Красная строка № 25 (461) от 14 сентября 2018 года

Не единая Россия

Размышления об итогах дня голосования

На сайте экономиста, политолога, блогера Михаила Хазина, являющегося, к тому же, частым гостем федеральных телеканалов, то есть, как минимум, системного человека, неделю назад появился опрос с очень необычной и даже смелой формулировкой: «Какой бы была ваша реакция, если бы российские военные совершили государственный переворот и объявили о тотальной национализации?» Вот как распределились ответы: «Безоговорочно поддержал бы и активно содействовал» — 42,15% голосов; «выразил бы поддержку, но активного участия бы не принимал» — 32,21%; «занял бы позицию стороннего наблюдателя» — 12,63%; «был бы против, но вмешиваться бы не стал» — 8,46%; «примкнул бы к защитникам конституции» — 4,55 %.

Понятно, что это не «сертифицированный соцопрос» — не хватает научности, репрезентативности, чего там еще, но совершенно очевидно, что появился опросник на сайте далеко не случайно. Такие замеры, регулярно размещаемые на популярных ресурсах, помогают государству получать полную картину мира. Картина эта, надо сказать, не радует. Почти 75 процентов проголосовавших, готовых в той или иной мере поддержать государственный переворот, направленный на «тотальную национализацию», — это серьезно.

Казалось бы, при чем здесь выборы? Давайте разбираться.

На днях торжественно открылся Восточный экономический форум на российском Дальнем Востоке, откуда бе­зостановочно бегут наши соотечественники. Правительство в попытке остановить катастрофу, выступило с инициативой «дальневосточного гектара» — бери, если ты гражданин России, и «возделывай!». Это квинтэссенция современной экономической модели. Государство не может или не хочет ничего вразумительного предложить и предпочитает смотреть, как граждане самостоятельно будут выкручиваться там, где выкрутиться невозможно. Чтобы получить выгоду от проекта, в него нужно сначала вложить. При современной экономической модели российская власть не хочет тратиться, она предпочитает, как от нефти и газа, получить сразу или, по возможности, очень быстро. Проекты же, где нужно вкладывать в человека без расчета на мгновенную или прогнозируемую в обозримом будущем выгоду, редки или анекдотичны, как бесплатный гектар в тайге.

Почему в стране, торгующей нефтью и газом, бензин и газ бе­зумно дороги? Потому что продавцам сырья нет дела до населения, их интересует прибыль, а на Западе, всюду, где проблем с платежеспособностью нет, цены выше. Их стараются уравнять. Объективно население России мешает продавцам углеводородов. Это экономическая реальность. Интересы меньшинства противоречат экономическим и уже почти биологическим интересами большинства. Эту модель можно было бы скорректировать прогрессивным налогом на сверхдоходы, но и этого нет. Интересы страны как единого организма никогда не будут сочетаться со шкурными интересами прослойки, нацеленной на максимальную прибыль. Это разнонаправленные векторы.

Поэтому в качестве способа развития Дальнего Востока в первой четверти 21 века мы и получаем (кто хочет) гектар надела. Тяпка, соха, улей — забота поселенца. Ничего другого государственная мысль в качестве спасительного средства пока не выработала. Теперь, правда, к гектару обещают добавить триллионы инвестиций. Посмотрим.

Переходим к результатам выборов.

Политическая система современной России — это своеобразное успокоительное и местами увлекательное сито, имеющее целью не допустить несанкционированных перемен, но создающее видимость свободных общественных процессов. Например, партия Жириновского — феномен этой системы. Нет Владимира Вольфовича — нет и партии. Попробуйте сформулировать идеологию ЛДПР. При этом одна пятиминутная нарезка из высказываний и поступков харизматичного председателя партии, ежедневно прокручиваемая по ТВ, могла бы уничтожить отца-основателя. Но система не уничтожает свои составные части. Однако, когда фальшь становится невыносимой, диссонировать начинают даже ее составные части.

Кто всерьез считает В. Жириновского или С. Миронова оппозиционерами нынешней власти? Лидер «эсеров» («справедливороссов») до сих не отчитался по первому пункту первоначальной политической программы — «возрождению русской выхухоли». Какой смысл расспрашивать о следующих пунктах государственного строительства? Г. Зюганов как лидер партии — наследницы коммунистической идеологии — серьезнее по потенциалу, но и этот, последний, почти безнадежно растерян в пустых дис­куссиях. Оппозиционеры немного улучшат свой рейтинг за счет «борьбы с пенсионной реформой», но они не изменят систему.

Поэтому протест, в какой-то степени отраженный в опросном листе на сайте экономиста М. Хазина, принял в единый день голосования причудливые и одновременно прогнозируемые формы.

Там, где люди видели достойного кандидата, где оставалась хоть какая-то надежда на перемены после выборов, голосовали за такого человека. В Орловской области все было предсказуемо, наш многострадальный литературный край впервые в своей новейшей истории оказался в категории таких, дающих надежду, областей. Тем не менее, говорить будем не о победителе, А. Клычкову предстоят трудные времена — надежду предстоит оправдать или подарить избирателям очередное разочарование (чего, хочется верить, не произойдет). Поговорим о главном антигерое единого дня голосования — «Единой России». В Орле она — с местной спецификой.

Вот уже скоро пятилетку местные единороссы — под губернаторами-коммунистами, можно сказать, «в подполье». Где же их идеология, их партийные принципы, почему не видно борьбы? Особенно, если учесть, что А. Клычков, производящий положительное впечатление, и экс-губернатор В. Потомский, такого впечатления не производивший, личности-антиподы, хоть и состоят в одной партии. К КПРФ тоже есть вопросы, мы их не раз задавали, если надо, зададим еще, но ведь правящая партия — «Единая Россия». Молчат орловские едросы сейчас, молчали при В. Потомском. А партия ли это? Отвечает ли она хоть за что-то? Ну, не может же быть партийной идеологией готовность исполнять любые приказы, идущие сверху! Однако, видимо, может, поэтому в народе зрело, зрело и созрело, как показали выборы 9 сентября в разных регионах страны, глухое, а теперь уже отчетливое, раздражение.

Конечно, несколько случаев поражения правящей партии и ее членов — действующих глав — в масштабах страны можно назвать статистической погрешностью, если не знать, каких сил стоило власти выстроить предсказуемую и стерильную избирательную систему. Вспомним, как варьировалось количество партий, имеющих право участвовать в выборах, вводилась и убиралась графа «против всех», устанавливался непробиваемый «муниципальный фильтр»… И все равно пробило! Причем так, как не пробивало никогда. У народа накопилось.

Итоги выборов уже окрестили «звоночком для «Единой России». Обратим внимание на личности.
Главной сенсацией называют лидера хакасских коммунистов В. Коновалова. Процитируем сайт «Завтра»: «Тридцатилетний юрист (с красным дипломом), экс-руководитель хакасского комсомола, только в текущем году избранный первым секретарём комитета Хакасского регионального отделения КПРФ… побеждает главного местного единоросса В. Зимина, возглавляющего регион почти десяток лет.., 56-летнего кавалера всевозможных медалей и орденов, непотопляемого и непробиваемого железнодорожника, получившего, казалось бы, однозначное добро из Кремля на дальнейшее правление».

Любопытно, что за юным, по меркам политики, Валентином Коноваловым не усматривают особых талантов и дарований, способных увлечь за собой массы. Но здесь есть хотя бы идеология, молодость и внятная оппозиционность, наложенные на «чистую кредитную историю» — что мог натворить в свои тридцать лет вчерашний комсомолец?

А вот форма, в которую вылилось недовольство жизнью в Хабаровском крае, заставляет говорить о системном кризисе и протесте.

Еще раз «Завтра»: «2-й тур предстоит на выборах губернатора Хабаровского края. Лишь второе место занял действующий (с 2009 года) губернатор В. Шпорт, кандидат от партии «Единая Россия», шестидесятичетырёхлетний почётный авиастроитель РФ, бывший директор Дирекции по производству и техническому развитию авиационной холдинговой компании «Сухой». Его слегка опередил сорокавосьмилетний С. Фургал, кандидат от ЛДПР, депутат Госдумы РФ, в прошлом — гендиректор ООО «Алькума» (торговля лесоматериалами) и ООО «Миф-Хабаровск» (сбор лома чёрных металлов)».

Сбор лома черных металлов — это не небо, не самолеты! Ну, никак не небо и самолеты. Человек, от вторчермета добравшийся до кресла депутата Госдумы от ЛДПР, — деталь самой системы, лишь номинально считающаяся оппозиционной. Но люди используют даже такой шанс, чтобы выразить недоверие власти, используя даже намеки на оппозиционность. Другой возможности у них просто нет.

Во Владимирской области второй тур обеспечила себе действующий губернатор С. Орлова, не сумевшая убедительно переиграть… кого бы вы думали? 48-летнего президента региональной Федерации конькобежного спорта В. Сипягина. Какова политическая сила претендента! Не исключено, что в выборах любителя спорта попросила участвовать сама С. Орлова. Однако нелюбовь к ней (личная или как к олицетворению «правящей партии») оказалась во Владимирской области так велика, что практически на исходе лета главу региона можно обойти на коньках даже по сухому асфальту.

А то, что произошло (продолжает происходить) в Иркутской области, можно назвать «построением социализма в отдельно взятой области», какие бы кривые ухмылки эта фраза ни вызывала. То, что «партия власти» контролирует всё, — это нормально, к этому привыкли, это проявление пресловутой «вертикали» власти, возможно, и необходимой. Сергей Левченко (КПРФ) эту вертикаль и строит, но свою.

«Завтра»: «КПРФ уверенно победила «Единую Россию» на выборах депутатов Законодательного собрания Иркутской области… «Для партии было принципиально важно, чтобы в Законодательное собрание Иркутской области прошла сильная команда, которая бы помогла губернатору Сергею Левченко реализовать программу на пятилетку», — заявил глава КПРФ Геннадий Зюганов на пресс-конференции».

«Бьют» единороссов в Ульяновской области, в Великом Новгороде, «в городе металлургов Саяногорске действующий мэр-единоросс Леонид Быков потерпел сокрушительное поражение, набрав всего 18% голосов» — продолжает собирать «звоночки» «Единая Россия».

О чем вся эта музыка говорит? О том, что нельзя развивать страну, ничего в ней не меняя. Добавим — не меняя к лучшему. Или меняя так мало, что эти изменения неразличимы за валом старых и новых проблем.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»