Красная строка № 24 (375) от 1 июля 2016 года

Могила с подселением

В начале апреля 2016 года Ирина Леонидовна Селиверстова пришла проведать могилу своего отца на Наугорском кладбище г. Орла. Подойдя к хорошо знакомому месту, она обнаружила на семейном участке свежий могильный холм. Фамилия недавно усопшего ничего женщине не говорила.

Отец Ирины Леонидовны, депутат Орловского облсовета трех созывов Леонид Павлович Селиверстов умер в 2008 году, и никаких происшествий в ограде, в которой человек обрел вечный покой, с тех пор не случалось, никто на землю в 1 секторе 1 квартала старого погоста не покушался. И вот случилось.
Дочь давно умершего человека пошла разбираться в этой странной и неприятной истории. Администратор кладбища, по словам Ирины Леонидовны, наотрез отказался что-то объяснять, заметно при этом нервничая и посоветовав обратиться в Управление коммунальным хозяйством города Орла, в чьем ведении городские кладбища находятся.

Ирина Леонидовна обратилась и имела непродолжительную беседу с очень уверенным в себе человеком по имени Эдуард Троцюк, начальником отдела инвентаризации захоронений муниципального казенного учреждения, который тоже не объяснил женщине, каким образом в ограде зарегистрированного захоронения могла появиться свежая могила, не имеющая отношения к собственнику участка.

Кто-то, может быть, и не стал бы заниматься этой историей вовсе — могила же на месте. Но с другой стороны — сегодня потеснили, а завтра придешь проведать родного человека, глядишь — уже и вытеснили. Почему нет, если возможно то, что уже случилось?

Ирина Леонидовна продолжила разбираться и выяснила, кто на участке, где лежит ее отец, похоронил своего родственника. Состоялась встреча. Представители Управления коммунальным хозяйством предлагали сторонам решить вопрос полюбовно, самим во всем разобраться! Недавно похоронившие в чужой ограде утверждали огорошенной И. Селиверстовой, что и могилу рыли, и хоронили не на чужой, а на своей земле, в подтверждение чего показывали какие-то документы, выданные тем же Управлением коммунальным хозяйством г. Орла. И. Селиверстова резонно попросила работников Управления показать оригиналы этих документов, на что те, по словам Ирины Леонидовны, ответили, что оригиналами не располагают. Однако, признавая, что произошло какое-то недоразумение, представители удивительной городской структуры предложили женщине компенсацию — другой участок на том же Наугорском кладбище. Дескать, что ж поделать, если так получилось?

Помимо дикости самой ситуации рассказчицу этой истории — Ирину Леонидовну Селиверстову — насторожило одно, прежде никогда не посещавшее ее предположение: если случилось в одном месте, где гарантия, что не повторится в другом? Да и почему она должна принимать как должное то, что является абсурдом и скотством? Ни с живыми, ни с мертвыми так не поступают. Как минимум, нужно разобраться и выяснить, кто виноват в происшедшем, чтобы примерно этого человека или этих людей наказать во избежание жутковатых кладбищенских рецидивов. Далее возможны какие-то варианты и переговоры. Но только после того, как будет установлена картина произошедшего.

А устанавливать эту картину в Муниципальном казенном учреждении «Управление коммунальным хозяйством», поняла Ирина — Леонидовна, никто не собирался. Она написала очень вежливое письмо уже упомянутому начальнику отдела захоронений Э. В. Троцюку, предлагая ему все-таки разобраться в странной истории и решить вопрос по существу, после чего добавила, что в случае неудовлетворительного ответа оставляет за собой право обращаться в правоохранительные органы.

Надо отдать должное И. Л. Селиверстовой — в такой ситуации она вообще не была обязана вступать в какие-либо переговоры и заниматься личным сыском, у нее было полное право сразу идти в правоохранительные органы, упомянутые в письме. Лично у меня закралась тень сомнения — а все ли в порядке с документами на кладбищенский участок у самой Ирины Леонидовны, чем, помимо предположительного мошенничества кладбищенских структур или какого-то невероятного недоразумения, подселение к существующей могиле можно было бы объяснить. Но женщина принесла все нужные бумаги. Более того, похоронами ее отца, всем, что связано с проводами умершего в последний путь, занимался облсовет. Формальные стороны важных дел там умели соблюдать.

Так что же произошло? На следующий день после того, как обратившаяся в нашу редакцию И. Л. Селиверстова отнесла свое письмо с предложением и предостережением в офис г-на Э. В. Троцюка, г-н Э. В. Троцюк вежливо и даже предупредительно побеседовал с Ириной Леонидовной, но ни один вопрос не прояснил. А затем он стал знаменит, оказавшись в числе других сотрудников Управления коммунальным хозяйством г. Орла, в отношении которых Следственное управление СКР по Орловской области возбудило уголовное дело.
Любопытно, что наша рассказчица к этому повороту истории совершенно непричастна. Теперь она думает, а не сходить ли в Следственное управление. Как знать, может быть, произошедшее в 1-м секторе 1-го квартала Наугорского кладбища ляжет в канву расследования, ведь обвинение группе лиц предъявляли как раз за апрельские эпизоды их «деятельности», то есть именно тогда, когда наша история только начиналась.

Ирина Леонидовна наверняка не стала бы помышлять о визите к следователям, если б на днях не получила еще один документ. Ровно через месяц после обращения (максимально разрешенный законом срок на подготовку ответа гражданам муниципальное Управление коммунальным хозяйством выдержало до последнего дня) И. Л. Селиверстова получила предельно лаконичное послание, подписанное новым начальником МКУ «УКХ г. Орла» С. М. Мерзликиным.

Послание гласило: «Уважаемая Ирина Леонидовна! Рассмотрев Ваше обращение МКУ «УКХ г. Орла» сообщает Вам, что вопрос о законности захоронения П… может быть решен в судебном порядке».

Тут следует сказать, что Ирина Леонидовна обращалась не в юридическую контору за помощью, с просьбой разъяснить, имеет или не имеет она право решать какие-то вопросы в судебном порядке. Помогать ей открывать Америку она никого не просила, тем более — такую грустную контору как Управление коммунальным хозяйством.

Вопрос ведь совершенно в другом. Женщина наверняка поняла бы, если б тот же Мерзликин С. М. или кто-то другой, ответил примерно так: «Уважаемая Ирина Леонидовна! Простите нас за бардак, творящийся на орловских кладбищах. После долгих разбирательств мы так и не нашли крайнего, ответственного за то, что произошло конкретно на участке, где похоронен Ваш отец. Однако, уверяем Вас, что вместе с правоохранительными органами МКУ «УКХ г. Орла» приложит все усилия, чтобы разобраться в случившемся. После этого, установив и наказав виновных, Ирина Леонидовна, мы будем думать, как выбраться из жуткой ямы, в которой наша организация оказалась сама и куда затащила многочисленных граждан. Простите нас еще раз! Искренне надеемся на Ваши сочувствие и понимание».

Ирина Леонидовна наверняка бы поняла и оценила этот человеческий порыв. Но ей пришел совсем другой ответ — обращайтесь в суд. Точнее — Вы можете. Ну да, может. Не хотите по-хорошему — обратится. Так она и сделает в ближайшее время. Суд заставит вас работать, если без суда у вас не возникло такого позыва.

Орловская власть воистину удивительна. Она даже мертвых не оставляет в покое. В Орле даже там, где вечный покой, неспокойно.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц