Красная строка № 17 (368) от 13 мая 2016 года

Орла уже нет в списках президента

Лизнуть поусерднее, угодить начальству, попасть в струю — это, похоже, неотъемлемая, а может, основная часть политики орловских власть предержащих последние двадцать лет. Москва заметит, Москва отметит, похвалит, закроет глаза на разруху, орденком наградит…

Например, первый президент России (не к ночи будет помянут) обожал большой теннис. В Орле тут же начинается возведение спортивного теннисного комплекса. Многоэтажное здание теннисной школы с крытыми кортами было уже почти готово. Но «уставший» Борис Николаевич уходит, большой теннис перестаёт быть актуальным. Спорткомплекс заброшен. Как утверждают некоторые специалисты-строители, если на законсервированном объекте выросли деревья — дальнейшее его возведение невозможно, несущие конструкции безвозвратно ослаблены. Только снос. Сотни миллионов рублей потрачены зря…

Новый президент (в настоящее время повторно действующий) Владимир Владимирович увлекается борьбой, он дзюдоист. В Орле тут же возникают школы восточных единоборств. А уйдёт второй-четвёртый президент — и что с ними станется? А вдруг очередной президент окажется фанатом парашютного спорта и обя­жет высшее руководство страны не реже одного раза в месяц осуществлять групповые прыжки? Страшные времена настанут для чиновников. Уж лучше бы шахматист…

Но ближе к делу. «Дедушка» ушёл, а на его место из Мос­квы прислали другого агрария, бывшего чиновника Минсельхоза. По сравнению с предыдущим главой региона, имевшим всё-таки всероссийский авторитет, — «жалкая ничтожная личность» (это не я, это Михаил Самуэлевич Паниковский, «Золотой телёнок»). Но прогреметь на всю страну хочется. Москва заметит, а там, глядишь…

Не знаю, в чью голову пришла эта мысль, но в Орле решили открыть памятник первому председателю Первой Государственной Думы России С. Муромцеву. Как сообщали СМИ, «к 160-летию со дня рождения великого политического деятеля Орловский областной Совет народных депутатов, по инициативе фракции политической партии «Единая Россия», принял решение об установке памятника».

Особый акцент делался на том, что «великий политический деятель» — наш земляк, либо на том, что детские и юношеские годы будущего «великого» прошли на орловской земле. То есть и его как бы вспоили здешние мелкие воды…

Вскоре орловский губернатор возле администрации области провёл церемонию открытия памятника. В ходе неё прозвучало множество панегириков в адрес «великого». Вот лишь один из них. «Истории суждено было распорядиться так, что взгляды, которые исповедовал Сергей Андреевич Муромцев в начале ХХ века, не нашли поддержки ни у исторической власти, ни у населения страны. К сожалению, в обществе возобладало стремление к поиску простых решений сложных социальных проблем… Сегодня, когда наша страна вновь вернулась на путь поступательного развития, основанного на консолидации всех слоёв общества, нам как никогда нужен опыт тех, кто в согласии, а не в раздрае видел способ выхода из сложных, нередко кризисных ситуаций», — подчеркнул в своём выступлении тогдашний председатель Орловского областного Совета народных депутатов И. Мосякин.

А 27 апреля 2016 года теперь уже нынешние руководители области — губернатор В. Потомский и председатель Орловского областного Совета народных депутатов Л. Музалевский по случаю 110-летия Первой Государ­ственной Думы «возложили цветы к подножию памятника нашему земляку».

Спикер регионального парламента не мог не отметиться по случаю юбилея: «Парламентаризм стал неотъемлемым фактором жизни общества, гарантирующим его устойчивость. Об этом свидетельствует главный результат проделанной орловскими законодателями работы — создание прочной нормативно-правовой базы, ставшей основой для защиты интересов жителей области…».

Проблема, однако, в том, что наш «земляк» родился в 1850 году в Санкт-Петербурге, где служил его отец. Поэтому, наверное, у В. Потомского больше прав именовать Муромцева земляком и возлагать цветы его памятнику.

В 1858 году отец Муромцева выходит в отставку и покупает себе имение Лазавку, расположенное на территории нынешнего Новодеревеньковского района Орловской области. А уже в 1860 году переезжает в Москву, где его сын Сергей учился в гимназии, которую закончил в 1867 с золотой медалью. По окончании гимназии юноша поступил на юридический факультет Мос­ковского университета. Небольшая цитата из биографической интернет-справки: «По окончании университета Муромцев за отличные успехи в науках был утверждён в степени кандидата права и оставлен при факультете на два года для усовершенствования в науках и приготовления к профессорскому званию. Ряд лет он провёл за границей, работая преимущественно в Германии, а также в других странах Европы. Во время стажировки слушал в Геттингене лекции знаменитого учёного-юриста Иеринга».
Там, в Германии, видимо и набрался либеральных идей.

Ещё цитата: «В 1884 году, в связи с гонениями правительства в отношении либеральной профессуры, Муромцев был вынужден оставить университет. Вступив в сословие присяжных поверенных Московской судебной палаты, Сергей Андреевич включился в общественную и политическую деятельность, примкнув к либеральному лагерю. Через три года, в 1887 году, он был избран членом совета, а ещё через три года — товарищем председателя».

В 1906 году Муромцев был избран от Москвы депутатом Первой Государственной Думы, и на её первом заседании 27 апреля подавляющим большинством голосов (426 депутатов из 436 присутствовавших) был избран председателем. После избрания произнёс свою первую и последнюю речь в Думе, которую начал словами «Кланяюсь Государ­ственной Думе».

Менее полугода просуществовала эта либеральная Дума. После её роспуска 21 июля Муромцев со своими соратниками отправился в Выборг и там председательствовал на совещаниях, результатом которых явилось опубликование «Выборгского воззвания» («Народу от народных представителей») — обращения группы депутатов Первой Государственной Думы (кадетов, трудовиков и социал-демократов), принятое в ответ на роспуск Думы. Вместе с другими он был привлечён к суду и приговорён к 3-месячному тюремному заключению.
Биография, может быть, и занятная, но по сути никакого отношения к Орлу не имеющая.

В феврале семнадцатого года в России случилась революция. Если из «цветных» революций начала ХХI века торчат уши США, то «заказчиками» той, февральской, были, в первую очередь, Англия и, конечно же, Германия. Кто осуществил смену власти? Кадеты, «трудовики», социал-демократы и прочие либералы.

Большевики приехали из-за границы, а в Питере уже создано сплошь либеральное Временное правительство. То есть если бы не либералы, то династия Романовых, может быть, отмечала бы сегодня своё 403-летие…
Теперь вы понимаете, кому поставили памятник на главной площади города Орла (по иронии судьбы носящей имя Ленина)?

С таким же, если не куда большим, успехом предыдущему губернатору для своего всероссийского прославления можно было сооружать памятник хотя бы «авторитету» начала прошлого века Мишке Япончику. Тот хоть в Орле бывал несколько раз (проездом), широко известен в стране, а памятника до сих пор нет.

А Орловщину тем временем забывают. Вот на днях житель Орла, во время прямой линии с президентом страны пытался через интернет задать вопрос. Оператор, поддерживающий связь, при заполнении анкеты попросил назвать город, из которого он поступает. «Орёл», — написал проситель. «Нет такого города в России», — ответили ему и отключили связь (скриншот переписки есть в социальных сетях).

То есть, Вадим Владимирович, нас уже нет. Нет в списках президента.

Мне лично довелось недавно звонить в своё федеральное ведомство по служебному вопросу. Представился, назвал область, город. Последовал вопрос: «Это Западносибирский федеральный округ?». Но эти хоть не «ликвидировали» нас, в Сибирь «сослали». А может, к этому всё и идёт, только они проболтались раньше срока?

Почему бы и нет? Ведь Егор Семёнович всерьёз поднимал вопрос об установке памятника действительно нашему земляку, не сказочному персонажу (как отмечают исследователи, историки и краеведы) Соловью Разбойнику. Даже на официальном сайте администрации области одно время «висела» информация об этом. Потом, по неизвестным причинам, от этой идеи отказались. А зря. В очередной раз об Орловщине узнала бы вся страна.

Ну а с памятником одному из разрушителей Российской империи что делать? Предлагаем заменить табличку, скажем, на «Памятник малоизвестному орловскому писателю». Никто ничего не поймёт, но цветы возлагать будут.

Игорь Шмелёв.

Муромский-2_

муромский_

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц