Красная строка № 34 (385) от 7 октября 2016 года

Необоснованное и явное преследование

clip2net_161005185417

В свежем номере газеты «Совершенно секретно» под таким заголовком опубликована большая статья, рассказывающая об истории конфликта губернатора Орловской области В. Потомского с предпринимателем и депутатом областного Совета В. Рыбаковым. Многие из приведенных в ней фактов и высказываний орловскому читателю уже известны. Но есть в публикации и кое-что новое, особенно интересное в связи с передачей уголовного дела в отношении Рыбакова в суд.
Именно поэтому «Красная строка» публикует сегодня отрывок из статьи, с полным текстом которой можно ознакомиться в «Совершенно секретно» № 10/387 или на сайте издания.

* * *
…Губернатор Потомский упоминал «дело Рыбакова» и в телеинтервью, и на коллегиях силовых ведомств, и в радиоэфире, и на страницах газет. Однажды губернатору позвонил один из его бывших коллег по Государственной думе и спросил его о том, насколько серьёзен его конфликт с депутатом Рыбаковым. Аппарат был включён на громкую связь. Потомский при упоминании ненавистной ему фамилии буквально взорвался: «Он будет сидеть! Я сказал, что он будет сидеть, и он будет сидеть!» Любопытно, что сам Рыбаков всё это слышал, поскольку находился в кабинете одного из руководителей Госдумы прошлого созыва…

Кто будет сидеть?

29 сентября в Администрации Президента Российской Федерации под председательством спецпредставителя президента Сергея Иванова состоялось заседание рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. Иванов сообщил, что во исполнение поручения президента был «подготовлен целый ряд предложений, касающихся усиления ответственности должностных лиц правоохранительных органов за совершение действий, приведших к необоснованному уголовному преследованию предпринимателей и прекращению ими хозяйственной деятельности».

В сообщении, опубликованном на сайте Кремля, говорилось: «В частности, предлагается внести изменения в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности». Максимальное наказание за преступление, преду­смотренное частью первой этой статьи, увеличивается с пяти до семи лет лишения свободы. В соответствии с частью второй, повышенная ответственность наступает как за предусмотренное в действующей редакции деяние, соединённое с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, так и за деяние, повлёкшее причинение крупного — превышающего 1 млн 500 тыс. рублей — ущерба или иных тяжких последствий. Согласно новой части третьей указанной статьи, ответственность правоохранителей наступает в случае незаконного возбуждения уголовного дела, совершённого в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности, повлёкшее прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба, и наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет».

Любопытно, что в марте 2016 года Виталий Рыбаков, в отношении которого возбуждались уголовные дела, по его мнению, имевшие целью разрушение бизнеса и принуждение его к уходу из политики, написал на имя генпрокурора Юрия Чайки жалобу на незаконное уголовное преследование. В ней по­дробно описывалась история того, как в угоду политическим целям был разрушен успешно работавший на протяжении более чем 25 лет бизнес. «Следствие, — писал генеральному прокурору областной депутат, — вторгаясь в сферу предпринимательской деятельности, делает выводы о том, какие решения необходимо было принимать руководителю коммерческой организации».

И действительно, вспомним то, что вменялось в вину Виталию Рыбакову. Например, следователи считали, что сборно-разборный навес над въездом на территорию предприятия можно было не арендовать, а купить. А реклама в газете, по их мнению, была неэффективной, да и рекламировались там «не те» товары. И ни следствие, ни прокуратуру, регулярно отменявшую постановления о закрытии уголовных дел по причинам отсутствия события либо состава преступления, не волновало то, что предметом «доказывания» была оценка следствием конкретных сделок, заключённых Рыбаковым в процессе предпринимательской деятельности, которая, если верить ГК РФ, осуществляется на свой риск и направлена на систематическое получение прибыли. Компания «База строительных товаров» при директоре Рыбакове всегда работала с прибылью, и её работа признавалась эффективной Управлением муниципального имущества и землепользования г. Орла.

А вот после увольнения Виталия Рыбакова с поста директора предприятия и назначения вместо него гражданина Роева, служившего когда-то в сочинской полиции, «База строительных товаров» за короткий срок стала убыточной, получила по итогам 2015 года 11 млн. рублей убытка и прекратила хозяйственную деятельность.

Давайте теперь вспомним, что говорил Сергей Иванов о необоснованном уголовном преследовании предпринимателей. И подумаем о том, кто же виноват в том, что некогда процветающее предприятие было разрушено, а потом просто продано с молотка. Задумаемся и о том, какие сроки должны светить организаторам столь результативного необоснованного уголовного преследования при годовом ущербе в 11 млн., если планка повышенной ответственности применяется уже при ущербе в 1,5 млн. рублей.

Сегодня нам становится понятно, почему со стороны некоторых правоохранительных органов Рыбакову делались конкретные предложения: закрыть все уголовные дела, если он не будет ставить вопрос о причинённом как государству, так и ему лично многомиллионном ущербе. Депутат, насколько нам известно, отказался от таких предложений.

Орловчане, которые прекрасно знают Виталия Рыбакова как серьёзного руководителя и деятельного политика, поддерживают его на протяжении многих лет, 18 сентября очередной раз оказали ему доверие, избрав депутатом Орловского областного Совета по одномандатному округу, причём с лучшим в Орле результатом — около 65% голосов «за», несмотря на то что прокуратура за неделю до выборов передала «депутатское дело» в суд. Из десятков эпизодов осталось всего два: якобы неэффективная реклама в газете и распоряжение участками, на которые был наложен арест. По большому счёту обвинения безосновательные. Реклама — это не та сфера, действенность которой могут определить следователи. Логика тут проста: предприятие прибыль получило — значит, реклама сработала. Не получило — нужно отвечать. Правда, не перед уголовным судом, а перед акционерами и советом директоров…

Ситуация сегодня весьма динамичная. Все ждут, кому придётся отвечать за многомиллионные убытки. Прокуратура, игравшая ключевую роль в этой истории, всеми силами пытается реализовать любое обвинение с любым приговором, даже штрафом. Только тогда изменения в законодательстве, связанные с необоснованным уголовным преследованием, которые президент в ближайшее время внесёт в Госдуму, могут не коснуться орловских правоохранителей. Сегодня решение перешло в судебную плоскость, где давление со стороны губернатора не так велико. И, как нам видится, не только мы вместе с читателями будем пристально следить за развитием ситуации. Сегодня вопросы необоснованного уголовного преследования предпринимателей в фокусе внимания на самом верху…

Сергей Иванов.
«Совершенно секретно»
№ 10/387, октябрь 2016 г.

На снимке: так выглядит
«База строительных товаров»
в результате вмешательства
губернатора Потомского
(февраль 2016).
Фото из архива автора.

самые читаемые за месяц