Неодолимая страсть к государственному имуществу

«Бесхозный» налог

Очередное расследование «Красной строки», о котором ниже пойдет речь, началось с незначительной, на первый взгляд, и даже отчасти курьезной истории. Департамент имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области подал в арбитражный суд ряд исков о взыскании арендной платы с нескольких небольших коммерческих фирм, в том числе — с ООО «Х» (название условное), например. Эта фирма арендует небольшое нежилое помещение общей площадью всего около 28 кв. м по адресу: г. Орел, ул. Московская, 159. Помещение находится в государственной собственности и принадлежит на праве хозяйственного ведения областному государственному унитарному предприятию «Орелпром-эксплуатация». В соответствии с договором аренды, арендатор должен перечислять плату в областной бюджет на счет департамента.

Казалось бы, что тут сложного? Все просто и ясно. И так, возможно, оно и было бы где-нибудь в другом регионе страны, но только не в Орловской области. Что же происходит в нашей истории? 23 октября 2006 года председатель Коллегии Орловской области Е. С. Строев подписывает распоряжение № 257-р, которым устанавливает, что «в 2007 году при сдаче в аренду нежилых помещений ОГУП «Орелпром-эксплуатация» арендная плата в размере 20 процентов остается в распоряжении предприятия».

«Орелпромэксплуатация» выставляет фирме «Х» счета-фактуры, в которых указывается лишь 20-процентная часть арендной платы от преду-смотренного договором аренды. При этом НДС не выделяется. «Х» и оплачивает именно столько, сколько указано. Департамент имущественной и т. д. политики начинает требовать свою 80-процентную долю. А гендиректор ООО резонно задается вопросами: если договор аренды подписан между ОГУП «Орелпромэксплуатация» и ООО «Х», то на основании чего он должен перечислять деньги на счет департамента областной администрации? Никаких счетов-фактур на оставшиеся 80 процентов арендной платы ему никто не выставляет. Отсюда: какая организация в данной ситуации является плательщиком НДС? Департамент этот налог не платит, «Орелпромэксплуатация» — тоже. А с какой, собственно, стати за них это должно делать ООО «Х»?

Между тремя названными участниками арендных отношений начинается длительная переписка. Департамент и ОГУП требуют, чтобы арендатор платил сполна и в том числе оплачивал НДС. Фирма настаивает на том, что так было бы законно, если бы и договор аренды подписали напрямую департамент и ООО. А коли между ними существует «прокладка» в лице «Орелпромэксплуатации», то именно она и обязана уплачивать налог.

«Х» обращается за разъяснениями в Управление ФНС по Орловской области. Зам. руководителя управления Т. Л. Меркулова 18 октября 2007 года отвечает: «По договорам аренды федерального и муниципального имущества, заключенным между фирмой-арендатором и балансодержателем — унитарным предприятием (не относящимся к органам государственной власти и управления и органам местного самоуправления), минуя органы государственной власти и управления и органы местного самоуправления, уплату налога на добавленную стоимость в бюджет осуществляют балансодержатели — унитарные предприятия. В таких случаях у арендатора не возникает обязанностей налогового агента по налогу на добавленную стоимость».

Департамент имущественной политики тем не менее подает иск в арбитражный суд. Хотя, здраво рассуждая, надо было бы прежде всего навести порядок в своем собственном хозяйстве, в данном случае — в ОГУП «Орелпромэксплуатация». Заседание суда назначено на 6 февраля 2009 года. Арендатор по-прежнему не перечисляет никаких денег департаменту, потому что никаких счетов ему никто не представляет, но при этом исправно платит «Орелпромэксплуатации», которая счета-фактуры на «свои» 20 процентов арендной платы регулярно выписывает. Налог на добавленную стоимость тоже государству никто не перечисляет. Налоговая служба не вмешивается, хотя и прекрасно осведомлена об этом конкретном конфликте и о том, что это далеко не единственный случай, так что впору серьезно заняться проблемой уклонения от налогообложения со стороны госпредприятия. Однако… тогда придется «наезжать» на областную администрацию. В арбитражном суде, похоже, всё отлично понимают, но… опять-таки областная администрация.

Как будут развиваться события, время покажет, и мы об этом еще обязательно расскажем. Но все это — лишь пространное вступление в тему. По ходу дела мы, естественно, поинтересовались: а что же это, собственно говоря, за предприятие, которое находится под таким высоким покровительством, — ОГУП «Орелпромэксплуатация» и чем оно занимается? Копнули раз, другой и, честно говоря, обалдели: такая открылась картина! Итак, многосерийный блокбастер «Технология «увода» государственной собственности в Орловской области», серия …надцатая.

«Хитрая» контора

Для начала — вопрос «на засыпку» депутатам Орловского областного Совета и лично его председателю И. Я. Мосякину, который одновременно является лидером партии «Единая Россия» на Орловщине и в этом качестве не раз заявлял, что его партия взяла на себя ответственность буквально за все, что происходит в стране, а значит, — и в отдельно взятой области. Так вот, какой орган власти осуществляет права собственника государственного имущества субъекта РФ — Орловской области? Правильно, областной Совет народных депутатов. Именно поэтому и приватизацию (то есть, проще говоря, передачу в частные руки) госсобственности закон обязывает осуществлять только с разрешения и под контролем Совета. Верно, Иван Яковлевич?

А если да, то в курсе ли облсовет, например, такой крупной сделки по продаже госимущества? 5 октября 2007 года первый заместитель губернатора и председателя Коллегии области В. А. Кочуев подписывает распоряжение № 297-р: «…Согласовать областному государственному унитарному предприятию «Орелпромэксплуатация» продажу объектов недвижимости согласно приложению к настоящему распоряжению». В перечне объектов недвижимости, подлежащих продаже, значатся семь объектов «незавершенки», все — по ул. Металлургов, 82. А именно: производственный корпус площадью 5663,8 кв. м, административно-бытовой корпус, кондитерский цех, материальный склад, теплая автостоянка, насосная станция, резервуар воды, узел водопроводных сооружений — короче, целое предприятие.

И уже в начале 2008 года руководитель Департамента имущественной, промышленной и информационной политики Ю. В. Коростелкин докладывает о выполнении распоряжения Коллегии Орловской области от 05.10.2007 г. № 297-р: «Во исполнение данного распоряжения областным государственным унитарным предприятием «Орелпромэксплуатация» совершена крупная сделка по продаже объектов незавершенных строительством, расположенных по адресу: Орловская область, г. Орел, ул. Металлургов, 82. Денежные средства, полученные от продажи, в полном объеме оприходованы на предприятии… На основании вышеизложенного считаем возможным снять данное распоряжение с контроля».

Так что, господа депутаты облсовета и лично Иван Яковлевич Мосякин, знаете вы об этом или нет? Кому было продано почти готовое предприятие, за сколько, почему без аукциона, кто проводил оценку имущества, что от этого получил бюджет?

А ведь это далеко не единственная «крупная сделка» по продаже недвижимости, совершенная «Орелпромэксплуатацией» за последнее время с разрешения Коллегии области. Вот, например, 3 мая 2007 года уже лично Е. С. Строев своим распоряжением № 116-р согласовал продажу «объекта недвижимости — УПТК, цеха железобетонных блоков и склада № 6, литер «В», расположенного по адресу: Орловская область, г. Орел, ул. Раздольная, дом 111, общей площадью 1619,50 кв. м». В начале 2008 года тот же Ю. В. Коростелкин доложил: «Во исполнение данного распоряжения…» и далее — по тексту. Кто оценивал, кому продали, почему без торгов, что от этого получил бюджет? Молчат депутаты, молчит И. Я. Мосякин…

Возникает следующий резонный вопрос: что же это за ОГУП, о котором никто ничего не знает, но которое проворачивает подобные сделки? Откуда у него все это имущество, вся эта недвижимость? Как в его распоряжении оказываются целые предприятия? Ответы ищем во все тех же распоряжениях Коллегии. Вот, навскидку: распоряжение Коллегии от 6 ноября 2007 года, № 341-р. «В целях эффективного использования государственного имущества:

1. Изъять объект государственной собственности Орловской области — железнодорожный тупик № 50, расположенный по адресу: Орловская область, Орловский район, Платоновский сельский Совет, Северный парк, 8, закрепленный на праве оперативного управления за областным государственным учреждением «Орловский государственный заказчик».

2. Закрепить на праве хозяйственного ведения государственное имущество, указанное в п. 1 настоящего распоряжения, за областным государственным унитарным предприятием «Орелпром-эксплуатация».

3. Департаменту имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области (Коростелкин Ю. В.) осуществить необходимые действия…» и т. д. Подпись: «Председатель Коллегии Е. С. Строев».

17 апреля 2007 года Коллегия передала «Орелпромэксплуатации» две плотины на реке Лубна в Хотынецком районе. 30 мая — плотину пруда на реке Березуйка в Болховском районе. 19 сентября — баню, находившуюся в пользовании ОАО «Володарское ремонтно-техническое предприятие». 26 сентября — нежилое помещение площадью 230,1 кв. м по адресу: г. Орел, пер. Воскресенский, 11 и нежилое помещение площадью 677 кв. м по адресу: г. Орел, Московское шоссее, 137, корп. 1. 16 октября — «излишнее, неиспользуемое недвижимое государственное имущество Орловской области, закрепленное на праве хозяйственного ведения за областным государственным унитарным производственным предприятием «Орелоблжилкомхоз», расположенное по адресу: Орловская область, г. Орел, набережная Дубровинского, 70, согласно приложению». 17 декабря — плотину пруда Молодовское в Шаблыкинском районе и незавершенный строительством ангар по адресу: г. Орел, ул. Городская, 68а… И так далее, и тому подобное.

Кроме того, Коллегия области в лице ее председателя Е. С. Строева вливала в уставный фонд «Орелпромэксплуатации» приличные суммы из областного бюджета и укрупняла предприятие путем присоединения к нему других ОГУПов, например «Орелоблводсервиса».

Насколько эффективным оказывается использование государственного имущества, переданного в «Орелпромэксплуатацию», можно отчасти судить по примеру с ООО «Х» — бюджет своего не получает, налоги не уплачиваются (вот тут бы областной налоговой службе проявить настойчивость, которую она продемонстрировала в тяжбе с руководителем фирмы «Чистый воздух», о чем наша газета уже не раз писала. Там ведь, кстати, тоже шла речь о неуплате НДС?). Но дело даже не только в этом. Ведь, по сути, получается, что областная исполнительная власть «загоняет» в некое предприятие вообще всю мыслимую и немыслимую недвижимость — от плотин и бань до целых производственных комплексов, а потом потихоньку и бесконтрольно все это распродает.

А отвечать кто будет?

Заглянем в Устав ОГУП «Орелпромэксплуатация». Свежую его редакцию утвердил Ю. В. Коростелкин приказом № 83 от 31 марта 2008 г., а зарегистрирован налоговой службой он был в мае 2008 года. Функции учредителя предприятия, говорится в Уставе, осуществляет Департамент имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области.

П. 3.1: «Предприятие создано в целях содержания в надлежащем состоянии и обслуживания объектов государственной собственности Орловской области». Далее перечисляются виды деятельности — от выполнения функций заказчика по строительству, капитальному и текущему ремонту жилищного фонда и нежилых помещений до розничной торговли вне магазинов и реализации автотранспортных средств. Значится там и «предоставление посреднических услуг при покупке, продаже и аренде нежилого недвижимого имущества». Однако торговля государственной недвижимостью Уставом не предусмотрена. А, согласитесь, «предоставление посреднических услуг» и «совершение крупных сделок по продаже объектов» — это все-таки принципиально разные вещи. Более того, в документе прямо указывается: «3.4. Предприятие не вправе осуществлять виды деятельности, не предусмотренные настоящим Уставом…»

И еще один существеный момент: «5.5. Собственник дает согласие предприятию:

1) на продажу принадлежащего предприятию недвижимого имущества…»

Подчеркнем: имущества, принадлежащего предприятию, а не государству. А «принадлежать» и «находиться в хозяйственном ведении» — это ведь тоже принципиально разные вещи, верно? Не нужно быть большим юристом и крупным экономистом, чтобы понимать это. А если руководители области это понимают, то почему поступают в нарушение законодательства? Во всяком случае, Ю. В. Коростелкин сам же все документы подписывает, и поэтому нет у него возможности прикинуться простаком: за моей спиной, дескать, злодеи свои делишки проворачивали…

Ответы на подобные вопросы можно легко найти, если проследить, в чьих руках в конечном счете оказывается государственная собственность. Вот в том же Уставе «Орелпром-эксплуатации» сказано, что предприятие является правопреемником ОГУП «Полиграфический комбинат «Орел» и реорганизовывалось в форме присоединения к нему Лечебно-производственных мастерских (2002 г.), «Книготорга» (2003 г.) и «Орел-облводсервиса» (2007 г.). Где сейчас находится собственность этих ГУПов? Прокуратуре, УВД и налоговой службе ведь несложно будет установить это. Если надо — поможем.

А может быть, директор «Орелпромэксплуатации» М. А. Минаков сам с готовностью поделится информацией? Ведь с него первого спросят, стрелочник всегда нужен. Что далеко за примером ходить: когда на минувшей неделе сотрудники УВД пришли по делу об «Орловском полесье» изымать документы в Департаменте социальной политики, начальник департамента В. В. Поляков и краснел, и потел, но заявлял, что он — ни при чем, что его подставили, что ему так много разных бумаг приходится подписывать!.. А отдуваться сразу же пришлось бедной заведующей кафе на озере «Центральном».

С начальников департаментов в любом случае будет свой спрос. Но и господину Минакову, как нам кажется, самое время поразмышлять об этом…

«Красная строка» продолжает свое расследование.

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц