Красная строка № 16 (411) от 26 мая 2017 года

Отмывочная для… «золотого дождя»?

Что-то давненько не слыхать на просторах Орловщины о словенском «золотом дожде» из 400 миллионов евро. К лету официозные восторги по поводу инвестиционного соглашения с компанией «Рико» как-то поутихли. Зато теперь официальные СМИ усиленно пиарят новую затею губернатора — так называемый «сербский вектор». Подписание соглашения о сотрудничестве между Орловской областью и Южно-Бачским административным округом Республики Сербии, правда, не преподносится как прорыв века, но пафоса в сообщениях об этом событии — тоже предостаточно.

На встрече с гостями В. Потомский не преминул напомнить о своей недавней поездке в эту дружественную страну. «В прошлом году мы побывали в Сербии по приглашению Его Святейшества Патриарха Сербского Иринея. Были очень тёплые встречи на сербской земле», — приводит слова губернатора «Орловская правда».
Однако ни одно местное СМИ и словом не обмолвилось о том, что и словенский, и сербский «векторы» губернаторской активности, похоже, растут из одного и того же корня.

Чтобы убедиться в этом, вернёмся в недалёкое прошлое. «Словенский проект» наклюнулся ещё 5 октября 2016 года во время 18-й агропромышленной выставки «Золотая осень» в Москве, то есть за четыре месяца до триумфальной российско-словенской бизнес-встречи. Соглашение с ООО «РИКО, инженерно-техническая, строительная деятельность и лизинг» губернатор В. Потомский подписал ещё тогда.

Правда, при этом не упоминалось, что ООО «Рико» является словенской компанией, да и фамилия и имя представителя компании — Гела Валиев — на словенские совсем не были похожи… (см.: «Орловская среда» № 6 от 1 марта 2017 г, «Что скрывает губернатор Потомский?»).

Вот что сообщала пресс-служба губернатора Орловской области 6 октября 2016 года: «Предметом взаимного сотрудничества является определение основных направлений взаимодействия сторон в реализации масштабных инвестпроектов. Речь о строительстве в регионе мясокомбината, кожевенного завода и обувной фабрики с производительностью 2,2 млн. пар обу­ви в год.

Для достижения целей соглашения Вадим Потомский и представитель инвестиционной компании Гела Валиев договорились координировать свою деятельность, направленную на реализацию этих проектов. ООО «РИКО, инженерно-техническая, строительная деятельность и лизинг» обязуется привлечь серьезные средства для строительства новых промышленных предприятий в регионе, а также принимать активное участие в социально-экономическом развитии Орловской области».

В специальном репортаже с выставки «Золотая осень-2016» «Первый областной» даже взял у Валиева небольшое интервью.

«Корреспондент: Вы намерены сотрудничать с Орловской областью?
Гела Валиев: Совершенно верно.
Корреспондент: В каком направлении?
Гела Валиев: В области мясопереработки, в области выделки кож и в области обувного производства.
Корреспондент: Что это будет? Это будет какое-то предприятие?
Гела Валиев: Это будут три предприятия. Совершенно верно. На сегодняшний день Россия нуждается в порядка 200–300 миллионах пар обуви, сама на сегодняшний день производит порядка пяти процентов. Только что подписали соглашение. Только одна фабрика по производству обуви даст Орловской области порядка 2950 рабочих мест, из которых 60–65 % — женские рабочие места.
Вадим Потомский: Деньги они у себя уже заложили, соглашение мы подписали… Они сегодня не просто пришли на подписание соглашения, они пришли со строительной компанией, они уже знают, кто у них это будет строить».

Интересно, правда? Очевидно, что в тексте говорится именно от тех самых предприятиях, о которых Потомский позже подписывал документы с Янезом Шкрабецем. Однако фамилия Валиева из официоза в дальнейшем исчезает.

Зато «Красная строка», живо интересующаяся религиозными воззрениями Вадима Владимировича, вдруг обнаружила в прошлогоднем фоторепортаже из поездки нашего губернатора к сербскому Патриарху не только небезызвестного господина М. Соколовского, но и… того самого Гелу Валиева, причём бок о бок с г-ном Потомским. Получается, между ними существуют более тесные контакты, нежели некое разовое подписание соглашения?

Стали интересоваться дальше, и выяснилось, что господин Валиев — личность разносторонняя. К примеру, на сайте www.ossetia.ru с гордостью сообщается, что представитель некой Войсковой миссии в Словении Гела Абрекович «за жертвенное служение и благотворительную помощь, которую он оказывает Сербской Православной церкви, удостоен высшей награды Сербской Православной церкви — ордена Святого Саввы I-й степени. 13 ноября 2014 г. в Белграде, в Патриаршей резиденции Его Святейшество Патриарх Сербский Ириней вручил Г. А. Валиеву высокую церковную награду. Патриарх Ириней в своей речи с благодарностью отметил, что уроженец Осетии, проживающий в Москве, Гела Валиев, случайно узнав о планах реставрации Сербской Патриаршей Резиденции, по собственной инициативе выступил с предложением об оказании помощи».

Пресс-служба посольства Южной Осетии в России также с удовлетворением отмечает, что «Гела Валиев не забывает и свою Родину. В родном селении Корнис Знаурского района Республики Южная Осетия, где в настоящее время живут его родители, он строит часовню, оказывает шефскую помощь расположенному в Цхинвале дому престарелых и инвалидов «Забота». Не раз оказывал помощь также и Аланскому Патриаршему подворью РПЦ в Москве».

Всё это прекрасно характеризует Гелу Абрековича. И заодно объясняет, каким образом Вадим Владимирович позже оказался с частным визитом у Патриарха Сербии, а также кто «подогнал» Орловщине «словенский контракт», а теперь, как выясняется, и «сербский вектор».

А ещё более интересными стали материалы совместного расследования словенского из­дания «Delo» и российской «Но­вой газеты», опубликованные 23 марта 2017 года под за­головком в «В «Ландромате» обнаружились чеченские деньги» (www.novayagazeta.ru/news/ 2017/03/23/130091-v-landromate-obnaruzhilis-chechenskie-dengi).

Коротко перескажем суть. Речь идёт о том, что Минстрой Чечни платил своим иностранным подрядчикам через «ландромат» — сеть отмывочных фирм-однодневок, способствовавших выводу из России 22 млрд. долл. (так называемая «молдавская схема»).

«В конце 2014 после двух лет работ в Грозном был с помпой открыт новый кирпичный завод. Ленточку перерезал курировавший возведение объекта Хасмагомед Хизриев, министр спорта, а до того министр строительства Чеченской Республики. Присутствовал и Рамзан Кадыров, вручивший почетные грамоты стройподрядчикам из словенской компании Omnia Arhing, занимавшихся проектированием и оборудованием фабрики, — пишет «Новая газета». — Как минимум 5,2 млн. долларов получила за «безупречную добросовестную работу» и «активное участие в строительстве» Omnia Arhing. По словам главы компании Штефана Шчека, заказчиком работ являлось Министерство строительства Чечни. Это подтвердил и Гела Валиев, владелец словенской компании «Росслав» — субподрядчика работ.

Несмотря на то, что контракт был подписан с министерством, деньги на счета Omnia Arhing в словенском NLB банке приходили от британских фирм-однодневок Ronida Invest LLP и Drayscott Overseas LLP (4,3 млн. в 2012 и 0,9 млн. — в 2014, всего восемь платежей). Обе эти компании — ключевые участники «ландромата» — схемы, позволившей вывести из России и «отмыть» более 20 млрд. долларов.

Сотрудники словенского банка вряд ли знали про «ландромат», однако транзакции все равно показались им подозрительными. Шчеку пришлось принести в свой банк копию контракта и показать специальный пункт, согласно которому у заказчика есть право проводить платежи через третьих лиц. Только после этого банк наконец согласился выдать деньги».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Для тех, кто не в курсе, СМИ пояснили, что слово «ландромат» вообще-то поначалу обозначало американскую общественную прачечную. В подвалах многоквартных домов устанавливались стиральные машины, в которых любой квартиросъемщик или собственник жилья мог постирать свое белье. В переносном смысле «ландромат» — это практически обезличенная оплата реальных или фантомных услуг или товаров. Схема предусматривает договор с одной структурой, а оплату — через другие, специально созданные фирмы, которые потом закрываются. Так и прячутся следы финансовых операций, шифруется происхождение и реальное распределение средств.

«Самого Шчека история не удивила, — продолжает «Новая газета». — Он много работал с российскими клиентами, в основном в Чечне: «Когда мы занимались бизнесом в России, мы получали платежи от самых различных компаний»…

Согласно ЕГРЮЛ, владельцем ООО «Грозстройкерам» (ему и принадлежит завод) является Шамхан Аслахаджиев, про которого Шчек сообщил, что это «простой человек, работавший на стройплощадке», у которого «никогда не было таких денег».

Реальный владелец «Грозстройкерама» неизвестен. Однако есть несколько интерес­ных совпадений. Принять участие в конкурсе компанию Omnia Arhing через Гелу Валиева пригласило ООО «Сити-Строй», которое также принимало участие в возведении завода. Это крупный господрядчик, он связан с ближайшими соратниками Кадырова, контролирующими стройкомплекс республики.

Одновременно с этим гудермесское ООО «Джи Эс Групп», принадлежащее в равных долях Шчеку, Валиеву и некоему Рустаму Атангерееву (по словам Шчека, эта компания контролировалась людьми из Минстроя и была нужна лишь для оформления виз словенской команде) — это одна из очень немногих фирм, чей адрес совпадает с адресом «Фонда Ахмата Кадырова». Официальным представителем фонда работает все тот же Хасмагомед Хизриев, а его председатель — сам Рамзан Кадыров».

Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Чечни, впрочем, оперативно опровергло сообщения о своей связи с «молдавской схемой» отмывания денег через строительство кирпичного завода в Грозном. Минстрой не являлся госзаказчиком строительства завода, введенного в эксплуатацию в 2014 году, завод был построен на средства частных инвесторов, говорится в официальном ответе министерства на запрос RNS.

«В связи с вашим обращением в адрес министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Чеченской Респуб­лики с просьбой о предоставлении официального комментария по вопросу строительства кирпичного завода в г. Грозный, введенного в эксплуатацию в 2014 году, сообщаем, что для строительства вышеуказанного объекта привлекались частные инвестиции. Министерство строительства Чеченской Республики не являлось государственным заказчиком мероприятий по строительству данного объекта», — говорится в официальном ответе за подписью замдиректора департамента Минстроя и ЖКХ ЧР Алисы Ибрагимовой.
Однако относительно посреднических усилий Гелы Валиева в этой связи никаких комментариев, а тем более опровержений — не последовало.

«Конечно, Орловская область — это не Чеченская республика, где был оприходован упомянутый проект строительства кирпичного завода, общие условия ведения бизнеса тут пока немного иные. Но расследование российских и словенских журналистов вскрыло такие параллели между чеченским «ландроматом» и «инвестпроектом Потомского», что они уже видны невооруженным глазом», — сделали вывод федеральные СМИ.
А у нас — всё тишь, да гладь, да божья благодать. Сказано «золотой дождь», значит «золотой дождь». Но вот для кого именно — об этом история, как обычно, умалчивает.

Как бы и «сербский вектор» не привел к уже проторенной дорожке…

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц