Красная строка № 21 (416) от 30 июня 2017 года

На пороге четвертой промышленной революции

В первой части своих заметок с Петербургского международного экономического форума («Парадигмы-то новые, да только гуру прежние», «Красная строка» № 19 от 16 июня 2017 года) я уже рассказывал о рекордах этого во всех измерениях выдающегося мероприятия.

Интересна и его история. Ведь идея его проведения возникла в 1996—1997 гг. в Совете Федерации и Межпарламентской ассамблее государств — участников СНГ, возглавлял которые в то время Е. Строев. Задумывался ПМЭФ как региональный аналог Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе. В принципе он и был таковым на первых порах. Но с каждым годом расширялся числом проводимых мероприятий, участников, географией представляемых ими стран. В итоге форум вырос настолько, что можно без всякой натяжки говорить о том, что он стал не только достойным полномасштабным русским ответом всемирному Давосу (и это в условиях все расширяющихся санкций против России), но и своего рода институтом экономического развития.

Кстати, по мнению основателя и бессменного — с 1971 года — президента Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба, ПМЭФ уже кое в чем превзошел свой прототип. Прежде всего, по количеству услуг и сервисов, предоставляемых участникам. В этом с ПМЭФ уже не может сравниться никакой другой международный форум. Здесь Клаус Шваб подписал с ПМЭФ соглашение о сотрудничестве и выступил с беседами о будущем, озаглавив их как «Лидерство в эпоху четвертой промышленной революции». Такое название своих лекций знаменитый швейцарский экономист, почетный доктор 15 университетов, лауреат многочисленных международных и национальных премий и наград Клаус Шваб выбрал не случайно. Ведь его последняя книга называется «Четвертая промышленная революция» (2016 г.). Она является мировым бестселлером и уже переведена более чем на 20 языков.

На встречу с ним собрались в основном молодые люди 20—30 лет. После лекции завязывается оживленная дискуссия-беседа. Вопросов задают много — все без переводчика на английском. Чувствуется, что Шваб просто покорён нашей молодежью. Он постоянно улыбается и шутит, когда подписывает свои книги. За меня автографы на наши экземпляры «Четвертой промышленной революции» получила моя дочь Марина.
На ПМЭФ-2017 Шваб был не единственной экономической знаменитостью. После него с не меньшим интересом внимали мы и Нобелевскому лауреату Кристоферу Писсаридесу из Лондонской школы экономики.
Специализируется он на изучении экономики рынка труда, валютной и налоговой политики, экономического роста и структурных изменений. Все темы сверхактуальны в современных условиях.

Здесь, в конференц-зале на панельной сессии «Наука — взгляд в будущее. Динамика глобальной экономики», тоже собралась в основном молодежь. Слушают выступающих, в прямом смысле затаив дыхание. И это не удивительно, ведь среди спикеров сразу шесть Нобелевских лауреатов!

Самое яркое и запоминающееся выступление, бесспорно, было у нашего Жореса Алфёрова. Я давно мечтал услышать его размышления о науке, как говорится, «вживую». Даже «пересекался» с ним на каких-то мероприятиях, был Жорес Иванович и у нас в Орле… И вот впервые услышал его проникновенное и по-юношески эмоциональное выступление. Когда он увлеченно рассказывает о науке, забываешь, что ему уже 87! Впрочем, и другие сидевшие рядом с ним на авансцене лауреаты были не намного моложе. Это почти как аксиома: чтобы Нобелевскую получить, надо жить долго, ведь посмертно ее не присваивают.

В панельной дискуссии о будущем науки участвовали также и молодые учёные, и ректоры университетов. Было запланировано выступление и сидевшей рядом со мной в первом ряду ректора нашего Орловского государственного университета Ольги Васильевны Пилипенко. Но выступить ей все-таки не пришлось из-за лимита времени.

Что и говорить, а пробиться со своим докладом на ПМЭФ-2017, даже если он и был запланирован, не так-то просто. Вот только из инновационного центра «Сколково» сразу 12 человек во главе с его президентом Виктором Вексельбергом записалось для участия в различных панельных сессиях, круглых столах, теледебатах, бизнес-завтраках и бизнес-диалогах. Такой интерес ко всем этим мероприятиям со стороны сколковцев закономерен, ведь научная и инновационная повестка дня форума во многом созвучна программам Сколковского центра. Да и задумывался он как наш вариант Кремниевой долины, призванный стать драйвером в приоритетных областях модернизации экономики России.

Участвовал в работе форума и Александр Тормасов — ректор университета Иннополис, еще одного нашего строящегося рядом с Казанью города высоких технологий. Это очень известный в мире ученый, работает в области виртуализации программ и аппаратных решений. Результаты его исследований используют 11 миллионов интернет-сайтов и 50 миллионов адресов электронной почты. У него около 150 патентов на изобретения.

На панельной сессии «Эффективность технологического трансфера — резерв экономического роста» под общей рубрикой «Технологии, меняющие реальность» Тормасов сидел рядом с Домиником Фашем, представителем еще одной Кремниевой долины, только французской. В 1972 году двадцатилетним выпускником Сорбонны он приехал на юг Франции в Ниццу, чтобы участвовать в строительстве технопарка «София Антиполис», так и прописался там навсегда. Каких только должностей он впоследствии не занимал, но главной его заботой всегда оставался одноименный с технопарком фонд. Сегодня Фаш — его руководитель, а сам инкубатор высоких технологий и сервисов дает более 5 миллиардов евро валового продукта в департаменте «Приморские Альпы», где он расположен. Работает в нем — в 1500 компаниях, стартапах, исследовательских институтах — свыше 40 тысяч человек, в том числе около 4 тысяч ученых, учится 5 тысяч студентов. Занимает площадь 4800 гектаров (48 квадратных километров).

Опыт «Софии Антиполис» для нас особенно интересен. И не только потому, что Доминик Фаш хорошо владеет русским языком, да к тому же еще и прекрасный оратор. Главное, наверное, в том, что французский, а не американский вариант Кремниевой долины сейчас более соразмерен нашим возможностям, соответственно имеет практическое значение в переносе его на российскую почву. Об американском же прототипе справочно лишь сообщу, что активно начал развиваться он с самого окончания Второй мировой войны; что проживает на территории его агломерации не менее 2,5 млн. человек; что около 400 тысяч из них — это специалисты IT-технологий. Последнее не удивительно, ведь там расположено самое большое количество штаб-квартир хорошо известных в мире высокотехнологичных компаний, а дает долина не одну сотню миллиардов долларов валового продукта. Интеллектуальное ядро составляют сразу несколько университетов, в том числе — самый знаменитый — Стэнфордский.

Наши Сколково и Иннополис еще в самом начале своего пути. Но уже через 3—4 года предполагается, что в первом из них будут жить и работать около 50 тысяч человек, а во втором (так как со свободными площадями тут нет проблем) — к 2035 году должны трудиться свыше 155 тысяч человек. Предполагается, что 60 тысяч из них будут IT-специалистами.

Образование в наукоградах построено с самой начальной школы вплоть до получения профессионального инженерно-технического образования. И пройти весь образовательный путь в «Софии Антиполис» — нет проблем. Попасть же в международную гимназию «Сколково», которая предлагает полный спектр услуг дошкольного и школьного образования для детей от полутора лет и до выпускного класса средней школы — немыслимо трудно. Не говоря уже о том, что плата за учебу здесь составляет кругленькую сумму, соответствующую зарплате высококвалифицированного специалиста, но и чтобы поступить сюда, необходимо обзавестись очень солидными рекомендациями. Знаю это не понаслышке, а от коллеги по общественной работе в Думе. С невероятным трудом она устроила своего сына в первый класс сколковской гимназии. И это при том, что живет рядом.

Но если бы проблемы в образовании ограничивались у нас только элитными школами! За постсоветские четверть века растеряло оно почти все свои прежние достижения, превратившись в своего рода карикатуру с тупым ЕГЭ и вечными поборами на хознужды.

В то же время наши близкие соседи — финны, всего век назад входившие в одно с нами государство, рванули вперед так, что их образование заслуженно считается одним из лучших в мире. Я неоднократно бывал в Финляндии, когда моя дочь училась бесплатно в магистратуре Хельсинкского университета, и своими глазами видел, с какой заботой государство там относится к образовательным учреждениям: будь то школы, колледжи или университеты. Впрочем, очень многое, как мне кажется, финны позаимствовали в свое образование из советской школы.

Невольно вспоминаются сообщения наших СМИ перед последним 47 Всемирным экономическим форумом в Давосе (проходил 17—20 января 2017 года): 12 января — «вице-премьер Ольга Голодец планирует посетить экономический форум в Давосе…»; 14 января — «будет участвовать в экономическом форуме»; 16 января — «выступит»… И, наконец, «стала известна тема выступления Голодец в Давосе. Она расскажет о доступности российского образования, достижениях России в этой сфере, о том, какое значение современные образовательные технологии имеют для повышения качества человеческого капитала», — информировал РИА новости пресс-секретарь вице-премьера Иван Слепцов.

О каких всё-таки достижениях в нашем образовании собиралась рассказывать в своем выступлении Ольга Юрьевна, так и осталось неизвестным. И как я не искал потом хоть какое-то упоминание об этом событии, никаких следов так и не нашел. Думаю, что этого выступления, скорее всего, не было. Просто, приехав в Швейцарию, Ольга Юрьевна, наверное, могла сравнить, во сколько раз дороже стоит получение образования в иных московских вузах по сравнению с более престижным, например, Цюрихским университетом. А может быть, она вспомнила, что из года в год за время её вице-премьерства сокращаются бюджетные места в вузах, количество стипендий, да и тех студентам едва хватает на хлеб? Эта негативная тенденция взята за основу и в принятом на три ближайших года бюджете. «Антинаучным и антиобразовательным» назвал его зампред Комитета по образованию и науке Госдумы Олег Смолин.

Программы фундаментальных исследований Академии наук, по свидетельству академика Владимира Фортова, «за последние три года сократились практически в два раза» и продолжают сокращаться. Если расходы на капитальные вложения некоторых научных и учебных организаций вырастут как, например, Курчатовского института, МИФИ, МЭИ, Санкт-Петербургского политехнического университета, то в целом финансирование науки и развитие технологий будет сокращаться не только в абсолютных, но и в относительных к ВВП цифрах.

Так, если в 2015 году на научные разработки гражданского назначения из федерального бюджета было направлено, по данным Росстата, 439,4 миллиарда рублей, то в нынешнем, 2017 — запланировано всего 348,3 млрд. руб., а на конец трехлетнего периода, в 2019, еще меньше — 324,4 млрд. руб.

Справедливости ради надо сказать, что одновременно с 3,6 млрд. рублей, запланированных в этом году, до 10,5 млрд. в 2019 году будет увеличено финансирование мировых чемпионатов по профессиональному мастерству WorldSkills. Это хорошая тенденция, но, как говорят специалисты, даже такое финансирование этого важного для экономики направления очень недостаточно. Кстати, 45-й чемпионат в 2019 году пройдет в Казани. И еще есть время к нему подготовиться. А пока Россия показывает крайне слабые результаты. Да и откуда им быть, когда вся система профессионально-технического и инженерного образования в стране разрушена? И каких специалистов в основном выпускают наши вузы и колледжи? Новоиспеченные юристы, экономисты, менеджеры либо сразу пополняют армию безработных, либо становятся неквалифицированными продавцами, охранниками и разнорабочими.

Но и уровень выпускаемых инженерных кадров в большинстве своем не отвечает современным требованиям, о чем хорошо знают руководители предприятий. Здесь прослеживается отрыв нашего школьного и академического образования от реальной экономики и повседневной практики промышленных предприятий. Ну а те вузы, которые готовят соответствующих мировому уровню специалистов, зачастую становятся донорами более продвинутых западных экономик, а то даже, как наш легендарный МФТИ (физтех), кует кадры в первую очередь для геополитического противника. Сегодня не менее 40 процентов выпускников физтеха сразу уезжают работать в США, как правило, в ту же Силиконовую долину. И понятно почему — там платят более высокие зарплаты.

Но, конечно, не в одних деньгах дело, хотя и в них тоже. Ведь создать совсем без денег достойные условия для специалистов, необходимую жизненную и производственную инфраструктуру тоже вряд ли получится, что бы там ни утверждал на ПМЭФ‑2017 наш министр финансов Силуанов. По его мнению, увеличение бюджетных вложений в обу­чение новым навыкам необязательно. «Давайте в рамках того объема средств и ресурсов, которые есть, учить новым навыкам», — предложил министр. «Это не вопрос денег, а вопрос эффективности тех, кто учит и лечит людей», — подчеркнул он.

И вот уже министр образования Васильева предложила передать функции по учреждению школ регионам под тем благовидным предлогом, что «когда школы будут переданы на региональный уровень, заниматься развитием образования будет значительно легче». Может быть… Но не получилось бы, как всегда, как, например, с реформированием энергетики. Вместо хоть какого-то снижения цен получили неуклонный рост тарифов, сплошную неэффективность разрастающихся раковой опухолью мелких региональных монополий энергетиков-сбытовиков.

А деньги в стране действительно есть, даже в таких неблагоприятных экономических условиях. Просто не менее трети из них расходуются неэффективно в рамках государственных программ, как заявила на форуме глава Счетной палаты Татьяна Голикова. Абсолютная аксиома, что образованию надо помогать в первую очередь. Но только не так шумно, пиаря себя любимых, как это сделал наш Сбербанк в лице Грефа, сообщив, что они вместе со Стэнфордским университетом запустят в этом году проект по распространению в российских школах микроскопов стоимостью меньше 1 доллара. Только Греф забыл упомянуть, что этот бумажный микроскоп изначально предназначался для распознавания заболевания малярией в беднейших странах Африки…

Курс же на цифровую экономику знаний и технологическое лидерство, провозглашенный В. Путиным, требует масштабного переосмысления установок и основ всей нашей жизнедеятельности. Тут бумажными однодолларовыми микроскопами не отделаешься. Всем ясно, что на планете начинается новая эра. И как бы нам не отстать!

А. Зубцов,
кандидат политических наук.
(Специально
для «Красной строки»).

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»