Пару, дайте пару, господа!

Пикетирование мэрии города Орла, проведенное группой горожан в прошедший четверг, широко освещалось местными СМИ. Оно и понятно, такие события позволяют отвлечь общественное мнение от происшествий более громких и ярких, но в которых замешана областная власть, суетливо доживающая свой последний срок. Хотя я понимаю и своих коллег, в чем-то я даже с ними солидарен. Городские власти, действительно, подставились, поэтому будьте добры получить по полной программе. Неспроста ведь народ придумал поговорку: «Взялся за гуж — не говори, что не дюж». А немощными по отношению к сложнейшей социальной проблеме у нас оказались в данном случае и мэр, и председатель горсовета.

Пикетчиков собралось перед входом в мэрию немного, человек 30—40. А вот зевак, журналистов и сотрудников милиции оказалось в избытке. У всех было приподнятое настроение, улыбались, шутили — то ли погода располагала к такому настроению, то ли все понимали, что проводимая акция рождена не столько по велению души, сколько по холодному кабинетному расчету. Постановка была классическая, а режиссура никудышная.

Жалко, конечно, простых людей, тех, кто работает в муниципальных банях на низших должностях, и тех, кто этими банями пользуется от безысходности, не имея другой возможности решать такую естественную и насущную проблему, как поддержание собственного тела в чистом состоянии. Сожалеть только приходится о том, что в данном случае их болью, их чувствами вновь воспользовались те, кому, по большому счету, безразлична судьба МУП «Банно-прачечное хозяйство». Те, с чьего молчаливого согласия или непротивления спецпредприятие стало по сути банкротом, в общественные бани не ходят и глаз людей, зарабатывающих от трех до пяти тысяч в месяц, не видят. Они сложнейшую ситуацию, грозящую социальным взрывом, в очередной раз использовали против Александра Касьянова.

Однако что-то все же не срослось в их задумке. Вероятно, потому, что все знают: МУП «Банно-прачечное хозяйство» было разорено и доведено до предбанкротного состояния еще в период работы мэром Василия Уварова. Василий Игнатьевич стоял в людской толпе хмурый и отрешенный, ему практически нечего было сказать, нечего было ответить на многочисленные «Почему?».

Отвечать пытался зам. председателя горсовета Михаил Вдовин. Он пришел на пикет с большой папкой документов, рассказал о всех своих действиях по изучению ситуации с МУП «Банно-прачечное хозяйство», о роли горсовета в стремлении разрешить острую проблему, озвучил ряд мер, способных, на его взгляд, вывести ситуацию из тупика. И по давно заведенной традиции продолжал позиционировать себя недругом городской власти. Ему отвечали, что все сказанное им уже слышали, и неоднократно. И спрашивали, почему, если он такой умный и знает, каким путем следовало пойти, выход до сих пор не найден?

А правда, почему? Мне стало скучно. Даже напоминать не хотелось Михаилу Васильевичу, что горсовет — это орган, который определяет порядок жизни в муниципальном образовании, утверждает доходные и расходные статьи городского бюджета, контролирует деятельность исполнительных органов власти и т. д. Горсовет, если в нем собрались неравнодушные и ответственные люди, способен был бы решать любые задачи. Однако же ничем иным, кроме как конфронтационностью по отношению к мэрии, нынешний состав горсовета, на мой, может быть, и ошибочный, взгляд, пока еще не отметился. Да и, боюсь, уже ничем иным не успеет отличиться, потому что слишком преждевременно депутаты заразились дембельским настроением. Пинать по делу и без дела мэра — большой смелостью в наших специфических условиях не назовешь. Все два с лишним года нынешний состав горсовета вместо того, чтобы сообща решать проблемы, улучшать жизнь избирателей, на первое место ставил борьбу с Касьяновым. Повоюют, а потом поодиночке или гусиным косяком во главе с Вдовиным или Музалевским важно шествуют через площадь Ленина в областной Белый дом на аудиенцию за одобрением линии поведения. Я сказал бы им: «Молодцы, мужики» — если, например, они в категоричной форме заявили бы Строеву: «Уважаемый Егор Семенович, у города множество проблем, а у вас в области сплошной профицит. Вы говорите, что все основные статьи доходной части бюджета перевыполняются. Будьте так любезны, поделитесь с горожанами. Это ведь они в большей степени и заработали эти деньги». Я сказал бы им: «Молодцы, мужики» — если бы область признала приоритет горожан, обделенных вниманием все те годы, что у власти находится наш легендарный лидер. Если бы у нас в области межбюджетные отношения строились исходя из справедливости, а не определялись волей одного человека, жизнь была бы совсем иной. Я бы сказал им: «Молодцы, мужики» — если бы они деньги, по миллиону рублей выделяемые каждому из них для исполнения депутатских наказов, отдали бы МУП «Банно-прачечное хозяйство» для возвращения долгов. Да наши некоторые депутаты из собственных средств легко могли бы погасить этот долг. Но они предпочитают без меры пиариться за наш с вами счет. На эти цели тратятся миллионы рублей, тех рублей, которых не хватает на элементарное благоустройство дворов, где живет их простой электорат, и на многое другое. Включив местные новости, видишь, что Вдовин и Музалевский мелькают порой на экране чаще не только Уварова, но и даже Строева. За какие это, интересно, заслуги? А еще мы видим, как некоторые депутаты пытаются использовать свое депутатство для продвижения собственного бизнеса, и весьма преуспевают в этом. Или я не прав? Готов согласиться с другим мнением о деятельности депутатского корпуса, вы только меня убедите.

А пока я увидел то, что самый неприятный разговор с пикетчиками пришлось вести Касьянову. Он ни одного упрека не бросил в адрес своего предшественника, слова не сказал о трудностях работы с сегодняшним составом горсовета. Он подтвердил, что судьба предприятия находится в руках конкурсного управляющего, но ситуация не безнадежна, и даже дал в письменном виде обязательство пикетчикам, что МУП «Банно-прачечное хозяйство» и его коллектив будут сохранены. Но для части людей, я даже могу предположить, мало имеющей общего с работниками банно-прачечного хозяйства, этой гарантии показалось мало: они демонстративно, с театральной паузой, порвали документ в клочья, освободив тем самым Касьянова от взятых на себя обязательств. Затем под диктовку самодеятельного дирижера попытались скандировать заранее заготовленные речевки, кто-то сбился, и все дружно рассмеялись. На этом все и закончилось.

Завершая отчет об увиденном, хочу признаться, что удивил меня Виктор Балакин, редактор прогубернаторской газеты «Орловский вестник». Он накануне опубликовал сообщение о дате, времени и месте проведения акции протеста работников банно-прачечного хозяйства и чрезвычайно активен был в ходе проведения самой акции. Учитывая то, что пикетчики развернули транспаранты с лозунгами «Нет отключению лифтов», «Уваров, верни бани народу, а земли — городу», «Продаже «Орелоблэнерго» — нет! Включите лифт, зажгите свет!» и даже обращение к избранному президенту: «Медведев Д. А.! Дайте срок губернатору!», многие из привыкших видеть в В. Балакине пламенного борца с Касьяновым, Иконниковым, Ереминым, Краюхиным, Остроушко и другими явными или тайными оппонентами режима Строева, оказались в замешательстве. Что это — осознанная, выстраданная смена нравственных ориентиров или какой-то хитрый политический ход коллеги? Сам он на него решился? Или окружение Строева, вынужденное думать о том, как бы побыстрее избавиться от катастрофично быстро теряющего популярность губернатора, подсказало? В любом случае такое поведение симптоматично.

Сергей Давыдов.

самые читаемые за месяц