Красная строка № 32 (383) от 23 сентября 2016 года

Между «Против всех» и «Долой!» дистанция небольшая

Долго ждал, но, видимо, хороших дел сегодня ни от кого не дождаться, все нужно делать самому. Давайте, наконец, исправим вопиющую несправедливость и поздравим с убедительной победой на выборах 18 сентября партию, которую незаслуженно обходят вниманием — партию не явившихся на выборы.

С учетом того, что общая явка по стране составила меньше 50 процентов, а люди, набравшие голоса, разделены на политические партии, многие из которых откровенно между собой грызутся, — партия, проигнорировавшая абсолютно всех, одержала безоговорочную победу. У нее большинство — более 50 процентов голосов, не отданных вообще никому. Раньше эта партия называлась «Против всех». Она победила. И то, что новым избирательным законом эта партия не признается, не означает, что ее нет. Она есть. И силы ее растут.

В Петербурге партия «Против всех» набрала почти 80 процентов. В Москве — почти 70. С такими показателями можно устанавливать диктатуру. В Орле тенденция проявилась не так ярко, но все равно — 44 процента проголосовавших в 2016 году против более чем 60 процентов в 2011-м — это почти паническое бегство избирателей. Или, что не исключено, организованный переход в партию «Против всех». Добавим сюда неизбежные приписки, которые случаются даже помимо воли избирательных комиссий, а делаются как бы мимоходом, исключительно в силу привычки; мобилизацию бюджетников («явиться всем вместе с семьями, это не обсуждается!») — и получаем удручающую картину управляемой демократии при последнем издыхании.

Почему это происходит? Давайте разбираться. Посмотрим на ситуацию глазами победившей партии. При ее электорате эта доминирующая в российском обществе сила имеет полное право резать правду-матку. Просто послушаем.

Как это бывает: сначала на трибуну парламента, к заветному графину выходит старейший депутат, получает свою порцию дежурных аплодисментов, и больше о нем никто не вспоминает. А затем говорить начинает представитель самой массовой политической силы. В нашем случае это уже названная партия «Против всех». Этому представителю будет глубоко начхать как на свист, так и на аплодисменты. Данная сила доминирует. Следовательно, она правит. Если пока еще не у графина, то в умах сограждан точно. А в политике доминирующие идеи имеют свойство очень быстро материализоваться. Выступление представителя партии «Против всех» будут слушать очень внимательно. Послушаем и мы.

— Прохвосты! (Свист, аплодисменты). Долгое время, созыв за созывом, в этом зале, сменяя друг друга, сидят и делают вид, что управляют страной, деляги, клоуны и трусливые приспособленцы. Единичные примеры донкихотства опускаем, поскольку благородные одиночки в вашей клоаке погоды не делают. (Гул возмущения, быстро сменяющийся напряженным вниманием).

Народ долго ждал, что вы способны что-то изменить, но в итоге пришел к выводу, что ждать от вас нечего. Сюда приходят ради выгодных связей, статуса, денег, но только не для того, чтобы заботиться о стране и избирателях. (По залу прокатывается смешок).

Поэтому от имени своей партии, имеющей в стране реальное большинство, я плюю вам в лицо. (Шелест платков в первом ряду).

Далее. Мне понятно, что управление нашей огромной Родиной невозможно без распределения ролей. К сожалению, игра в демократию и театр в этом смысле недалеко ушли друг от друга. Но вы посмотрите на посыпанных нафталином прим!

Жириновский… (Крик возмущения, переходящий в невнятный, долгий, а затем резко обрывающийся монолог). Этому парламентарию за его хамство и выходки в нормальном, уважающем себе обществ на улице руки бы не подали. Нарезка его эскапад, умопомрачительных высказываний способна обрушить рейтинг любого политика, убить и похоронить всякую политическую карьеру. Но Владимир Вольфович цветет и пахнет, власть его бережет, власть о нем заботится. Владимир Вольфович — старейший актер театра. Как же он надоел…

Миронов… Кто вы? Зачем вы? Вы отчитались хотя бы по главному пункту политической программы, возникшей вместе с партией «Справедливая Россия» — спасли животное под названием русская выхухоль? Это же уму непостижимо… Ну, вели бы вместе с этим… Дроздовым… программу «В мире животных». Неужели, кроме «парламентаризма», вы больше ничего не умеете делать? (Монолог протеста, но не столь длинный и резкий, как предыдущий).

Зюганов… (Голос из зала: «Наша партия — это партия Ленина, защищающая трудящихся от дикого олигархического капитализма!»). Вашей партии никогда не было так хорошо, как сегодня, при диком олигархическом капитализме. Я имею в виду, конечно, руководителей вашей партии. Ответственности — ноль, а уровень жизни — министерский. Еще одна роль, долго обманывавшая избирателей. «Голосуйте за оппозицию!». Да какая вы оппозиция? КПРФ — это послушный элемент в структуре власти.

Давайте посмотрим, как он работает. Условия эксперимента — просто лабораторные, лучше не придумаешь, лучше просто не бывает. На родине Зюганова в Орле губернатором с подачи, внимание, президента становится член ЦК КПРФ В. Потомский. Губернатор-коммунист на родине главного российского коммуниста! Красный пояс получает золотую пряжку, эпоха процветания, построения справедливого общества наступила.

Смотрим на результаты. До появления Потомского в Орловском горсовете у коммунистов была половина голосов, а мэром являлся член фракции КПРФ. При Потомском мэр слетает, а коммунистов в горсовете остается трое. Они ровным счетом ничего не решают, их попросту игнорируют.

В Орловском облсовете — до появления Потомского — во фракции КПРФ было 14 человек, при Потомском, после выборов 18 сентября — осталось 6. Еще одна ничтожная величина, которую можно не замечать.

На выборах в Госдуму в 2011 году КПРФ в Орловской области получила 32 процента голосов, «Единая Россия» — 39. Это почти равные результаты. На выборах 18 сентября — при Потомском — КПРФ получила 17 процентов голосов, «Единая Россия» — 48!

При губернаторе-коммунисте на родине главного российского коммуниста положение КПРФ ухудшилось в два раза. А «Единой России» — улучшилось. Любопытный результат, не правда ли, Геннадий Андреевич?
А жизнь простых людей на Орловщине, и так традиционно небогатая, при губернаторе-коммунисте стала еще бедней.

Разумеется, народ ждал, когда в «город Первого салюта» приедет сам главный коммунист и разберется с непопулярным губернатором, работающим в интересах непонятно какой политической силы. Зюганов приехал. Прошелся по изуродованной диким ремонтом главной улице города и сказал улыбающемуся Потомскому: «Какая прелесть!».

Этим разборки и окончились. Геннадий Андреевич, когда вас будут снимать с вашего партийного поста, из Орла в качестве отклика вы услышите что-то подобное. Это будет отзвук общественного мнения.

Про «Единую Россию» говорить нет смысла, имя режиссера не важно. Сегодня оно одно, зав­тра другое.

Но все вы, господа, живете только для себя. И мнимые политические различия, существующие между разными партиями, уже никого не обманывают. Театральный обман раскрылся. Вам уже никто не верит. Точнее, вам не верит большинство населения России. Оно не верит ни одной политической силе. Таков главный результат выборов.

Это значит, что партии для общественной жизни перестают иметь какое-то значение. А это, в свою очередь, означает потерю управления обществом. Ваш театр пора разгонять, господа. А вас самих отправлять на пенсию. Заслужили».

Такая вот примерно прозвучит речь. Даже не знаю, что на нее возразить. Жестко, конечно, но, на мой взгляд, можно еще жестче.

Обратите внимание, как велась агитация в Орле. На листовки практически никто уже не обращает внимания. Жизнь сама по себе, желающие пробиться поближе к власти — сами по себе. И дороги эти, за редким исключением, не пересекаются. Поэтому и возникают разные смешные казусы вроде этого (см. фото).

p_20160910_095410

Сразу, согласитесь, и не разберешь, кому требуется уборщица — то ли магазину, то ли политическому пространству. И, как показали выборы, не только орловскому.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц