Начинается награждение орденом «Солнце Орловщины»

Когда-то, не так давно, устав удивляться смешной помпезности, с которой областная власть привыкла обставлять каждый свой шаг и маломальское, даже самое сомнительное достижение, служащее в прочих областях естественным, минимальным оправданием государственного оклада, мы предложили учредить орден «Солнце Орловщины», который и следует выдавать наиболее отличившимся государственным мужам. Отмечать можно также передовые предприятия, локомотивы местной экономики. Мы сразу же предложили вручить высокие награды нашим паровозам — «Кока-Коле», «Велору», «Фригоглассу» — всей гордости средней полосы России. Определенные надежды возлагались также на новые породы поросячьего молодняка тоже с родными, ласкающими ухо названиями типа йоркшир, ландрас и дюрок. Эти чистопородные заморские свиньи, если подрастут, по расчетам, попав под нож орловского мясника, должны половину России завалить окороками. Но тут надо подождать окороков-результатов.

Словом, мы пошутили, хотя название ордену придумали хорошее и даже создали его виртуальный образ, который при желании можно воплотить в самом настоящем металле (золоте, серебре, платине, например) и вешать на дорогие пиджаки. Орден, следует признаться, мы сочинили не сами, а взяли за основу не очень известную в наших краях медаль Соединенных Штатов Америки «За успехи в авиации». Применительно к орловской ситуации в экономике — очень даже актуальные параллели.

Но напрасно, честное слово, мы зубоскалили там, где серьезные люди давно делают деньги. То есть номинанты, награждаемые эти деньги тратят, а делают их те, кто номинантов награждает, — учредители наград. Причем ордена и медали, приносящие умным, серьезным людям очень неплохой доход, как и наш региональный орден «Солнце Орловщины», — награды общественные, государственного статуса они не имеют. Чем шутить, нам бы учредить фонд, отлить мешок своих орденов — и за дело!

Первые ощущения, очень тревожные, что мы профукали очень перспективный бизнес, у нас появились, когда в городском Совете торжественно зам. губернатора Е. Н. Вельковский вручил общественный орден им. Петра Великого (второй степени) директору спецавтобазы С. Н. Себякину.

Не то чтобы С. Н. Себякин и его спецавтобаза очень плохо работали. Возможно, они работают очень даже хорошо. Но почему мы профукали этот момент, этого номинанта, а наши конкуренты, придумавшие орден имени царя Петра, развернулись? И никто, замечу, не смеялся на церемонии награждения, хотя спецавтобаза и Петр Великий, согласитесь, величины не то что разновеликие, но — слов даже не подберу, как далеко эти два феноменона друг от друга отстоят.

И тут мне стало очень интересно. Факт награждения, как говорится, налицо, но при всем уважении к С. Н. Себякину я никогда не взялся бы делать предположение, что он у нас в области — главный общественный орденоносец. Этого просто не может быть. Тогда кто?

Первых лиц трогать не будем, у них наград — как грязи в распутицу, и сил им, первым лицам, к получению разных побрякушек даже прилагать не требуется, мухи к меду сами липнут.

Но не всем же так фартит. Спустимся с Олимпа чуть пониже. Что же мы видим? Батюшки! — как восклицали некогда на Руси, сильно удивившись и даже слегка от удивления испугавшись. Не стану утверждать, что этот человек занимает первое место на Орловщине среди обладателей самого большого количества негосударственных, придуманных разными фондами наград, но то, что он в числе лидеров, это бесспорно.

Анатолий Сергеевич Судоргин, руководитель всем известной «Орловской Нивы». Перечисляем, чтобы не утомить, только часть его наградного списка: медаль Святого Архангела Михаила «За силу духа Российского»; звание «Россиянин года» в номинации «Региональный лидер» (получено в 2005 г.); звание «Заслуженный предприниматель России»; орден «Рубиновая Звезда»; орден «Владимирский Крест»; почетное звание «Работодатель года» и, наконец, награда, которая мне особенно нравится, потому что она удивительно созвучна нашему «Солнцу Орловщины», — орден «Звезда Отечества». Примерно то же, что и мы предлагали учредить, согласитесь, просто ступенью повыше.

Повторюсь: все эти награды и звания негосударственные, то есть власть к этому наградному делу не имеет ровным счетом никакого отношения. Тогда какова реальная стоимость перечисленных титулов и регалий? Вопрос очень интересный и, как показывают материалы, собранные на эту же тему нашими коллегами из федеральных СМИ, более чем актуальный для всей страны.

Названной темой следовало заняться уже потому, что легкость, с которой некие люди и организации оперируют в не очень ясных целях святыми именами и понятиями (медаль Святого Архангела Михаила — не исключение), настораживает. В нормальном обществе высокую терминологию не принято употреблять всуе, тем более в целях прозаичных и даже меркантильных.

Кто организовал наградной бизнес, как он поставлен? Предоставим слово журналистам «Комсомолки». «Ордена тщеславия», или «Человеком года» в России можно стать за $20 тыс.» — материал, опубликованный еще год назад.

«Оказывается, звания, ордена и пропуск в высший свет можно просто купить не выходя из дома. Как-то мой приятель, начинающий бизнесмен, ввалился ко мне с вытаращенными от недоумения глазами и заявил, что его вот-вот наградят золотым орденом Славы.

Бумага, присланная товарищу из благотворительного фонда «Национальная Слава», действительно была беспощадна. Она сухо обещала: награждение в Архиерейском зале храма Христа Спасителя (да под гимн, да под колокольный звон!), шикарный банкет, королевский номер в гостинице. Кроме того, счастливчику было суждено искупаться в блистательном бомонде. Из бумаги выходило, что адвокат Кучерена, доктор Леонид Рошаль, председатель Комиссии по противодействию коррупции Михаил Гришанков и зампред Комитета ГД по экономической политике Юрий Барзыкин на этот вечер будут ему дружеской компанией. А дикторы Центрального телевидения Татьяна Судец и Евгений Суслов прилюдно осчастливят его золотой наградой, изготовленной Монетным двором Гознака». И весь этот бриллиантовый туман — «за результаты проделанной вами работы».

— Это что же я такого наделал? — растерянно улыбался он. — Это что, средневековый пир перед казнью?

Хотя письмецо на самом деле было самым обыкновенным. К таким бумагам давно привыкли секретари и мусорные корзины всех мало-мальски серьезных контор. Секрет был в небольшой отрезвляющей приписке: дескать, фонд-то благотворительный, а потому «просим вас рассмотреть возможность выделения средств на реализацию благотворительных программ, а также на проведение церемонии на высоком уровне».

Не удержался, позвонил (от имени приятеля) по предложенным телефонам — оказалось, что цена вопроса — 5 тысяч долларов. Заплатите — наградим.

— Надеюсь, вы не мошенники? — вежливо осведомился я.

— Нет, — спокойно отвечают. — Мы благотворительная организация.

— А орден мне за что?

— Наверняка вы один из лучших меценатов России.

— Кто?! Я?! — кричу от восхищения.

— Вы! — Голос еще спокойнее. — А разве нет? И вы этим гордитесь? (А что — остроумно!) Ну хорошо, тогда мы дадим вам орден авансом — за стремление к меценатству.

Положил я трубку. Плюнули мы. Рассмеялись. Талантлив все-таки русский народ!

Но тут что-то меня кольнуло. То ли слово «благотворительность». То ли «церковь». То ли «дети».

Машинально начал интересоваться этой темой, надеясь, что она все-таки не выйдет за рамки шального анекдота. Оказалось, не смешно… Как говаривал Бендер, после такого можно потерять и веру в человечество…

Раздражали даже не десятки «фирм-наградителей», которые перевели на ордена тонны золота и фальшивых бриллиантов. В конце концов, бесконечные «Человеки года» (10—20 тыс. долл. за награду), «Лучшие менеджеры» (от 5 тыс.), премии «За вклад в конкурентоспособность» (2840 евро) — бизнес уже традиционный. Покупатель знает, за что платит, а продавец делает вид, что не продает…

Ордена продаются через обычных рекламных агентов, которые сидят на телефонах, обзванивают предприятия и рассылают «письма счастья». Обычно «окучивают» провинцию, в Москве это уже считается моветоном. А где-нибудь в Мухосранске сидит никому не известный директор мукомольного завода, которому предлагают купить минуту славы и, к примеру, звание «Предприниматель года» или «Лучший мукомольщик страны». Стоимостью от 5 до 20 тысяч долларов. Причем никакого мошенничества — все по-честному. Присылают расценки: орден первой степени — столько-то, второй — подешевле.

Расчет в принципе верный: руководитель в любом случае потратит не свои кровные, а спишет со счета предприятия на «поднятие имиджа фирмы». Съездит бесплатно в Москву, посудачит со знаменитостями, привезет сувенир для украшения кабинета. Ну кому от этого плохо? Как-то директору совхоза даже всучили орден «За борьбу с терроризмом…».

Все это не раздражает, журналист безусловно прав. Это смешит, возможно, кого-то от такого смешного бизнеса слегка поташнивает. Раздражает использование в корыстных целях того, о чем мы уже говорили, — святых имен и символов. Журналист «Комсомолки» исследовал также «благотворительность» блистательных наградных фондов. Результат был предсказуем. На благотворительность, как и ожидалось, от наградных фондов перепадают крохи, а львиная доля выручки, собираемой с тщеславных номинантов, достается себе любимым. Разница между крохами благотворительности и «прибылью» — колоссальная. В расходах — только действительно известные люди, которых награждают бесплатно для поднятия престижа «орденов» и «медалей».

«Лучше постараться забыть это наивное, бесполезное в наше время слово «фальшь», — делает вывод журналист, закрывая тему, — и убить в себе чувство брезгливости».

Зачем убивать? Времена меняются, чувство брезгливости вновь может войти в число традиционно уважаемых человеческих качеств. Оно позволяет не вляпаться, даже когда к этому подталкивают.

А вот еще одно исследование той же темы, сделанное еще раньше, в 2005 году, журналом «Forbes» и выдержанное, как и положено респектабельному изданию, в корректных, спокойных, совершенно не таких свойских, как у «Комсомолки», тонах. Цитируем:

«Корреспондент Forbes, назвавшись помощником гендиректора одной из производственных фирм, попросил директора Фонда содействия инициативам по укреплению государства имени Минина и Пожарского Михаила Жеребкина сделать так, чтобы присуждаемый фондом орден… получил руководитель Федерального агентства по промышленности РФ Борис Алешин (кандидат был выбран произвольно). Немного поразмыслив, Жеребкин согласился все организовать…

Можно даже сделать так, чтобы награду чиновнику (в нашем случае — рубиновая звезда на массивной золотой цепи) вручил непосредственный «заказчик» события. Для этого нужно всего лишь стать спонсором всей церемонии. Цена вопроса — $45000. Единственная проблема — Жеребкин не мог гарантировать, что высокопоставленный номинант явится на церемонию награждения».

Но это особый, трудный случай. В нашей, орловской действительности какие могут быть осложнения? Да никаких. Извольте, господа: «По итогам 2005 года в рамках реализации федеральной общественной программы «Возвеличим Россию своими делами» генеральный директор ОАО АПК «Орловская Нива» А. С. Судоргин награжден орденом «Рубиновая звезда» за большой личный вклад в развитие российской государственности, обеспечение роста экономики, формирование духовности общества, за гражданственность и патриотизм. Награду А. С. Судоргину вручили губернатор Орловской области Е. С. Строев и директор фонда содействия инициативам по укреплению государства им. Минина и Пожарского доктор политических наук М. В. Жеребкин».

Официальная информация. Скупо написано, суховато, как и положено при высокой церемонии награждения.

Да, как там со «Звездой Отечества», как конкуренты нашего «Солнца Орловщины», так и не отлитого пока в металл, развернулись? Пороемся в Интернете. Ага, вот, долго искать не пришлось, «новости Саратова». Что там в Саратове за звезда Отечества объявилась? Читаем. «Орденом «Звезда Отечества» награжден директор СпецАТХ». Готов поспорить, что это немногим круче нашей спецавтобазы.

Помните «Однодума» Лескова? Был такой совершенно бескорыстный герой, описанный нашим гениальным земляком. Помните, как заканчивается рассказ?

«Со времени проезда Ланского прошло довольно времени, и события, сопровождавшие этот проезд через Солигалич, уже значительно позабылись и затерлись ежедневною сутолокою, как вдруг нежданно-негаданно, на дивное диво не только Солигаличу, а всей просвещенной России, в обревизованный город пришло известие совершенно невероятное и даже в стройном порядке правления невозможное: квартальному Рыжову был прислан дарующий дворянство владимирский крест, первый владимирский крест, пожалованный квартальному.

Самый орден приехал вместе с предписанием возложить его и носить по установлению. И крест и грамота были вручены Александру Афанасьевичу с объявлением, что удостоен он сея чести и сего пожалования по представлению Сергея Степановича Ланского. Рыжов принял орден, посмотрел на него и проговорил вслух:

— Чудак, чудак!..

…Носить же ордена Рыжову было не на чем».

В буквальном смысле — не на чем. Настолько бедным был человеком квартальный Александр Афанасьевич Рыжов — «однодум». Бедным и честным.

Впрочем, кто из нынешних «орденоносцев» читал Лескова? А даже если и читал?

Господа! Многое у вас есть, но «Солнцем Орловщины» вас официально еще не называли. Айда скорее к нам в редакцию, мы вам наградные документы выпишем. Вообще ничего с вас не возьмем, сделаем все бесплатно, из одного чувства безмерного удивления перед настоящими, а не мнимыми героями Отечества.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц