Красная строка № 19 (325) от 29 мая 2015 года

Орловцы выбирают серьёзное

22 мая в библиотеке им. Бунина прошел ставший уже традиционным праздник «Орловская книга». Собрались издатели, читатели, писатели, культурная общественность. В разных номинациях вручали премии и грамоты победителям. Среди изданий, авторы которых удостоились благодарности Управления культуры и архивного дела Орловской области за активное участие в развитии культуры, значился и подготовленный коллективом «Красной строки» сборник «Солдаты невоюющей страны».

«Самой читаемой книгой — 2014» была признана «Большая Орловщина. История административных границ (1566—2012)» А. Ю. Сарана. На момент вручения награды эту книгу в библиотеке им. Бунина брали почитать около 800 человек.

После церемонии мы поговорили с лауреатом.

— Александр Юрьевич, чем вы объясните интерес к данному изданию? Это ведь не беллетристика, а научная работа. Выяснили, кто ею интересовался?

— Не выяснял. Хороший вопрос, нужно будет спросить у библиотекарей. Но помимо тех, кто знакомился с книгой в «Бунинке», еще несколько сот человек ее приобрели. Объяснить, что двигало каждым, не могу. Возможно, привлекло, в том числе, и название. «Большая Орловщина» примерно в два с лишним раза превышала по размерам Орловщину нынешнюю. В разное время в нее входили земли, которые сегодня являются частью Украины, Курской, Калужской, Тульской, Липецкой, Брянской и Смоленской областей.

— Далеко заглянули.

— Да, с момента основания Орла. Прошлое вызывает интерес, это естественно. Книга — про Орловщину большую, маленькую и то время, когда наша область как административная единица не существовала вовсе (период с 1928 по 1934 год, когда Орел вместе с Курском, Воронежем и Тамбовом влились в Центрально-Черноземную область, ЦЧО). Чрезвычайно интересное время!

— Наше нынешнее положение — это Орловщина маленькая?

— Конечно. По территории, по населенности, по экономическому потенциалу. Самой большой за всю свою историю Орловщина была с 1937 по 1944 год. Ее роль в этот сложнейший период оказалась неоднозначной, но от этого не менее интересной.

— В благодарственном слове организаторам вы воспользовались случаем и обратились к гостю — заместителю председателя облсовета М. В. Вдовину, посоветовав ему обратить внимание на областной закон «Об административно-территориальном устройстве Орловской области» 2013 года, существенно отличающийся от аналогичного закона 2005 года. После ваших слов об исчезнувших 200 орловских деревнях Михаил Васильевич заметно изменился в лице. О каких деревнях вы говорили?

— Поясню. Надеюсь, что никому не испортил праздник. Дело вот в чем. В законе «Об административно-территориальном устройстве Орловской области» 2013 года отсутствует приложение с перечнем населенных пунк­тов области. В результате возможны самые разные казусы, поскольку населенные пункты вроде бы есть, но их как бы и нет (в законе 2005 года приложение со списком имелось). О том, что 192 орловские деревни являются призраками (не заселены, обезлюдели), я узнал от работников МЧС на научно-практической конференции, которая проходила в Аграрном университете на кафедре безопасности жизнедеятельности. Работники МЧС собрали все сведения о том, какие орловские деревни не населены. Это колоссальная работа, которую нужно использовать. Например, по закону 2005 года раз в несколько лет документы приводились в соответствие с реальностью, обезлюдевшие деревни (деревни-призраки) исключались из списка населенных пунктов, а вновь появлявшиеся, наоборот, в список включались. В новом законе, повторюсь, отсутствует сам список.

— Ваше предложение?

— Мое предложение — провести инвентаризацию населенных пунктов Орловской области и внести реально существующие, обжитые деревни в приложение к закону 2013 года. И обновлять это приложение, лучше ежегодно, чтобы держать руку на пульсе.
Во время Всероссийской переписи 2010 года фиксировалось, что такой-то «населенный» пункт существует, но жителей в нем нет. Картографы, которые тоже недаром хлеб едят, к таким деревням, остающимся на карте, делали подписи: «Без жителей» или «Не населенный» (пункт). Документы предполагают точность.

— Откуда у городского жителя такой интерес к сельской проблематике?

— Так я родился в воронежской деревне. Диссертацию, правда, защитил по теме «Факторы формирования политики США и Англии в Китае в 1925—1927 гг». А дальше — темы для научных работ пошли проще. В Орле написал историю орловской профессиональной фотографии. У меня штук 14 монографий, и каждая новая — все ближе и ближе к земле. Все проще и проще по тематике. Кто-то со мной не согласится, но как мастерство художника видно по тому, насколько легко и точно он может провести прямую линию, так и мастерство историка заключается в том, может ли он составить простой исторический справочник. Так что ничего уничижительного в «простых темах» я не вижу. В моих планах — составить полный список всех орловских деревень за всю историю существования Орловщины. Большинство деревень в Орловской области, вы знаете, имело по несколько названий. Составить подобный справочник оказалось непростым делом, четвертый год уже им занимаюсь.

— Орловцы, как показывает статистика, ценят серьезные краеведческие работы. Желаю вам успеха.

— Спасибо.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц