Красная строка № 26 (332) от 24 июля 2015 года

На колу мочало — начинай сначала!

Итак, 31 июля город Орел пополнится еще одним «произведением монументального искусства». Орловский обыватель, случайно оказавшийся в этот день в сквере у подножья типографии «Труд», увидит пушку времен войны на высоком постаменте. Если не поленится, прочтет на нем, что сей «памятный знак» (даже не памятник) посвящен артиллеристам, отдавшим жизнь за Родину в годы Великой Отечественной. И еще про некоего Н. Сиротинина, старшего сержанта, «ценой жизни задержавшего продвижение противника под Кричевом (Белоруссия)» и про некий женский противотанковый расчет такой-то дивизии и такой-то армии. Если обывателю повезет, и он попадет на церемонию открытия, то счастливчик с удивлением узнает, что, оказывается, это только «первая очередь» мемориала, который еще предстоит доработать при активном участии Орловского Союза журналистов. И мы, члены этого Союза, увы, уже ничего поделать с этим не можем: проект утвержден без нас, деньги потрачены.

А ведь более двух лет этой инициативе Союза, которая теперь оказалась скомканной и реализованной по упрощенной схеме. Сначала будущий мемориал лишили прописки. То ли архитектор Орловской области, то ли главный архитектор по фамилии Вермишян одним своим словом перечеркнул уже согласованный на всех уровнях города проект. И городские власти уступили. Снова пришлось пропустить очередную славную дату — 70-летие Победы, когда планировалось открыть мемориал на перекрестке улиц 1-й Посадской и Васильевской, и вносить корректировки в проект. Скорректировали до минимума — осталась только пушка на пьедестале с сокращенными надписями. Председатель Союза журналистов Г. Н. Майоров пытался возражать, написал резкое письмо на имя мэра С. Ступина. Представителей Союза пригласили на заседание городской комиссии, занимающейся вопросами установки памятников. Но за неделю до открытия, когда под липами у Александровского моста уже полным ходом возводился постамент под пушку, что можно было изменить?
Мы так долго раскручивали неповоротливое бюрократическое колесо, что теперь оно в своем инерционном движении отталкивало любого, кто пытался подложить под него тормозной башмак. Нам предложили и не пытаться тормозить. Но, чтобы так называемая вторая очередь мемориала, раскрывающая его суть и истинную монументальность, не осталась лишь в протоколе заседания городской комиссии по установке объектов монументального искусства, Орловскому Союзу журналистов и лично его председателю теперь придется продолжать поддерживать за счет собственной «мускульной силы» движение бюрократического маховика, потому что такое вынужденное движение — без соответствующего привода и двигателя — всегда имеет тенденцию к затуханию.

Нам снова предлагают объявить и провести конкурс на лучший проект этой самой «второй очереди», а значит, снова собирать деньги или искать спонсоров. Три миллиона бюджетных денег, с таким трудом выпрошенных у власти, оказывается, почти все уйдут на установку пушки и благоустрой­ство сквера. А из трехсот с лишним тысяч собранных пожертвований нас просят поощрить авторов проекта и принять гостей из Белоруссии, которые приедут на открытие памятника. В общем, на колу мочало — начинай сначала.
Что ж, попробуем. Имя нашего юного земляка Николая Сиротинина, в одиночку задержавшего продвижение немецких танков, которого даже сами фашисты похоронили с воинскими почестями из уважения к мужеству советского артиллериста, достойно и не таких усилий. И девушки из единственного в истории войны женского артиллерийского противотанкового расчета, погибшие на орловской земле зимой 1943-го, тоже достойны того, чтобы о них узнали все в нашем городе. Пришли в сквер — и все сразу узнали. И изумились, и задумались: «А мы смогли бы вот так же?». Именно таким, бьющим в самое сердце, нам и хотелось видеть мемориал в сквере Артиллеристов. Может быть, и увидим! Но опять не в намеченный срок. Увы…

А. Грядунов.

самые читаемые за месяц