Орёл-губернатор и его гнездо

На Егора Строева могут завести дело?

Если верить политологам, главным двигателем российской коррупции стала нерешительность власти, которая либо не закончила реформы, либо не начинала их вовсе. Лёд попустительства тронулся только сейчас. Серьёзность намерений подтвердил Национальный план по борьбе с коррупцией. А реальным шагом стала чистка рядов чиновничества. Попасть под гребёнку антикоррупционной кампании рискуют не только рядовые взяточники, но и отдельные губернаторы.

Причём, судя по активности прокуратуры и милиции, скидок не будет даже таким политическим долгожителям, как глава Орловской области Егор Строев.

Поездка на Орловщину с успехом заменяет несуществующую пока машину времени. Несколько часов на поезде — и вот они, полузабытые застойные 70-е с вкраплениями культа личности. Некоторые издержки политического долгожительства, плавно переходящего в политический же маразм, заметны невооружённым взглядом. Чего стоит, к примеру, надпись, высеченная на постаменте памятника автору повести «Отцы и дети», сделанная заботливой рукой безымянного холуя: «Земля Тургенева и Фета любовью Строева согрета». Зато финансовый базис власти вполне отвечает духу нашего времени. Старый коммунист, заслуженный секретарь райкома КПСС Егор Строев ещё в начале 90-х понял все преимущества капиталистического строя.

Ясно, что процесс превращения коммуниста в капиталиста был труден и долог. Непрост был и выбранный им метод сколачивания первоначального капитала. Как пишет оппозиционный сайт «Регион 57», «…Немногим более месяца назад в пристанище управления имуществом Орловской области производили выемку документов в рамках «дела Сошникова»… Люди в штатском с удостоверениями вновь нагрянули по тому же адресу. Теперь объектом внимания стало ОАО «Орловский социальный банк». Компетентные органы не имеют претензий к действующей работе банка, а интерес они проявили к документации за прошлые годы». Интерес «ревизоров в штатском» к делам 10- и 15-летней давности никого в Орле не удивляет. Как отмечала газета «Орловские новости», именно в эти годы закладывался фундамент нынешнего благосостояния губернатора.

Вначале семейный бизнес первого лица области поглотил фабрику «Орловский бройлер». Потом «губернаторской» стала организация «Орёлстрой». Похожие метаморфозы, постигшие алмазный «Орёл — АЛРОСА», ювелирный «Золотой орёл», крупные торговые компании и мелкие банки, заметили единицы. Зато экспансия губернаторской семьи в высшие политические сферы вызвала переполох. Дело даже не в том, что в 2004 году Строев сделал собственную дочь представителем области в Совете Федерации. Гораздо больше орловскую общественность возмутил неожиданно открывшийся пикантный факт: задолго до получения сенаторского звания Марина Рогачёва «работала» вице-губернатором, получая соответствующий оклад.

Местным властям удавалось довольно долго скрывать семейный характер правления областью. А вот обеспечить тайну взаимовыгодного распределения госсобственности чиновники так и не смогли. Проколы случались серьёзные. Прогремело дело спикера горсовета, бывшего мэра Орла Уварова, пойманного на незаконной раздаче земельных участков. Много шума наделал арест главы администрации Мценска Цуканова. Шокировал общественность суд над бывшим вице-губернатором Кисляковым, подельниками которого стали главный архитектор города и несколько руководителей районов. Для нейтрализации административного ресурса подозреваемых следователям пришлось прибегнуть к помощи прессы, организовав не менее 60 журналистских обращений. Губернатор тогда отмолчался. По официальной версии, о проделках своего заместителя Егор Строев ничего не знал.

До недавнего времени такая тактика срабатывала отлично. Метод «губернаторского незнания» дал осечку только на деле бывшего первого заместителя губернатора Сошникова. При его участии акции компании «Орёлоблэнерго» были проданы за 20 млн. рублей при их цене в 200 миллионов. Губернатор Строев, узнав о претензиях прокуратуры, привычно заявил, что «даже не подозревал о таком безобразии». А его сразу поправили, напомнив главе области о его имидже «крепкого хозяйственника», у которого «даже пепельницу не украдёшь». В прежние времена подобная наглость для критиков губернатора наверняка закончилась бы плачевно. Строев охотно фотографировался с питерским «смотрящим» Костей Могилой, а нравы в области царили суровые. Учредитель оппозиционной газеты Марина Ивашина знает об этом не понаслышке. В 2004 году её после очередной острой публикации жестоко избили в подъезде собственного дома. А женщину-прокурора, представлявшую сторону обвинения в деле заместителя губернатора Кислякова, едва не забили до смерти на автомобильной заправке.

Сегодня на такое не отважились бы даже явные отморозки. Времена уж больно для беспредельщиков неспокойные. Как, впрочем, и для их чиновных покровителей. Как отмечает сетевое издание «Регион 57», «в деловых кругах считают, что интерес правоохранительных органов к деятельности «семейного» банка орловского губернатора и бюджетным траншам не случаен и может вылиться в масштабное уголовное дело. Во всяком случае, запрет на следственные действия в отношении самого губернатора и его близких родственников снят…».

Павел Тайков, «Наша Версия», № 30 (155) от 11.08.2008 г.

Лента новостей

самые читаемые за месяц