Красная строка № 39 (434) от 15 декабря 2017 года

Непарламентарно…

На редкость унылое и в то же время любопытное мероприятие прошло в понедельник, 11 декабря 2017 года, в областной администрации с участием врио губернатора А. Клычкова. Сам временно исполняющий обязанности главы региона назвал свое общение с руководителями областных отделений всероссийских непарламентских политических партий «грустным, но серьезным разговором».

Серьезная грусть общения объясняется, на мой взгляд, несколькими причинами, главная из которых заключается в том, что если бы эта встреча не состоялась, никто бы в области ничего не потерял.
Андрею Евгеньевичу, скорее всего, по протоколу нужно было встретиться с непарламентскими — во имя торжества демократии. Он и встретился.

В мае 2014-го такую же встречу проводил другой врио орловского губернатора — ныне орденоносный Вадим Потомский. Тогда, признаюсь, было гораздо веселей, чем 11 декабря 2017-го. Во-первых, А. Клычков — интроверт, держит всё в себе, а кавалер ордена Дружбы, по определению, — наоборот, искрил, то есть зажигал и исторгал. К тому же, политический цирк, занимавшийся партийным строительством, был тогда на пике популярности, что выливалось в широту представительства.

На той встрече, например, сигналы обществу подавала «Автомобильная Россия». Поражала смелостью предложений — создать в Орловской области в добавление к существовавшему тогда футбольному клубу «Орел» еще и профессиональную хоккейную команду — такая экзотическая политическая сила как «Умная Россия», по недоразумению тоже не представленная в российском парламенте. И все чего-то от В. Потомского хотели. А тот всем своим видом показывал, что не обманет ожидания и обязательно даст.

И кому-то, действительно, дал. Руководитель регионального отделения всероссийской партии со скромным названием «Родина» Г. Парахин с В. Потомским на той встрече даже попререкался, но позже, сняв своего кандидата в губернаторы с выборов так, что этого даже кандидат поначалу не знал, получил при том же В. Потомском должность начальника областного департамента промышленности, связи и даже торговли. О чем говорит эта история? Она говорит о том, что В. Потомский, которого многие не любят, не зря награжден орденом Дружбы.

А 11 декабря 2017 года всё было по-другому. Напрочь отсутствовало ощущение праздника, которое нам всегда или, по крайней мере, часто дарил Вадим Владимирович. И это когда на носу Новый год! Виноват в отсутствии атмосферы праздника, разумеется, А. Клычков.

Андрей Евгеньевчич — человек, конечно, воспитанный и даже интеллигентный, но какой-то холодный. Его не хочется обнять. А В. Потомского — хотелось. Поэтому лично я не удивился, что руководители орловских отделений непарламентских партий — такие унылые или, как интеллигентно выразился воспитанный врио, грустно-серьезные.

А некоторые и вовсе не пришли. Например, прямо передо мной на столе, на не занятом никем месте, стояла табличка для представителя партии с фантастическим названием — «Партия Великое Отечество». ПВО — сокращенно. Я сразу понял, что в небе сегодня будет неспокойно. С одной стороны — грустно-серьезные лица у участников, с другой — полное отсутствие ПВО…

Так и оказалось. Когда слово дали председателю Избирательной комиссии Орловской области Л. Маркиной, стала ясна тактическая цель встречи. Людмила Леонидовна зашла на объект и принялась бомбить методично, грамотно и жёстко. Руководителям отделений непарламентских партий дали понять, что маргинальность — маргинальностью, но скоро выборы президента, поэтому во имя мира во всем мире востребован будет каждый, даже самый хилый солдат.

Об этом во вступительном слове сказал и А. Клычков, призвавший «коллег», несмотря на разность политических взглядов, к консолидации. А то, говорит, «в год выбора президента желающих дестабилизировать ситуацию — много». Непарламентарии подавленно молчали. Я убежден, что никто из них и в страшном сне не помышлял о какой-то дестабилизации, но бомбы продолжали сыпаться.

Л. Маркина действовала изощрённо. Сначала похвалила — дескать, ещё несколько лет назад в Орловской области было всего лишь 7 отделений всероссийских партий (смешная цифра, пародия на демократию! — С. З.), а ныне — целых 51! Представляете, какая это сила? Армия! Правда, в зале сидело человек 10 непарламентариев, и даже в их рядах зияли кровавые раны, строй оказался как бы разорванным, но не бомбометанием председателя областного избиркома, а собственно проблемами регионального партстроительства, о чем Л. Маркина не преминула собравшимся лузерам напомнить. Людмила Леонидовна, покончив с комплиментарной частью своей миссии, зашла на новый вираж. «К сожалению, — говорит, — часть (орловских отделений всероссийских партий. — С. З.) существует лишь на бумаге, а часть пытается согласовать с федеральными органами свою самоликвидацию».

Даже я, принципиальный беспартийный, считающий всякое партийное строительство формой профанации и клоунады, разделяющей, а не консолидирующей общество, захотел этих гнусных дезертиров тут же поставить к стенке. Вызвать телефонограммой, если живы ещё, поставить и тут же их шлепнуть. В такое трудное для страны время они, видите ли, занимаются самоликвидацией, что в военное время (а война в том или ином виде идёт постоянно) приравнивается к самострелу!

Присутствующие непарламентарии, мне кажется, тоже забеспокоились. А когда Л. Маркина сорвалась в крутое пике и, строго, но не грустно посмотрев на приглашенных, заявила: «Коллеги, вы у нас находитесь в зоне особого внимания!», у некоторых, мне показалось, даже уши к голове прижались. Но председатель облизбиркома как вошла в крутое пике, так из него и вышла, закончив свое обращение к аудитории так: «…Именно вы влияете на общественное мнение».

Как говорит Л. Якубович, второй век вращающий барабан: «Да ладно!..».

Словом, бомбёжка была громкой, но не убийственной. Приглашённые отряхнулись и пошли в контратаку.

Первым из окопа на бруствер выбрался председатель орловского отделения Партии пенсионеров И. Устинов. Он не стал раскачиваться и сразу лупанул из всех стволов. Есть, говорит, на Орловщине такие люди, которые оставляют после себя след (в положительном смысле этого слова. — С. З.), «а есть такие, которым до балды Орловская область». Продолжение обещало быть интересным, но Иван Алексеевич, по всей видимости, ощущая груз политической ответственности, не стал тут же, при всех, штык-ножом добивать врага, выпуская ему кишки, а остановился и примирительно, политкорректно и в то же время наступательно заметил: «Нашему президенту нелегко на внешнеполитической арене, поэтому наша партия в едином порыве будет поддерживать Владимира Владимировича Путина».

Мне понравилось выступление Ивана Алексеевича. Он говорил хотя и сбивчиво, но искренне. Например: «Мы, в отличие от чиновников, ходим пешком, ездим на трамваях и машинах». Несмотря на противоречивость заявления, все поняли: сервильность — не знамя партии пенсионеров. Особенно в пользу выступавшего свидетельствовало окончание его речи. Откинувшись на спинку стильного «серодомовского» кресла, Иван Алексеевич, обращаясь к А. Клычкову, произнес: «Пока, Андрей Евгеньевич, люди относятся к вам с доверием. Пока! Что дальше будет, непонятно». И замолчал.

Такая прямота — свидетельство чистоты намерений.

Молодой врио губернатора это оценил. Он даже немного пожаловался представителю старшего поколения. Вздохнув, руководитель региона (пусть и с приставкой врио) посетовал:

— Я вот тоже в транспорте (общественном. — С. З.) проехал. Не поверили. Сказали, что фотошоп…

— Где сказали?! — спросил И. Устинов так, что я вздрогнул.

— Да где только ни говорили.., — уклонился от прямого ответа А. Клычков.

Такое окончание диалога меня немного расстроило. Орловская область, конечно, не бог весть что из себя представляет, но даже при этом переживать первому должностному лицу из-за какого-то «фотошопа» и чего-то где-то кем-то сказанного? Какая орловцам и всей области разница, на чём ездит губернатор? Да пусть у него будет хоть персональный «Боинг», лишь бы от этого польза была какая-то людям. А проехал он на трамвае или нет — что это добавляет областной экономике? О чём тут вообще говорить и тем более — печалиться?

Однако тема незаметно подвигла разговор в сторону насущного. А оно на поверхности. А. Клычков честен и самокритичен, надо отдать ему должное. Как бы отвечая на ремарку о доверии, которое пока (авансом) есть, но которое (время беспощадно) скоро придется подтверждать общественно полезными делами, врио заметил, что, конечно, между обществом и властью должна быть выстроена эффективная система взаимоотношений. Пока же А. Клычкову, по его собственным словам, через социальную сеть приходится раздавать замам «по двадцать указаний в день». В частности: «Где мусор, где собака мертвая лежит…».

Наверняка, это не все распоряжения, которые руководитель региона даже в социальных сетях раздает подчиненным. Но я в очередной раз расстроился. Почему? Да потому, что не царское это дело (и не губернаторское тоже) — заниматься дохлыми собаками. Для этого есть специальные службы, где люди за свою работу получают зарплату. Царское (и губернаторское тоже) дело — с них спрашивать. Причём так, чтобы дохлые собаки и прочий мусор на улицах не лежал. С этого нужно выстраивать систему взаимоотношений — с кадров и ответственности за порученную работу. А всё остальное вытекает из озвученной схемы организации труда.

Мы даже не вспоминаем о хронической бедности региона. Эту тему поднял сам А. Клычков, в очередной раз призвав аудиторию не ждать чудес, быстрого решения проблем. Причину он сформулировал образно: «Никто в Орловскую область волшебников не присылал». Предельно честно. Ножки придется протягивать по одёжке, а она у подавляющего большинства орловцев бедная. И другой взяться неоткуда. Поэтому и такое пристальное с нашей стороны внимание к кадрам. Нужно скрести по сусекам, а в них сидят всё те же. Какие уж тут прорывы… Сохранить хотя бы то, что осталось.

Но вернемся к партийному строительству. Лидер орловских «яблочников» С. Зайцев заговорил о традиционных для партии Явлинского ценностях — «обще­гражданских свободах», но тоже не удержался и скатился в экономику. Вы, говорит Клычкову, часто встречаетесь с застройщиками, а с этой публикой ухо нужно держать востро — пролоббируют свои интересы, а отвечать придётся вам.

Врио заметил, что встречался с застройщиками только раз, и насчет лоббизма посоветовал не волноваться, поскольку, дескать, сам лоббист, с той лишь разницей, что лоббирует строительство детских садов и школ. А. Клычков показал, что ориентируется в многообразии орловских градостроительных проблем, вычленив одну из главных — необходимость сохранения памятников в сочетании с потребностью современной застройки центра. Чтобы мысль была предельно понятной, он ещё и метнул увесистый булыжник в сторону «Орелстроя», который не назывался, но был узнан. А как не узнать после слов врио о том, что он не поддерживает идею «выноса многоэтажного строительства в поля», поскольку городская инфраструктура такой «стратегии развития» не выдержит.

Присутствовавший на встрече зам. председателя облсовета М. Вдовин дипломатично промолчал. А жаль. Михаил Васильевич мог бы много рассказать, как промышленной структуре Е. Строева нарезались земли, в просторечии — поля, которые затем при громком одобрении обл­совета становились частью города, но без школ и детских садов. И — удивительно — никто из «народных избранников» и слова не сказал о нагрузке такой «стратегии развития» на городскую инфраструктуру, жителей и бюджет. Причём бюджет, как городской, так и областной.

О чём только ни вспомнишь, наблюдая за процессом партийного строительства… Продолжим.

Если б я был очень молод, с девственной памятью, то после речи Г. Парахина — лидера отделения партии «Родина» — обязательно попытался бы в это отделение вступить. Член правительства Орловской области, руководитель департамента промышленности сказал так: «Наша партия придерживается очень простых принципов. Не нужно кричать, не нужно шуметь… Если выносятся какие-то предложения, то не ради самопиара, а для достижения конкретных экономических результатов».

По логике, должны были последовать примеры, поэтому выступавший, помявшись, продолжил: «Не скрою, что в партии есть определенные проблемы». Однако, чтобы не развивать и эту тему, вернулся к уже озвученному: «В нашей партии есть достаточно учёных. Сначала надо изучить, а затем действовать». Сказал и посмотрел на А. Клычкова.

Думаю, что месседж тот понял и оценил. Андрей Евгеньевич — умный человек. А я, как и Г. Парахин, люблю тишину, не люблю шуметь. Сидел бы вот так в кресле… Ковры вокруг, гардины причудливые… Хорошо! Ученые рекомендуют.

Врио губернатора вежливо поговорил с Г. Парахиным об экономике, согласился, памятуя про множество партийных ученых, что, хорошо, конечно, выбирать из нескольких вариантов лучший, но закончил минором, заметив как бы про себя, что-де толку-то выбирать, если денег все равно нет.

Непарламентарии угрюмо молчали.

Вот тут врио и произнес фразу, что «какой-то у нас грустно-серьезный разговор», и хотел было встречу свернуть, но слово взял представитель «Родной партии». Он зачитал доклад о родовых поместьях и законах о них; о том, как поместья поддерживаются в Белгородской и Брянской областях. В Белгородской области, например, после рождения третьего ребенка тебе списывают кредит.

Глаза у А. Клычкова стали круглыми. Но не от удивления, как я сначала подумал, а, скорее всего, от усталости. Так бывает. Оказалось, врио в теме. Идею поместий рассматривали чуть ли не на уровне ЦК и поддержали. Хорошо. Глядишь — Орловская область получит что-то получше сумасшедшего «дальневосточного гектара».

Тут, казалось, самое время было закончить — на правильной мажорной ноте, но слово взял руководитель отделения партии «Отечество» (не путать с ПВО), и с небес пришлось вновь спуститься на землю. «Отечество» вступилось за Ивана Грозного, попинало слегка либералов, но поскольку всего не пересказать, ограничимся экономической частью.

Куда выращенное в «поместьях» девать, поинтересовалось «Отечество», если к розничным сетям не подступиться, а рынки — в руках у перекупщиков?

А. Клычков, как опытный модератор-ведущий, призвал разные политические силы не конфликтовать, поскольку неправильно сталкивать между собой людей; по поводу же сельского хозяйства заметил, что в Орловской области им можно гордиться. Врио выделил в этом смысле большие урожаи пшеницы и свеклы. И добавил в качестве темы для размышления о дальнейших путях развития, что «одно рабочее место на селе создает пять рабочих мест в городе».

Возможно, когда-то в Орловской области так и было — когда существовала развитая переработка и молочное животноводство. Сахарные заводы работают, а вот что касается выращиваемого на Орловщине фуражного зерна, то здесь с созданием рабочих мест не только в городе, но и на селе — проблема. «Доминаторам» и разным «Джонам Дирам» много людей не требуется. А если принять во внимание, что даже орловский хлеб печется из привозной муки, поводов для оптимизма и гордости значительно убавляется. Это объективно, как и то, что волшебством ситуацию в экономике не исправить.

Все уже засобирались, но тут заговорили «Патриоты России» — последние от которых лично я ожидал услышать что-то критическое. Впрочем, говорили не все «патриоты», а одна из них, член штаба «Народного фронта», на который я тоже посматриваю криво, — Е. Крачнакова.

Упомянул врио губернатора рабочие места, вот и задело человека. Выступавшая никого не упрекала, а делилась наблюдениями, которых в избытке у каждого не причисленного к чиновничьей знати орловца. Смысл короткой речи: самая большая проблема Орловской области в том, что она бедная… Как люди могут заниматься политикой, созиданием, если у них нет работы?.. Тебе больше 35 лет — и ты уже никому не нужен…

Далее цитата: «Люди не верят». Объяснение. Приезжают «патриоты» по какому-то адресу, в какой-то коллектив и предлагают: «Давайте мы опишем, озвучим вашу проблему». Ответ: «А толку? Всё равно её никто не решит».

Вот поэтому я и назвал встречу с разномастными солдатами разных непарламентских отделений унылой. Не потому, что было скучно, а потому что окончания войны не видно.

Пока — повторим вслед за И. Устиновым.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц