит так называемая улица, окончательно сформированы в соответствии с межевыми планами. Незаконными глава сельского поселения Трещев пока решился признать только столбы Емеца, еще не завершившего межевание своего участка. Узаконенные границы «задворок» формируют на схеме совсем не уличную ломаную линию и свободное пространство шириною от девяти до четырех, в некоторых местах — до трех с небольшим, а иногда — даже и до одного метра. Назвать это улицей сложно.

Прокуратура Орловской области тоже не решилась: «В соответствии с п. 6 СНиП 12.07.01-89 ширина полосы движения улицы в жилой застройке должна составлять 3 м на каждую из 2-х полос для движения, ширина пешеходной части — 1-1,5 м. Таким образом, ширина проезда по ул. Железнодорожной не соответствует строительным нормам и правилам». И далее: «…Право собственности на автодорогу не зарегистрировано. Соответственно автодорога не поставлена на кадастровый учет, ее границы не определены». А как они могут быть определены, если дороги фактически нет?

Прокуратуре вторит и орловский строительный эксперт Ю. В. Сметанников. Выводы его заключения недвусмысленны: «Проезда к жилому дому № 8 нет, хозяйственный проезд к приусадебному участку отсутствует».

Может, это не улица, а тупик? Но тогда по СНиПам нужна разворотная площадка, для которой в условиях сложившейся застройки также места нет.

Но местная власть в лице своего суда и сельского главы считает, что А. Д. Емец ничем не стеснён. Они выдают свои заключения и решения примерно так же, как герои М. Зощенко грузили дрова: «Что грузим? Дрова! А может, паркет!» Главное, как дело представить. На бумаге ул. Железнодорожная уже есть. А в действительности — ну, будет, наверное, когда-нибудь.

Вот и глава сельского поселения А. М. Трещев пишет в ответ на претензии прокуратуры: подано, мол, ходатайство в районную администрацию о выделения финансов на щебень.

И так может продолжаться очень долго. И все это время А. Д. Емеца будут уверять, что его права нисколько не нарушены. Даже когда ему в очередной раз порежут шины на колесах его стареньких «Жигулей», которые он вынужден теперь оставлять на Садовой у дома главы сельского поселения — там, где когда-то начинался съезд к его дому. Кто порезал? Ну, разумеется, не глава и не родственники-оппоненты. И даже не товарищ Саахов из «Кавказской пленницы», а «совершенно посторонние люди», «и не из нашего района»… Абсурд? Нет — «реализм действительной жизни».

Андрей Грядунов.

DSCF7028Вот это и есть так называемая улица Железнодорожная

Лента новостей

самые читаемые за месяц