Красная строка № 6 (357) от 19 февраля 2016 года

Отросло ли что-то у отрасли?

Приближающееся славное 450-летие г. Орла заставляет пристальнее приглядываться к культуре. Празднества, хочешь ты этого или нет, будут иметь те или иные культурные формы. Поэтому очень хочется, чтобы формы были именно те. Именно по этой причине рядовое в другое время заседание не самого важного комитета по социальной политике Орловского городского Совета привлекло наше внимание. Члены комитета рассматривали «итоги реализации в 2015 году ведомственной целевой программы «Развитие отрасли культуры в городе Орле на 2014–2016 годы».

Не совсем понятно, зачем в название документа между словами «развитие» и «культуры» вполз с ошибкой написанный глагол «отрасли». Совершенно очевидно, что ничем особенным, чем следовало бы гордиться, орловская культура за отчетный 2015 год не отросла. Если же относиться к термину «отрасли» как к существительному (и авторы программы, конечно, будут настаивать, что к «отрасли» и нужно относиться как к существительному), то это настораживает еще больше.

Я считаю, что жители литературной столицы не должны называть культуру «отраслью». Поинтересуйтесь мнением любого современного орловского классика, он подтвердит, что говорить так — западло. Если между культурой и ее развитием ставить «отрасль», то до развития культуры дело может и не дойти, все усилия поглотит «отрасль».

Ситуацию усугубляет нищета городского бюджета. Члены комитета по социальной политике заслушали безрадостную информацию о финансировании в 2015 году того, что идет сразу за «отраслью». Цитата: «Таким образом, финансирование программных мероприятий в 2015 году было уменьшено с 7025 тысяч рублей до 5080 тысяч рублей. Фактическое финансирование исполнения программных мероприятий составило 1950,54 тысячи рублей или 38,4 %».

Может, речь идет об «отрасли» культуры как о какой-то ее части? Нет… Городской парк отдыха, «городской центр культуры», ансамбль «Славица», художественная и музыкальная школы, библиотечная система и проч., и проч. Речь идет о культуре в целом, обо всей «отрасли».

Денег нет. Или они есть, но очень мало. Члены комитета по социальной политике приняли решение сосредоточить усилия и средства, в первую очередь, на мероприятиях в честь 450-летия города и призвать к этому коллег из других комитетов.

Вторым вопросом повестки дня заседания значился отчет администрации, озаглавленный так: «О выполнении решения комитета по социальной политике от 17.06.2015 № 55/6-СП «О работе администрации города Орла по сохранению, использованию, популяризации и охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), расположенных на территории муниципального образования «Город Орёл».

И. о. зам. главы администрации г. Орла — начальник управления социальной поддержки населения, физической культуры и спорта Т. В. Исаева отчитывалась. Делала она это спокойно и интересно. Прозвучала среди прочего любопытная информация. «Муниципальная комиссия по техническому обследованию объектов культурного наследия», готовясь к празднику, называть который уже нет нужды, внимательно осмотрела «памятники» с муниципальной категорией охраны, то есть исследовала «объекты» в рамках своих полномочий.

Оказалось, что из всего перечня в хорошем состоянии находятся пять штук (объектов), в удовлетворительном — 22, в неудовлетворительном — четыре, а три и вовсе отсутствуют.

К моему удивлению, никто из членов «социального комитета» не поинтересовался — как это? Как это — отсутствуют? На мой приватный вопрос Т. В. Исаева ответила, что что-то сгорело, что-то исчезло по какой-то иной причине, надо уточнять. Адреса отсутствующих назвала, они имеются.

Некоторая пассивность членов комитета в этом вопросе понятна. Чего думать о том, чего уже нет? Тут бы решить, как сохранить то, что присутствует.

Т. В. Исаева, выступавшая с отчетом, рассказала о распространенной в других регионах и постепенно берущейся на вооружение в Орловской области и Орле практике, когда представляющий культурную ценность, но находящийся в неудовлетворительном или близком к нему состоянии объект за символическую цену — 1 рубль — отдается частнику, который и тратит свои средства на сохранение культуры и наследия, одновременно используя полученные площади для компенсации пошедших на ремонт памятника средств.

К сожалению, в Орле эта прак­тика приживается с трудом. С одной стороны, сказывается невысокая деловая активность частников, обусловленная бедностью региона. С другой (продолжение темы) — не так уж напряженно в Орле с возможностью оформить аренду, чтобы тратиться еще и на культуру.

Однако есть еще одна причина, лежащая под спудом. Речь о ней зашла спонтанно. Впрочем, как накануне свадьбы не говорить о бельме на глазу у невесты? Надо что-то делать. Не то что жених передумает, но гости точно будут шептаться. Вспомнили, разумеется, про Гостиную, 1.
Как, спросили члены комитета Т. В. Исаеву, с бельмом-то? Ведь некрасиво.

Татьяна Вениаминовна ответила, что история эта началась еще лет пятнадцать назад, «когда на крыше Гостиной, 1 еще деревья не росли». От себя заметим, что, по большому счету, нет уже и самой этой удивительной крыши, время летит очень быстро.

Надо отдать должное Т. В. Исаевой, она не побоялась высказать собственное мнение по поводу застарелой городской болячки, заметив, что на Гостиной, 1 происходит ровно то же, что на «Дворянке» с «домом Лизы Калитиной». Охранять, по сути, нечего, а построить на этом месте новые объекты, стилизованные под старину, здания, которые стали бы украшением города, — не получается.

Точнее, заметим уже от себя, у власти (какие только инстанции ни подключались к этому вопросу!) не хватает то ли духу, то ли компетенции принять хоть какое-то решение.

А теперь возвращаемся к теме сохранения культурного наследия путем передачи его в частные руки. Здание на Гостиной, 1, поделилась своими наблюдениями докладчица, сменило за последнее время уже четырех собственников.

Продолжим своими замечаниями. Собственники вбухали в объект, не приносящий ни копейки дохода, миллионы (складываются они не только из расходов на экспертизы, проводимые за свой счет — счет собственника, но и налогов, которые никто не отменял). Ну и что? А результат известен — ни тпру, ни ну. И вы хотите сказать, что частники, даже искренне любящие культуру и ее наследие, ничему на этом примере не научились? Они за версту будут обходить подобные объекты, поскольку власть показала себя «партнером» непредсказуемым, беспомощным и потому совершенно ненадежным. Свяжешься так с «наследием» — и без штанов останешься.

Удивительно ли, что в прогнозный план приватизации, призванный одновременно спасать культуру и развивать бизнес, включен единственный адрес, один-единственный домишко?

Нет, это совсем не удивительно. Удивительно, что этот домишко в программу вошел.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц