Красная строка № 18 (413) от 9 июня 2017 года

По наклонной плоскости

Социально-политическая устойчивость в Орловской области продолжает снижаться. По крайней мере, так следует из майского рейтинга Фонда «Петербургская политика».

Напомним, рейтинг Фонда публикуется с осени 2012 года на ежемесячной основе. В его рамках оценивается уровень социально-политической устойчивости во всех субъектах Российской Федерации.

Уровень устойчивости определяется экспертами Фонда по 10-балльной шкале, где 10 — максимальная оценка, 1 — минимальная. Внутри рейтинга регионы разделены на 5 категорий по степени социально-политической устойчивости и отсортированы в рамках своей категории по динамике рейтинга за последний месяц.
Орловская область с 5,0 баллами на сей раз занимает предпоследнюю строчку в группе регионов с пониженной устойчивостью.

К основным положительным событиям социально-политической жизни нашего региона в мае 2017 года Фонд «Петербургская политика» относит планы ООО «Экополис» по строительству в Орловском, Троснянском и Ливенском районах мусороперерабатывающих заводов; подписание соглашения о сотрудничестве между Фондом поддержки предпринимательства Орловской области и АО «Технопарк Санкт-Петербурга»; открытие после реконструкции легкоатлетического манежа в Орле; погашение задолженности по зарплате перед сотрудниками Орловского завода железобетонных изделий; возвращение исторического здания кинотеатра «Родина» в Орле в собственность Агентства ипотечного жилищного кредитования Орловской области.

К основным негативным событиям отнесены:

— появление в интернете аудиозаписи, на которой человек с голосом, похожим на голос губернатора Вадима Потомского, за деньги гарантирует свободу и решение вопросов с судом обвиняемому в мошенничестве и растрате бывшему директору регионального ипотечного агентства Сергею Кочергину;

— публикацию изданием «Совершенно секретно» показаний подследственной по делу о взяточничестве бывшей начальницы муниципального унитарного предприятия ритуально-обрядовых услуг города Орла Екатерины Стрелец о передаче денежных средств в обладминистрацию;

— доследственную проверку сообщения об избиении подчиненной руководителем областного департамента государственного имущества и земельных отношений Андреем Синяговым;

— отставку главы областного департамента сельского хозяйства Юрия Сидыганова;

— приговор к 5 годам колонии за жестокое избиение местного жителя бывшему депутату облсовета Павлу Будагову и к 4,5 годам его брату (сыновья гендиректора АПК «Орловская нива» Сергея Будагова);

— возбуждение уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере в отношении руководителя общественного движения «Родной Орел», организатора митингов за отставку губернатора Аллы Борисовой;

— митинг в Орле с требованием отставки губернатора Вадима Потомского;

— арест гражданина Дании Денниса Кристенсена, задержанного на частной квартире в Орле во время собрания «Свидетелей Иеговы» и обвиняемого в участии в деятельности экстремистской организации;

— 68-е место в рейтинге социально-экономического положения РИА Рейтинг по итогам 2016 года.

К другим значимым событиям причислены намерение Вадима Потомского разделить должности губернатора и председателя правительства региона; угроза епископа Ливенского и Малоархангельского Нектария уголовным делом изданию «Орловские новости», если не будет удален материал о подаренном ему внедорожнике Toyota Land Cruiser V8, поскольку «подобные выходки подрывают духовно-нравственные устои нашего общества, бросая тень на Святую Церковь и ее честных служителей»; комментарий губернатора Вадима Потомского к скандалу вокруг архиепископа Нектария: «Кто уполномочил журналистов задавать вопрос? Если мы ходим к представителям Бога, начинаем их линчевать и чем-то поливать… Бог не фраер, он все видит. И суд бывает только один: Божий суд».

Кроме того, президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов отдельно прокомментировал тот факт, что вопреки различным прогнозам и «утечкам», май не стал временем продолжения начавшейся в феврале-марте ротации губернаторов. Многочисленные фигурировавшие в списках кандидатов на замену главы регионов (включая Вадима Потомского) так и остались на своих постах.

М. Виноградов выделил несколько причин отказа от проведения столь масштабной ротации. Во-первых, не удалось переключить внимание высших руководителей страны на региональную тематику и создать у них ожидания эффекта от такого рода замен. Во-вторых, проявились трудности с подбором сильных кандидатов на назначение главами регионов — особенно по мере снижения статуса государственной гражданской службы из-за «антикоррупционных» кампаний. В-третьих, пока не до конца залечены «раны», связанные с заменами глав регионов в последние годы. Если анализировать перестановки 2015—2017 годов, то число однозначно успешных ротаций сравнительно невелико. Относительно благополучно с точки зрения социально-политической устойчивости регионов прошли замены глав Адыгеи, Сахалина, Тульской области. К потенциально удачным можно отнести смену глав Карелии, Забайкальского и Пермского краев, Тверской области, Севастополя. В других регионах наблюдается отсутствие потенциала серьезного роста устойчивости или даже ее очевидное снижение (Бурятия, Коми, Марий Эл, Северная Осетия, Удмуртия, Забайкальский край, Калининградская, Новгородская, Рязанская, Ярославская области). Вполне вероятно, что сосредоточение на обеспечении эффекта от этих замен в преддверии федеральных выборов 2018 года может оказаться более значимым приоритетом, чем продолжение перестановок — тем более что оно может грозить проведением президентской кампании главами регионов в статусе врио.

Кроме того, налицо потребность в осмыслении влияния на стабильность регионов уголовных дел в отношении местных высокопоставленных чиновников. Из 5 регионов, где были арестованы действующие или недавно замененные главы, лишь в Сахалинской области удалось оперативно урегулировать ситуацию, в то время как остальные регионы пока далеки от выхода из стресса, связанного с разрушением прежней управленческой системы. Снижение управляемости происходит и в результате уголовных дел в отношении заместителей глав регионов, проходящих в рамках «антикоррупционных» кампаний. Весьма болезненным было восприятие элитами таких шагов за последний год в Хакасии, Приморском крае, Ивановской, Кемеровской областях, Краснодарском крае (-0,3 балла в нынешнем рейтинге) и Владимирской области (в июне).

Реакция губернаторов на преследование своих подчиненных неодинакова: в одних случаях за задержанием или арестом немедленно следует отставка (Крас­нодарский край), в других — публичное выступление губернатора в защиту своих сотрудников (А. Тулеев, С. Орлова). Вне зависимости от правовой подоплеки происходящего подобные действия все чаще воспринимаются политическими игроками прежде всего в контексте стремления правоохранительных органов усилить свой административный вес — при этом политическая ответственность за сохранение управляемости по-прежнему остается на «гражданских» органах власти, считает М. Виноградов.

В любом случае, пища для размышлений у орловцев есть.

«Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц