Красная строка № 20 (326) от 5 июня 2015 года

Не давайте В. В. Потомскому полиграф. Сломает — не почините…

«Неврову А. Н.

Ваше обращение от 22.04.2015, поступившее 12.05.2015 в следственное управление по Орловской области из Следственного комитета Российской Федерации, о проведении процессуальной проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ по сведениям, сообщенным губернатором Орловской области Потомским В. В. в ходе выступления 05.03.2015 на радиостанции «Вести FM», рассмотрено.

13.05.2015 в книге регистрации сообщений о преступлениях следственного управления произведена регистрация заявления по сведениям, сообщенным Потомским В. В. в ходе выступления 05.03.2015 под № 67 пр-2015, после чего организована и проведена процессуальная проверка.

В своем объяснении, полученном в ходе проверки, губернатор Потомский В. В пояснил, что 05.03.2015, выступая на радиостанции «Вести FM», он в ходе интервью, желая выразить свою принципиальную позицию, как губернатора Орловской области, к возможным предложениям всякого рода вознаграждений, применил образный оборот, тем самым дав понять о неприемлемости для него подобных вопросов, для чего и высказал это в эфире.

Каких-либо конкретных обращений к нему с предложениями получения незаконных вознаграждений за действия или решения в пользу конкретных лиц с использованием служебного положения, к нему не поступало.
По запросам следователя оперативными службами УMBД и УФСБ России по Орловской области также не представлено какой-либо информации, подтверждающей предложение губернатору Потомскому В. В. взяток.
В связи с изложенным, 15.05.2015 следователем по особо важным делам СУ СК России по Орловской области отказано в возбуждении уголовного дела по заявлениям Неврова А. Н. и Рыбакова В. А. по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступлений, предусмотренных ст. 291 УК РФ и ст. 316 УК РФ.

В случае несогласия с данным ответом Вы вправе обжаловать его вышестоящему руководителю следственного органа или в суд.

Руководитель отдела процессуального контроля майор юстиции Р. В. Ананьев».

Давайте сначала посмотрим на образный оборот. Вот он (фрагмент программы В. Соловьева). Говорит губернатор Орловской области В. В. Потомский:

— …Ну, так вот, были инвесторы, которые приходили и говорили, что готовы производство открыть на Орловщине. Я говорю: «Пожалуйста», рассказываю так, так, так, так, вызываю своих экономистов, говорю: «Вот с этим будете работать, с этим, вот этот по промышленной группе Козин, здесь Бабкин, здесь Есипов, здесь Бударин, Соколов» — и так далее, ну, называю, с кем они должны контактировать. Они все присутствуют в этот момент, каждый отвечает за свою зону ответственности.

— Можно с вами остаться потом?

— Пожалуйста.

— Вадим Владимирович, ну давайте где-нибудь выйдем поговорим.

Я говорю: «Мы же обо все поговорили».

— Давайте поговорим.

— О чем?

— Ваша доля какая? За сколько пустите?

Понимаете? Мало того, что заводов нет. Так у них это история. Это же сложилось из чего-то. За сколько, говорит, пустите. Ваша доля какая? Давайте сразу решим на берегу. Или дайте сразу паспорт какого-нибудь своего человека. Мы сразу отпишем. Вы только скажите цифру с ним. И все будет хорошо. Вот такие истории бывают». (Конец цитаты).

Ничего образного в том, что в кабинет В. В. Потомского вошел Козин, затем Бабкин, Есипов, Бударин, Соколов, — нет. Это не образы, а реальные физические лица, чиновники, получающие в администрации Орловской области зарплату. Во фразе анонимного инвестора, адресованной губернатору: «Ваша доля какая?», тоже все предельно конкретно. Человека интересует сумма, никакой поэзии.

Получается, что В. В. Потомский банально соврал. Он просто придумал историю, которой не было. Зачем? Об этом он говорит в «пояснении» следователю: «Желая выразить свою принципиальную позицию, как губернатора Орловской области, к возможным предложениям всякого рода вознаграждений».

Ну, так и сказал бы об этом в «Вестях ФМ»:

— Владимир (обращаясь к ведущему), позвольте мне, желая выразить свою принципиальную позицию, как губернатора Орловской области, к возможным предложениям всякого рода вознаграждений, применить образный оборот и тем самым дать понять о неприемлемости для меня подобных вопросов.

— Пожалуйста, — сказал бы, опешив, В. Соловьев.

И В. В. Потомский начал бы:

— …Ну, так вот, были инвесторы, которые приходили и говорили, что готовы производство открыть на Орловщине. Я говорю…

И далее по тексту до конца цитаты.

В. Соловьев выслушал бы и после секундного раздумья спросил:

— Так это было или нет? Взятку предлагали?

В. Потомский тут же бы и пояснил:

— Я же говорю: образный оборот! Ничего этого не было. Просто, желая выразить свою принципиальную позицию, как губернатора Орловской области, к возможным предложениям всякого рода вознаграждений, я применил этот образный оборот, тем самым дав понять о неприемлемости для меня подобных вопросов.

В. Соловьев спросил бы:

— А Козин, Бабкин, Есипов, Бударин, Соколов были?

— Были.

— А взятки — нет?

— Нет.

— И не предлагали?

— Боже упаси! Это просто образ такой.

И тогда В. Соловьев — эфир дорого стоит — наверняка бы поинтересовался:

— Вадим Владимирович, у вас с головой все в порядке?

И губернатор Орловской области наверняка бы ответил:

— Да. У меня и справка есть.

Словом, веселый получился бы эфир, хитовый. Но В. В. Потомский пошел по другому пути и начал банально врать. Всё, что он рассказал, все приняли за чистую монету, поскольку предупреждений об образности не получили. Купился В. Соловьев, довольно купался в лучах славы «неподкупный» В. Потомский. А это, оказывается, было просто враньё. Придумка. Сказка. Возможно, что и Козин-Бабкин-Есипов-Бударин-Соколов в кабинет к губернатору не заходили. Всё — образ, от начала до конца.

Хуже гораздо, если Козин, Бабкин, Есипов, Бударин, Соколов действительно губернатором вызывались, действительно был инвестор, на самом деле шли переговоры, но никаких взяток никто никому не предлагал. И как, скажите, теперь к столь странному губернатору будут относиться потенциальные инвесторы за границами и в границах Орловской области? Придем, подумают, с добром, с чистыми помыслами, а В. В. Потомский в каком-нибудь эфире выдаст образ: «Ну, так вот, были инвесторы…». И далее до конца цитаты, текст известен.

Может быть, и в этом причина, что инвестиции в Орловской области тоже стали образным оборотом и только в этом виде преимущественно существуют?

Версию об образном обороте можно было принять за чистую монету, если бы В. Потомский рассказывал в эфире о своем бескорыстии по-настоящему образно. Так, например:

— …Ну, так вот… Никогда не забуду — он был или не был, этот вечер; пожаром зари сожжено и раздвинуто бледное небо, и на желтой заре — высокоэкономичные светильники орловского производства. Были инвесторы, которые приходили и говорили… Я говорю… Вызываю экономистов… Заходит младой с перстами пурпурными Козин; здесь Бабкин Гефесту подобный, здесь Есипов быстрый, Леонардо да Винчи от ЖКК Бударин здесь тоже, впорхнул Соколов и так далее, ну, называю, с кем они должны контактировать…

— А доля твоя велика ли? — мне мзду предлагал нечестивец.
Ее же отверг я, громы сотрясая во гневе великом.

В. Соловьев, почесав бровь, чтобы не ударить в грязь лицом, добавил бы:

— Да, может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать…

А что ему еще сказать, если в разговоре о взятках и ситуации в Орловской области — сплошная образность? А ведь это только один эпизод псевдообразного вранья, в котором сознался В. Потомский. Сколько иных эпизодов нам не известно? «Орловская Нива — это мой Крым, и я его верну!» — единственное обещание В. Потомского, которое он может смело не выполнять, кивая на реальную образность фразы. Тем более что Крым уже вернули, про «Орловскую Ниву» можно забыть.

В. Потомский, исчезая из Орловской области на довольно продолжительное время, высказался какому-то федеральному сайту, сообщил «Вечерний Орел», что готов в числе прочих чиновников пройти проверку полиграфом — детектором лжи.

В смелости Орловскому губернатору не откажешь.

Первый вопрос полиграфа:

— Вы врали про взятку?

— Да.

— Вы часто врете?

— Я использую образные обороты.

Тут полиграфу и каюк.

Деградация государственной власти на региональном уровне достигла ужасающей степени. Губернатор Орловской области В. Потомский врал. Он врал либо В. Соловьеву и всем слушателям «Вестей ФМ», либо Следственному комитету. Если он врал слушателям, значит В. Потомский ни в грош не ставит людей. Если он врал Следственному комитету, он является соучастником преступления. В одном из случаев он врал. И никаких последствий.

Не надо принимать близко к сердцу слово «врал». Это образ такой.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц