Красная строка № 25 (331) от 17 июля 2015 года

Минимизировали…

Как говорил герой известной комедии Э. Рязанова, чтобы свести на нет ту или иную инициативу общественности, затушевать ее значение и изначальный смысл, властям «нужно этот процесс организовать и возглавить». Похоже, именно это и сделали два чиновника от архитектуры — В. Вермишян и Б. Фомин — с инициативой Орловского Союза журналистов по созданию в Орле мемориального сквера Артиллеристов. В протоколе заседания городской комиссии по установке объектов монументального искусства первый господин официально именуется архитектором Орловской области, второй — архитектором города Орла. Оба вроде и не главные, но, судя по всему, очень влиятельные.

Наша газета подробно рассказывала обо всех перипетиях этой истории, когда председателю Орловского Союза журналис­тов Г. Майорову приходилось буквально пробиваться сквозь нежелание администрации города что-либо предпринимать, чтобы сквер Артиллеристов появился в Орле. Напомним, что изначально идея заключалась в том, чтобы открыть мемориал уже к 70-летию освобождения Орла, то есть летом 2013 года. Но не договорились с чиновниками и к 70-летию Великой Победы.

И вот, наконец, вроде бы все согласовано и утверждено. Но каким же обещает быть мемориал после всех бюрократических обтёсываний!.. Его в окончательном варианте, оказывается, «отличает минимализм», как выразился на заседании городской комиссии по установке объектов монументального искусства Б. Фомин, которого тут же поддержал В. Вермишян. Проще говоря, это будет пушка на камне.
Но авторы–то идеи мечтали о другом! И председателю Орловского Союза журналистов опять пришлось возражать в письменном виде. На этот раз официальное письмо адресовано мэру города Ступину и заместителю главы городской администрации А. Усикову:

«Как мне стало известно, на 31 июля 2015 года в г. Орле намечено открытие многострадального сквера Артиллеристов… В моё отсутствие трижды собиралась комиссия по скверу (никого из инициаторов не известили об этом), которая решила изменить тексты на памятнике по своему усмотрению, хотя с самого начала, т. е. с 2013 года, когда и родилась эта идея, мы предложили тексты, отвечающие общей концепции мемориала. А она изначально сводилась к тому, что «создание сквера Артиллеристов… кардинальным образом изменит военно-патриотическую работу среди нынешнего поколения, далёкого от войны. Юные следопыты смогут не только участвовать в поиске и стирании «белых пятен» истории, но и видеть прикладное значение своей работы. Ведь сквер будет пополняться новыми мемориальными плитами с фотографиями и именами героев, с краткой аннотацией их подвигов».

Эту концепцию легко проследить в наших многочисленных письмах в органы власти. Никто за два с половиной года не возражал против новых подходов в военно-патриотическом воспитании, тем более, что мы выступили с инициативой создать мемориал именно для последующих поколений, чтобы им было понятно и интересно продолжать поисковую работу. Нам не нужны «мертворожденные» памятники, которые не работают, которые не возбуждают исторического и нравственного интереса у молодых людей.

Но чиновники не хотят этого понимать и настойчиво упрощают задачу. Вспомним хотя бы тот факт, когда письмом от 13.06.2013 г. за № 5/7108 заместитель главы администрации Е. Данилевская сообщила, что нет возможности присвоить одной из улиц имени Н. Сиротинина. Но затем, после нашего обращения в администрацию Президента, сообщила (26.08.2013 г. № 5/7109-2), что городская комиссия приняла решение о выделении места под сквер. Но где? В районе ул. Михалицына и Керамического переулка. То есть на задворках Орла! Причём, с нами — инициаторами — никто ничего не согласовывал. Естественно, с таким решением мы не согласились. Потребовалось вмешательство руководителей города, чтобы к этому вопросу вернуться уже с нашим участием, то есть с инициаторами проекта. Место выбрали в центре города. Казалось, дело наладилось, но недаром говорят, что история повторяется в виде фарса. Теперь мне сообщают, что тексты на памятник согласованы (но без нас!), а главное наши тексты — якобы никто в глаза не видел. Хотя им ровно два года! К тому же эти тексты были посланы по электронной почте Е. Данилевской по её просьбе ещё 18 февраля…

Что же предлагают нам написать на мемориале? Вместо лаконичного и понятного «Сквер Артиллеристов» — «Артиллеристам, отдавшим жизнь за Родину в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов». Но мы же собираемся чтить не только солдат Победы, например, планируется увековечить в сквере и подвиг нашего земляка Героя России А. Рязанцева, погибшего в 2000 году в Чечне…

То же относится и к надписям о Н. Сиротинине и женском расчёте. По нашей версии, люди должны подходить к памятнику и сразу получать всю информацию. Вот наш вариант: «17 июля 1941 года под г. Кричевом (Беларусь) наш земляк старший сержант, артиллерист 55-го полка 6-й стрелковой дивизии 13-й армии Николай Владимирович СИРОТИНИН (07.02.1921–17.07.1941) в одиночку уничтожил более 10 вражеских танков, на несколько часов задержав наступление противника. Фашисты, поражённые мужеством артиллериста, похоронили его с воинскими почестями. В 1960 году Н. В. Сиротинин посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени».

Нам же предлагают такую надпись: «Орловцу, старшему сержанту Николаю Сиротинину, ценой жизни задержавшему продвижение противника под г. Кричевом (Белоруссия)». Как говорится, почувствуйте разницу.
И уж совсем возмутила предложенная надпись: «Женскому противотанковому расчету 148-й стрелковой дивизии 13-й армии». Наш вариант: «В феврале 1943 года в Колпнянском районе совершил беспримерный подвиг единственный в истории войны женский противотанковый орудийный расчёт 226-го ОИПД 148‑й стрелковой дивизии 13-й армии. В течение 12 дней расчёт из орудия 45 мм подбил 4 вражеских танка, множество огневых точек и пехоты. Все награждены медалями «За отвагу». Четверо артиллеристов погибли на поле боя.
Командир орудия Иван ВОЕВОДИН. Красноармейцы Таисия ЗИБОРОВА, Мария ТРУФАНОВА, Анна НОЗДРИНА, Елизавета БОРТ­НИКОВА, Зинаида ЕМЕЛЬЯНОВА».

Мы ставим памятник людям-героям, а не орудиям, неодушевлённым расчётам и т. д. Нам важно, чтобы нынешние поколения видели имена, причём, написанные полностью… Человек — главный герой мемориала, о чём мы и твердим два с половиной года. Нам же предлагают казёнщину.
Исходя из вышеизложенного, мы категорически против такого подхода к самой идее сквера. Образно говоря, нам подменили ребёнка в роддоме, и мы его не приемлем. И вынуждены будем дистанцироваться от такого формального, если не сказать больше, подхода к выстраданной идее увековечивания памяти о героях.
Председатель Орловского Союза журналистов Геннадий Майоров».

Трудно избавится от впечатления, что для городских властей вся эта затея — просто лишняя головная боль. Фомин так и вовсе пошучивал еще на первых заседаниях комиссии: вот, мол, что за милитаристское у нас мышление — все бы нам пушки да танки устанавливать на пьедесталах. Конечно, доходные дома втюхивать на каждом свободном пятачке городской земли куда выгоднее!

Однако парадокс заключается в том, что вся идея мемориала свелась к одной лишь пушке на камне именно «под гипнозом» профессиональных взглядов В. Вермишяна и Б. Фомина. Не без их авторитетного мнения проектная группа фирмы ООО «Дизайн бюро» «учла рекомендации, высказанные на конкурсе».

Авторам же идеи пушка виделась лишь как элемент композиции. Да и не такая пушка — ЗИС‑2, а «сорокопятка», которую далекой зимой 1943 года под обстрелом перекатывали по глубокому снегу, сдирая кожу с ладоней, девушки из противотанкового расчета. Но «сорокопятку» городские власти так и не смогли приобрести. И вместо «говорящего» мемориала теперь нам предлагают очередной «памятный знак», мимо которого люди будут проходить, не замедляя шаг, успевая на ходу прочесть ничего не значащие «минимизированные» банальные надписи. Дань клиповому мышлению, да и только!

А ведь у Г. Майрова была даже идея устройства электронного чипа в «теле» мемориала. Такое устройство позволяет получить интернет-ссылку по нужной теме. Любой желающий, подключив свой мобильный или планшетник к такому устрой­ству, мог бы легко найти исчерпывающую информацию в сети и о Н. Сиротинине, и о девушках из противотанкового расчета. Технически это вполне осуществимо и не требует особых затрат, в чем убедился Г. Майоров, побывав в других городах Центральной России, где все это давно работает, вызывая неподдельный интерес у молодежи. Но для орловских чиновников патриотическое воспитание — это заученный обряд в давно сложившихся, «минимизированных» формах, и ничего более.

К тому же, теперь в «Сером доме» сидит В. Вермишян — ему виднее, где и какие ставить памятники… Только вот вопрос: до того, как господин архитектор Орловской области вмешался в это дело, на мемориал в сквере Артиллеристов решением горсовета было выделено что-то около трех миллионов рублей. Это не считая тех средств, которые удалось собрать в качестве пожертвований. Одобренная Вермишяном и Фоминым пушка на камне явно стоит меньше. А куда будут потрачены оставшиеся миллионы? Неужели по смете все сойдется копейка в копейку? Впрочем, в Орле и не такое случалось…

А. Грядунов.

самые читаемые за месяц