Красная строка № 45 (351) от 25 декабря 2015 года

На 3 сантиметра шире

Думаю, что накануне Нового года можно и анекдот рассказать. Легкость наступающего праздника, надеюсь, извинит нас в глазах серьезных читателей, ожидающих разоблачений. Уймитесь, пусть просохнет кровь и остынут трупы. Значит, анекдот…

Этот жанр совершенно напрасно недооценивают. Анекдот, по сути, есть концентрированная реальность, даваемая нам в приятных и даже смешных ощущениях. Анекдоты бывают детскими, про политику, а бывают — непридуманными. Вот я такой непридуманный анекдот и расскажу.

На сайте орловской горадминистрации висит информация. В ней сообщается, что в рамках ведомственной целевой программы «Ремонт, капитальный ремонт, строительство и реконструкция улично-дорожной сети города Орла на 2013—2015 годы» предусмотрен ремонт путепровода через железнодорожные пути в створе улицы 1-я Курская. Конкурс выиграла ГУП «Дорожная служба». Стоимость работ по контракту — почти 22 млн. рублей. Срок окончания работ — 1 октября.

Повторяю: срок окончания работ — 1 октября. Если посмотреть на календарь и еще раз проговорить дату окончания работ в створе 1-й Курской, где залегает путепровод, а затем съездить туда и проверить, в каком состоянии находятся ремонтные работы, обязанные закончиться 1 октября, то становится не то чтобы смешно, а как-то… Необычно, что ли? Как в анекдоте.

Дело в том, что работы стоимостью в 22 млн. рублей в створе 1-й Курской продолжаются. Однако срок их окончания, что на сайте городской администрации, что на сайте «Дорожной службы», эти работы ведущей, не изменился — 1 октября.

Я люблю анекдоты. Поэтому, скрепя сердце и переступив через человеколюбие, взял сотовый и набрал номер Владимира Геннадьевича Достовалова — начальника Управления коммунального хозяйства администрации г. Орла — заказчика ремонта «в створе».

Почему скрепя сердце и переступив? А вы думаете, начальник УКХ, узнав, что звонят из «Крас­ной строки», подумает, что его хотят поздравить с наступающим? Нет. Но я честно признался, что люблю анекдоты.
— Владимир Геннадьевич, — спросил я, — а как так вышло, что на путепроводе, в створе 1-й Курской, где ремонт должен был завершиться еще 1 октября, уложены трамвайные рельсы на 2,5 — 3 см шире положенного, отчего теперь по ним трамвай ездить не может?

К моему удивлению, В. Г. Достовалов уделил этому событию немного внимания. Начальник управления коммунального хозяйства скупо проинформировал, что в числе огромного количества недоделок в створе 1-й Курской слишком широко уложенные рельсы — пустяк, устранение которого не представляет никакого труда. Нужно лишь отвинтить рельсы, сдвинуть их поближе и снова привинтить. Другое дело, сообщил Владимир Геннадьевич, что это, как и все остальное, нужно было осуществить ещё 1 октября.

— Может, сроки нереальные? — попытался я разобраться в проблеме, защищая ГУП, любящий широту в укладке рельсов.

— Им дали целое лето! — выдохнул Владимир Геннадьевич.

Я понял, откуда взялось 1 октября. У «Дорожной службы» имелось целое лето плюс сентябрь на форс-мажор, а они и к декабрю не управились, но все равно обещают, если верить сайтам, сдать объект к 1 октября. И я перестал защищать ГУП, но поинтересовался у В. Г. Достовалова, когда ГУП «Дорожная служба» обещает уйти из створа 1-й Курской. Владимир Геннадьевич ответил, что в этом году.

— Вы им верите?

— Нет, — отрезал собеседник.

Мне стало больно. Ладно бы начальник городского коммунального хозяйства не верил каким-то залетным барыгам. Но ведь ГУП — это свои, наше областное унитарное предприятие! Кому еще верить, если не ГУПу? Оказывается, и ему верить нельзя…

О многочисленных недоработках я В. Г. Достовалова, пристально следящего за событиями в створе 1-й Курской, спрашивать не стал. О рельсах… Их на путепроводе — 54 м в одну сторону и 54 — в другую. По этим рельсам еще два месяца назад бегал орловский трамвай номер 4. То есть не по этим, а по прежде лежавшим, которые были поуже. По тем, которые пошире, теперь не побегаешь.

Люди жаловались: «Когда побежит наш трамвайчик?» И вот настал праздничный день — рельсы уложены. Накануне обрадованные специалисты Трамвайно-троллейбусного предприятия взяли шаблон и, готовясь к торжеству, углубились в «створ». Шаблоном измеряют рельсы. Чтобы трамвай не упал, не сел на пузо, расстояние между рабочими кромками рельсов должно быть 1524 мм. Плюс минус миллиметр-другой допустимой погрешности. Но они не должны быть шире нормы на 2,5—3 см. Трамвай по таким рельсам не поедет.

Шаблон специалистов попросту провалился между рельсами. Порой ситуация ошеломляет до степени разрыва шаблонов. А в случае с ремонтом путепровода в створе улицы 1-я Курская, что в г. Орле, где ГУП «Дорожная служба» осуществляет работы стоимостью почти в 22 млн. рублей, обязанная закончить их ещё 1 октября, шаблон провалился. Его не было нужды разрывать.

Я спрашивал у начальника УКХ, кто осуществлял технический надзор за работами в створе; почему среди надзирающих не оказалось инженеров ТТП — людей, знающих, как класть рельсы, не понаслышке.

Владимир Геннадьевич отвечал. Иногда — охотно, иногда — не очень. Но суть анекдота не в этих вопросах и не в ответах на них. Соль истории проявилась после того, как я поинтересовался, каким образом ГУП «Дорожная служба» вообще могла выиграть конкурс, если, судя по событиям в створе 1-й Курской, она выглядит анекдотически? Владимир Геннадьевич порекомендовал мне переадресовать этот вопрос 44-му федеральному закону.

Этот закон, напомним, расписывает правила проведения конкурсов в сфере закупок. И правила эти так удивительны, что дарят сразу несколько непридуманных историй. Расскажу только две, самые показательные, услышанные от того же В. Г. Достовалова во время нашего непродолжительного телефонного общения.

История первая, состоявшаяся. Наш город нуждается в очистке ливневой канализации. В соответствии с 44-м законом был объявлен конкурс, который выиграли неведомые участники из Перми. Они приехали, можно сказать, налегке, вооруженные, упрощая, едва ли не вантузами. Попытались что-то чистить, но у них не получилось. Контракт пришлось расторгнуть. Но ведь чудаки из Перми его выиграли. И выиграли по закону!

Другая история. Конкурс на уборку орловских скверов, которых больше полусотни, выиграет, не исключено, «фирма» из Саратова. Вы верите, что в Саратове кто-то сильно озабочен состоянием орловских скверов и готов их за небольшие деньги прилежно убирать? Я не верю. Почему? Потому, наверное, что недостаточно человеколюбив. Но еще и потому, что в основу федерального закона № 44, определяющего правила расходования бюджетных средств, помимо теоретических представлений о всерегулирующей силе рынка, заложена банальная возможность «тупо рубить бабло».

И эта философия, заметная не в единственном федеральном законе, и рождает непридуманные истории — что с пермскими ребятами, что, возможно, с саратовскими, что, как показывает провалившийся шаблон в створе 1-й Курской 21 декабря, с родным дорожным ГУПом.

Вопрос, зачем беретесь, если плохо умеете, вам объяснят в этих и подобных случаях привлекательной суммой, нарисованной в контракте.

Наверняка, есть и другие причины, мешающие качественно и в срок исполнять заказ. Ну и что это меняет в нашем анекдоте? Ровным счетом ничего. Просто он стал немного длиннее, сантиметра на два с половиной — три шире.

Сергей Заруднев.
Фото Фёдора Лебёдкина.

DSC_5272

самые читаемые за месяц