Красная строка № 20 (371) от 3 июня 2016 года

«Обращайтесь в письменном виде…»

Вам когда-нибудь снился сон, что вас хотят убить? Вы машете руками, но вас никто не видит, кричите что есть мочи, а звука нет, пытаетесь бежать, но ватные ноги не слушаются…

Может показаться странным, но эти образы на меня навеяло вроде бы ничем не примечательное очередное, майское, десятое заседание Орловского городского Совета народных депутатов. Безликая повестка не обещала ни прорывов, ни скандалов — даже глазом зацепиться было не за что. Но нечто неуловимое витало в атмосфере унылой беспросветности — предчувствие какой-то удушающей беды.

После процедурных вопросов мэр Орла Василий Новиков буднично сообщил, что в промежутке между сессиями по его распоряжению № 109 от 11.05.2016 г. среди депутатов был проведён опрос об установке памятника маршалу Баграмяну: «за» — 27, «против» — 0, «воздержались» — 4. Очередная сомнительная затея задним числом формально была как бы узаконена.

Немного поговорили об исполнении бюджета в 2015 году. Муниципальный долг достиг без малого миллиарда. Начальник финансово-экономического управления администрации г. Орла Артём Митасов предложил пересмотреть расходы и сократить их. Зампредседателя горсовета Владимир Негин, посетовав на сложную экономическую ситуацию и на то, что сокращать социальные обязательства нельзя, сказал, что резерв он видит в неразграниченных землях и сборе налогов, и предложил отчёт об исполнении утвердить. Отчёт утвердили.

Чтобы как-то поддержать полумёртвый бюджет на плаву в 2016 году, прогнозный план приватизации дополнили четырьмя объектами предположительной стоимостью в 60 миллионов рублей — по улицам Гостиная, 3 и Комсомольская, 270, а также пакетом акций ОАО «База строительных товаров» с ценой отсечения в 23 миллиона. На вопрос депутата Олега Карпикова, почему никто не наказан персонально за столь «эффективное» управление муниципальным предприятием, мэр, слегка занервничав, ответил буквально следующее: «Мы здесь принимаем решения коллегиально. Хотите — давайте разберёмся. Пишите письма».

Подвели итоги отопительного периода. Вроде как миновало. Огорчились предстоящими (два раза по две недели) отключениями горячей воды и предложили, чтобы как в Москве — не больше, чем на три дня. Управляющий директор «Квадры» усомнился. Поинтересовались, почему так рано отключили отопление. «Квадра» сказала, что было нормативно тепло, а когда снова стало холодно, то по письменным просьбам подключили сады, школы и больницы, а от жилого сектора критики не было, и вообще, ничего страшного, «можно было перетерпеть с электронагревателями».

Депутат Николай Паршиков напомнил об энергетической безопасности и о том, что «у нас сети проложены по воздуху, институт культуры вообще окружён кольцом труб. А если теракт?».

Директор ТТП Александр Коровин поделился личными впечатлениями от замороженного Североморска, когда там посреди зимы прорвало трубы. Никого не впечатлило — Североморск далеко, к тому же, там и так всегда холодно.

В очередной раз лениво оттоптались на заводе «Орёлрастмасло», который попросил разрешения на строительство цеха экстракции. Эту выгодную тему нашёл на своём округе и бурно развил депутат прошлого созыва Игорь Фёдоров — не помогло, не выбрали.

Никогда не говорил Игорь Николаевич только об одном: в своё время одни наделённые властью предприимчивые люди разрешили другим таким же предприимчивым строить и продавать жильё в промзоне. Их имена и масштабы доходов не составляют большого секрета, просто говорить об этом не принято. А теперь незадачливые собственники пусть сами бодаются с промышленным соседом — это долго, бессмысленно и, главное, внимание отвлекает.

За предприятие заступился депутат Владимир Ветров. Он напомнил, что оно исправно платит налоги городу и зарплаты людям. Но к безобидному, в общем-то, запаху растительного масла прибавляется вонь от завода по переработке костной муки и полигона ТБО. Именно этой отвратительной смесью уже многие годы дышит самый крупный по количеству населения Заводской район города.

Депутат Евгений Косогов неожиданно для всех предложил сдать дорогу на Раздольной «для людей, а не для галочки». За четыре года строительства здесь появилось множество новых домов, плотность населения резко увеличилась, ДТП неизбежны по определению. Евгений Владимирович предложил изыскать средства, чтобы подтянуть дорогу-дублёр Раздольной на 150—200 метров до светофора и засыпать овраг возле нового дома, на самом краю которого разбита детская площадка. Огорожена она невысоким и не очень крепким заборчиком, разбежится ребёнок — и до беды рукой подать. Выполнить всё это обещал людям первый заместитель главы администрации Орла Александр Муромский ещё в ноябре прошлого года. Люди поверили, дом сдан… и принят.

А зампредседателя облсовета Михаил Вдовин пожаловался мэру Орла Василию Новикову, что в 909-м квартале перекрыли дорожку, по которой люди ходили 30 лет, и попросил мэра провести работу среди подчинённых в администрации города (и как посмел-то при живом Усикове!) по вопросам исполнения наказов и запросов депутатов. Чиновники администрации ни на что не реагируют, с людьми не встречаются, разговаривать не желают.

Отвечать разрешили Муромскому. Тот устало доложил, что денег нет и что Раздольную сдадут строго по проекту, только потом можно будет говорить о недостающем куске «дублёра». Опять надо делать ПСД, геодезию — слишком сложный ланд­шафт, закладывать расходы в бюджет, проторговываться и т. д., и т. п. Что касается дорожки в 909‑м, то её там больше не будет. Новый детский сад строится встык с забором старого и, скорее всего, они сольются в единое целое. Дорожку же обещают проложить неподалёку. Овраг и детская площадка не прозвучали.

Подытожил мэр города: «Если есть вопросы, напишите письма на имя Андрея Ивановича Усикова». Андрей Иванович Усиков был суровее: «Обозначьте мне статьи бюджета, откуда снять деньги, и мы их перебросим».
Неугомонный Евгений Косогов перешёл к улице Горького, где от большого усердия и небольшого ума сняли тротуарную плитку с обеих пешеходных сторон. Люди ходят по проезжей части, водители и ГИБДД отдыхают. Тут же вспомнили о несанкционированном пешеходном переходе через железнодорожные пути на Ботанике, где недавно погиб ребёнок.

На этот раз подытожил лично Усиков: «Всё подготовьте, уважаемые депутаты, в письменном виде, и подайте». Прозвучало это как-то свысока и несколько вызывающе, так что, судя по выражению лиц, депутаты даже слегка опешили.

Подошла очередь начальника УКХ Екатерины Стрелец отвечать, почему в очередной раз во время дождя город утонул. Долго разбирались, кто генподрядчик, кто подрядчик, почему московская «Гидродинамика», а не орловская спецавтобаза чистит ливнёвки, кто кому и когда должен предоставлять акты и фотоотчёты.

Выяснилось, что ливнёвой системы, именно как системы, в городе нет вообще, что к ней уже давно кардинально изменились требования и что воду необходимо собирать в специальные резервуары, там её очищать, фильтровать и только потом сливать в реки. Это касается и новых набережных Оки и Орлика. Как вы понимаете, никакого стока там сделано не будет — изначально не заложено в проекте. А сейчас 350 миллионов уже закончились, и взять больше негде — до празднования 450-летия Орла горсовет отделяет одна июньская сессия (в июле депутатские каникулы).

На этом мэр Орла сессию закрыл. Аминь.

* * *
Городу снится сон, что он гибнет. От неимоверного напряжения лопаются под землёй его сосуды. С него заживо снимают кожу — рвут её на куски перфораторами, соскребают лопатами, срезают ковшами грейдеров. Транспортные артерии не могут больше пропускать кислород. Нос, глаза и уши заливает вода, невозможно дышать. От вечных слёз с фасадов домов облезают краска и штукатурка, от бесконечной усталости падают на землю козырьки и балконы. Город машет ветвями деревьев, но его никто не видит; гудит, что есть мочи, в водосточные трубы, а звука нет; пытается бежать, но ватные столбы-опоры его не слушаются…
И никому нет до этого дела. Обращайтесь в письменном виде…

Светлана Лебёдкина.

самые читаемые за месяц