Красная строка № 20 (456) от 20 июля 2018 года

От Бреста до Орла, от Словакии до Маньчжурии

5 августа 1943 года, очередную годовщину которого уже готовится праздновать Орёл, как и 9 мая 1945-го, были бы немыслимы без героев, сражавшихся и умиравших в страшном 1941-м. Путь к победе долог и кровав. Поэтому накануне Дня города давайте вспомним тех, кто в первые дни и месяцы войны думал не о победе (до неё было далеко), а лишь о том, как бы подороже продать в бою свою жизнь и этим хоть на шаг приблизить наше общее торжество. Давайте вспомним, как тяжел был этот путь.

Вспомним на примере всего лишь одной дивизии — 6-й Орловской Краснознаменной, в значительной мере укомплектованной орловскими уроженцами и в числе первых принявшей на себя удар вражеской армии летом 1941-го под Брестом; дивизии, по боевому пути которой можно изучать историю.

Боевой путь 6-й Орловской Краснознаменной
стрелковой
дивизии до начала
Великой Отечественной

6-я Орловская Краснознаменная стрелковая дивизия, образованная 23 мая 1918 г. на петроградском направлении под наименованием Гатчинской пехотной дивизии, являлась одним из старейших соединений РККА. В 1921 г. после активного участия в Гражданской войне она была передислоцирована в Орёл и стала именоваться 6-й Орловской стрелковой. В дальнейшем соединение стало территориальной дивизией сокращённого состава. В сентябре 1939 г., с началом Второй мировой войны, за счёт призыва резервистов Орловской и иных сопредельных областей дивизия была доведена до штатов военного времени в 14 тысяч человек.

18 сентября в составе Белорусского фронта она приняла участие в Освободительном походе, проделав 450-километровый марш и к 1 октября углубившись на польскую территорию далеко за реку Буг. К 14 октября 6-я дивизия вернулась в район Бреста, который стал местом её постоянной дислокации.

Во время советско-финляндской войны из состава соединения на Карельский перешеек были отправлены два маршевых батальона (26-й и 107-й), сыгравшие заметную роль во взятии Выборга.
Одна из групп бойцов под командованием старшего лейтенанта Пряжникова отличилась в операции, в ходе которой было перерезано шоссе Выборг-Хельсинки. Командиры, получившие опыт Освободительного похода и Зимней войны, стали костяком, вокруг которого в июне 1941-го сплотились бойцы, призванные взамен уволенных в запас в 1940-1941 гг. военнослужащих.

Накануне Великой Отечественной Орловская стрелковая дивизия представляла собой подготовленное кадровое соединение, командный состав которого обладал реальным боевым опытом. Дивизия входила в 1-й эшелон 4-й армии, совместно с 42-й дивизией дислоцируясь непосредственно в Брестской крепости, в которой разместились три стрелковых и два артиллерийских полка, а также почти все отдельные батальоны и дивизионы соединения. Некоторые вспомогательные части располагались в Бресте.

С марта 1941 г. дивизией командовал полковник Михаил Антонович Попсуй-Шапко, уроженец донбасского г. Енакиево (в Красной Армии — с 1918 г., в 1940 г. окончил Военную академию им. Фрунзе).
Боевая учеба дивизии продолжалась вплоть до начала войны — ещё 14 июня начальник штаба 4-й армии Сандалов поднимал соединение по внезапной тревоге.

Многие командиры настаивали на выводе из Брестской крепости большей части размещённых в ней войск, считая их расположение крайне уязвимым, но поддержки со стороны командования армии не нашли. А для проделывания дополнительных проходов в крепостных стенах, необходимых на случай внезапной эвакуации, на складах не нашлось необходимого количества взрывчатки.

Одним из самых боеспособных подразделений 6-й дивизии исследователи называют 75-й отдельный разведывательный батальон. По кадровому составу он может быть отнесен к числу элитных формирований Западного Особого военного округа. Помимо отменной физической подготовки, обязательных спортивных достижений разведчиков отличала высокая идейная мотивация, наличие высшего или среднего образования.

Батальон был подготовлен не только для проведения войсковой разведки, но и для маневренных действий в составе механизированных колонн и ведения общевойскового боя, о чём свидетельствует штатная организация, включавшая автоброневую, мотоциклетную, танковую роты и кавалерийский эскадрон. Броневой кулак разведчиков состоял из плавающих танков Т-38 и бронеавтомобилей Б-10.

Согласно боевому расписанию, в случае войны части 6-й дивизии должны были покинуть Брестскую крепость и выйти в назначенные районы сосредоточения. Для обороны крепости по боевому расписанию выделялся один батальон.

Оборона Брестской
цитадели.
Июнь-июль 1941 г.

В начавшемся сражении за крепость воины Орловской дивизии оказались в изначально проигрышном положении. При обстреле немцы использовали весь свой арсенал, включая 600-мм самоходные мортиры, чьи снаряды после взрыва оставляли воронки 15-метрового диаметра. Однако и в условиях подавляющего превосходства врага гарнизон крепости сражался героически.

Грамотно вели бой батарея 236-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, а также 204-й гаубично-артиллерийский полк, позже вынужденный отступить к Кобрину. К месту сбора удалось выйти крайне малому числу бойцов, в количестве примерно двух батальонов. Вся техника дивизии, за исключением восьми орудий 131-го артиллерийского полка, были уничтожены в крепости авианалётами и артударами немцев.

Тем не менее, несмотря на утрату управления и огромные потери, советские войска, следуя довоенным предписаниям, стремились покинуть Брестскую крепость. Наверное, единственным подразделением, сумевшим при этом ввести в дело боевую технику, оказался 76 отдельный разведбат 6-й Орловской дивизии. На трех танках Т-38, с которых накануне для обслуживания было снято вооружение, бойцы сумели вывезти из-под обстрела часть командного состава. Позже 8 бронеавтомобилей и 1 танк разведчиков, подготовленных к атаке комсоргом Алексеем Шугуровым, пытались прорваться через Северный остров в составе боевой группы, посланной начальником обороны крепости комиссаром Фоминым для установления связи с командованием.

На протяжении 23-24 июня бойцы 6-й дивизии участвовали в ночных и дневных отчаянных атаках на валы, пытаясь пробиться к своим. Командир взвода сержантской школы 125-го стрелкового полка И. Н. Базунов под огнем неприятеля организовал оборону штаба, что позволило спасти знамя части. Одним из последних защитников Кобринского укрепления стал комиссар 75-го разведбата Венедиктов, отбивавший во главе своих бойцов вражеские атаки еще 9 июля 1941 г., когда организованное сопротивление в крепости уже было сломлено.

Значительная часть Орловской дивизии 22 июня развернулась в районе города Кобрина, отражая натиск немецких танков и пехоты. Командир соединения полковник Михаил Попсуй-Шапко вместе с начальником штаба полковником Александром Игнатовым и дивизионным комиссаром Федором Бутиным возглавил сводный отряд, занявший оборону по песчаным гребням в четырех километрах от Бреста. Во главе другой группы стали заместитель комдива полковник Федор Осташенко, полковой комиссар Пименов, бывший командир 125-го стрелкового полка полковник Федор Берков. Третий отряд собрал вокруг себя полковник Матвеев.

23 июня оборонительные рубежи подверглись мощному удару 3-й танковой дивизии немцев, были прорваны и рассечены. Часть наших бойцов во главе с комдивом стала отходить на Пинск, другая группа во главе с комиссаром дивизии двинулась к Варшавскому шоссе. 25-26 июня поредевшая дивизия под непрерывными бомбежками оборонялась на подступах к Бобруйску. 30 июня обескровленное соединение вышло к Довску, чтобы принять участие в последующих боях за Пинск. 5 июля, когда соединение отправили на переформирование, от его основного отряда в строю оставалось 340 человек… Вскоре к ним присоединились более тысячи бойцов из группы, выведенной полковником Осташенко. За счет сбора отходивших окруженцев и солдат, отставших от своих частей, численный состав соединения был доведен до 6 тысяч.

6-я Орловская стрелковая дивизия в боях
лета-осени 1941 г.

6-я Орловская дивизия вновь пошла в бой 14 июля, нанося контрудар под Мстиславлем, при этом 333-й полк действовал отдельно, в составе 55-й дивизии под Пропойском. Всю вторую половину июля дивизия ожесточенно билась за город Кричев совместно с десантниками генерала Жадова, вынудив противника перейти к обороне. При обороне Кричева пал командир Орловской дивизии полковник Михаил Попсуй-Шапко. Здесь же совершил свой подвиг уроженец Орла старший сержант Николай Сиротинин, подбивший 9 немецких танков.

В командование соединением временно вступил уроженец Витебщины полковник Федор Осташенко. Именно под его началом части дивизии яростно атаковали врага под Пропойском 31 июля. В этих боях (при прорыве из окружения) был достигнут весомый успех — оказался уничтожен штаб вражеского пехотного батальона в селе Ганновка и захвачено вражеское знамя. Немцев отбросили к реке Остер.

Начав свой ратный путь рядовым русской императорской армии в 1915 г., Ф. Осташенко в рядах РККА принял участие в боях с войсками Юденича и советско-польской войне 1920 г. С самого начала Великой Отечественной на посту заместителя командира Орловской дивизии ему довелось сражаться в самых тяжелых условиях, собирая вокруг себя окруженцев, буквально на ходу создавая из них стойкие боевые группы. Пройдя горнило сражений 1941 года, Федор Осташенко закончил войну генерал-майором, получив звание Героя Советского Союза за отличие в боях на Украине, в Молдавии и в Словакии.

А в начале августа 1941 г. дивизия во второй раз оказалась в окружении в районе Рославля, но благодаря выдержке и мужеству бойцов и командиров сумела остановить продвижение немцев и вырвалась из «котла». В боях сентября — октября 6-я Орловская дивизия, действуя в составе Брянского фронта, ещё трижды оказывалась в окружении, но каждый раз под началом нового комдива — полковника Михаила Гришина оказывалась способна в решительных контрударах проламывать вражескую оборону.

Уроженец Чернского уезда Тульской губернии М. Гришин к началу Великой Отечественной был закалённым воином и опытным командиром. В июне-июле 1941 он отличился в боях с превосходящими силами противника при обороне г. Борисова, затем временно командовал воздушно-десантным корпусом, обороняя Кричев. 6-й Орловской дивизией полковник Гришин командовал с 14 августа 1941 г., неоднократно лично ведя войска в прорыв.

Не менее трех раз дивизия оказывалась на острие вражеского удара, когда за спиной смыкались «клещи» из немецких танковых клиньев, но наши бойцы отчаянно контратаковали — под Суземкой, на Десне, при оборонительных боях за Курск, нанося врагу существенный урон. Так в октябре 1941 г. в поселке Хомутовка был разгромлен немецкий кавалерийский полк. Боевые качества 6-й Орловской дивизии оставались столь высоки, что именно ей было доверено идти в первых рядах в начавшемся в декабре советском контрнаступлении.

Символично, что дивизии довелось освобождать от врага Орловский край, чьё имя она носила, в ноябре-декабре 1941 года сражаясь за Елец и Ливны. Именно здесь 6-я Орловская внесла решающий вклад в разгром противника в районе важного тактического узла обороны Долгоруково. Примечательно, что в ноябре скупого на награды 1941-го комдив Михаил Гришин был удостоен ордена Боевого Красного Знамени.

Дальнейший боевой путь дивизии лежал через Ливны и Воронеж на Венгрию, Словакию, а когда началась война с Японией — на Маньчжурию. К концу этой войны Орловская дивизия стала именоваться Орловско-Хинганской.

В боях июня-июля 1941 г. из 10 знамён 6-й Орловской стрелковой дивизии ни одно не досталось врагу; 1 пропало без вести, 9 были спасены и укрыты бойцами в развалинах Брестской крепости…

П. Александров.

Лента новостей

самые читаемые за месяц