Красная строка № 2 (353) от 22 января 2016 года

«Не хватает в уши ваты?» — изумились бюрократы

Два месяца жители девятиэтажки № 51 на ул. Гагарина в г. Орле чувствовали себя, как на вулкане. Кипело, гремело и грохотало у них под ногами с тех пор, как новые владельцы бывшего «Универсама», в послед­ствии — «Апельсина», начали ремонт торговых залов и подсобных помещений, расположенных на первом этаже здания и в пристройке.

Тамара Владимировна Р. утверждает, что это был кромешный ад — с утра и до вечера. Помимо грохота, треска и воя в квартире то и дело гасли электрические лампочки, как будто кто-то крутил невидимый реостат. Мелкодисперсная пыль хрустела на зубах. Накануне Рождества строители появились на крыше магазина и в двух шагах от окон квартир установили сразу несколько огромных кондиционеров. Тамара Владимировна рассказывает, что соседи заговорили с рабочими и пригрозили вызвать специалистов Роспотребнадзора для замера шума, который будут производить кондиционеры. На что монтажники, не моргнув глазом, заметили: мол, вряд ли кто придет сюда что-либо замерять и контролировать.
— Нам дали понять, что мы можем делать все, что считаем нужным, — примерно так выразился один из рабочих.

Этот более чем прозрачный намек на покровительство сильных мира сего, возможно, и объясняет ту беспардонность, с которой проводились ремонтные работы в бывшем «Апельсине».
В том, что контролирующие органы останутся безучастными, Тамара Владимировна убедилась очень скоро. В Ростехнадзоре ей сказали, что проводить какие-либо проверки ведомство может только с санкции прокуратуры. В прокуратуре Заводского района города некая А. Черемисина долго разъясняла, в какие сроки можно получить ответы на свои жалобы.

— И ничего по существу дела, — вспоминает Тамара Владимировна. — Я ее спрашиваю, а если в доме что-то случится из-за этого ремонта — обрушения, пожар? А вот когда случится, тогда и будем реагировать, говорит.

Тамара Владимировна все-таки получила письменные ответы на свои жалобы. Она перечитывает их до сих пор, пытаясь понять, каким образом рождаются подобные шедевры бюрократической демагогии. Руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Орловской области Г. Захарченко почти на двух страницах объяснил измученной шумом гражданке, почему руководимая им служба не может ей помочь. Оказывается, это не в компетенции Роспотребнадзора — усмирять шумных ремонт­ников: «Вопросы, изложенные в Вашем обращении, относятся к компетенции органов местного самоуправления».

Однако один из руководителей этого самого местного самоуправления, а именно заместитель председателя Орловского городского Совета С. Себякин выразил уверенность, что по существу жалобы как раз впору разбираться именно Роспотребнадозру, о чем он и уведомляет Тамару Владимировну в своем ответе от 18 декабря: «Для решения вопроса, связанного с постоянным шумом в дневное и вечернее время при производстве ремонтных работ, направлено письмо по компетенции в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека…».
«Но если один утверждает что у Шульца есть собака, а другой — что она сдохла, значит, кто-то из вас, господа, говорит неправду!». Только в нашем случает речь идет не об оперетте, а о действительности, и не о веселых буржуа, обманывающих простодушную жену одного из них, а об ответственных лицах, один из которых представитель власти, а другой — государственный защитник прав и благополучия человека в Орловской области.

А проблема-то, в общем, серьезная: как защититься от шумного соседа — будь это магазин, строительная бригада или просто любитель громкой музыки? Жилищный кодекс РФ вообще не регламентирует подобные взаимоотношения. Областное же законодательство предусматривает для них лишь одно ограничение с возможными правовыми последствиями — временной интервал тишины от 23 до 8 часов утра. То есть если кто-либо будет шуметь в ночные часы, можно смело вызывать наряд милиции. Но если «шумопроизводитель» затихнет вовремя, скажем, в 22 часа 55 минут, то уже никто не взыщет с вашего мучителя за ваши убитые нервы, головную боль, не говоря уж о моральных издержках. Зато если вы не выдержите испытания и прибьете соседа, тогда система покарает вас. Такая вот «правоприменительная» логика.
Поражает равнодушие местных законодателей к этой проблеме. Ее как будто не существует. На самом же деле она напоминает о себе чуть ли не ежедневно. Из машин на улицах и во дворах вырывается пробивающий мозг тяжелый бой «клубной музыки». Завлекая посетителей, над дверями торговых лавок и, как правило, под окнами жилых квартир целыми днями извергаются из усилителей какие-то звуки. Соседи делают бесконечные ремонты, не в силах сдержать потребительского зуда. И так далее, и тому подобное. Для обитателей дома № 51 эта проблема обернулась двухмесячной пыткой по месту жительства.

Между тем еще пару лет назад в интернете промелькнуло любопытное сообщение со ссылкой на «Российскую газету»: «Верховный суд РФ пояснил, что главное в разрешении подобных конфликтов не санитарные нормы, а наше спокойствие. То есть, даже если формально уровень шума не превышает норму, человека можно наказать за то, что он мешает соседям спать. Такое пояснение направлено всем судьям страны…

Прецедентом для такого решения стала «дискотека», устроенная жителем Стрежевого (Томская область). С 17.30 до 21.00 он слушал дома громкую музыку, и недовольные соседи вызвали участкового. В результате меломана оштрафовали, но он не согласился с наказанием и обратился в Верховный суд.
Гражданин заявил, что его стереосистема рассчитана максимум на 41 децибел, что всего на 1 децибел превышает норму, установленную «Санитарно-эпидемиологическими требованиями к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях». При этом истец уверял, что на полную громкость музыкальный центр не включал.

Однако Верховный суд все же счел штраф справедливым. При этом ключевыми словами статьи кодекса суд счел слова «тишина и покой».

Санитарные правила регламентируют только уровень шума при эксплуатации технологического оборудования, установленного в общественных помещениях. А строго оценить допустимый уровень шума в жилых домах невозможно — здесь критерием может служить только общественное спокойствие, пояснила высшая судебная инстанция.

Наказание жителю Стрежевого Верховный суд оставил в силе, а его дело вошло в обзор судебной практики. Отныне нарушителям тишины на первый раз грозит штраф в размере от 500 до 1000 рублей, а в случае «рецидива» он возрастает в несколько раз. Самые злостные нарушители рискуют быть выселенными из квартиры — прецедент был создан три года назад в Свердловской области».
Интересно, а наши судьи и прокуроры знают обо всем этом? Или попросту знать не хотят?

Андрей Грядунов.

Изображение-047_1

самые читаемые за месяц