Красная строка № 10 (361) от 18 марта 2016 года

Почему «сдали» Будагова?

Сенсация недели — это, конечно, задержание, а потом — и арест предпринимателя С. Будагова, взятого с поличным при передаче 5 миллионов рублей руководителю областного департамента имущества и земельных отношений А. Синягову. И может так оказаться, что это происшествие стронет с места камень, который вызовет полноценный обвал. Хотя, похоже, что «сдавая» Будагова, «Серый дом» как раз и пытался избежать этого самого обвала.

Что же там произошло на самом деле? Попробуем проанализировать варианты.

В официальной версии событий сомнения вызывает если не всё, то многое: и то, что Будагов, словно наобум, понёс взятку за решение проблем с магазинчиками «Родное село»; и то, что глава департамента имущества, будто свалившись с Луны, письменно доложил своему руководству о сделанном ему коррупционном предложении; и то, что «Серый дом» не просто отверг поползновения «коррупционера», но даже поучаствовал в организации подставы…

Прежде всего, посудите сами: неужели кто-то всерьёз полагает, что хозяин «Орловской нивы» побежал бы с помощью пятимиллионной взятки утрясать какие-то земельные мелочи, связанные с двумя-тремя лавками «Родного села», красная цена которым — двести-триста тысяч? Да и вообще, разве в этом его главная проблема на сегодня? Куда более резонным было бы предположение, что предприниматель либо регулярно платил чиновникам за «решение проблем», либо если и понёс «на лапу» разово, то по куда более серьёзному поводу.

Во всяком случае, насколько известно «Красной строке», в материалах до сих пор расследуемого уголовного дела о продаже той самой «Орловской нивы» есть прямые свидетельства того, как С. Будагов договаривался об этой сделке с прежним орловским губернатором А. Козловым из расчета 80 процентов — «Юности», 20 процентов — самому Козлову. При этом Александр Петрович обещал, что Сергей Аристеевич ни копейки не потеряет. Более того, еще в самом начале Будагов даже ругался с Козловым и его заместителями из-за того, что ему-де обещали оценку агрохолдинга в 10 миллионов, а сделали в 14,5 миллиона. То есть этого человека с первыми лицами Орловской области давно связывали отнюдь не платонические, а вполне определённые материальные взаимоотношения.

Или вспомните, как поначалу и В. Потомский делал громкие заявления насчёт того, что «Орловская нива» — это его Крым, который обязательно будет возвращён в родную гавань. Однако вскоре Вадим Владимирович вдруг резко сменил тональность. Тогда даже в федеральных СМИ обратили на это внимание и стали намекать, что как-то неспроста это…

Словом, система выстаивалась не за один день. Именно поэтому орловцы не слишком поверили в непорочный и чистый порыв господина Синягова. Отсюда и возникли домыслы, будто бы фээсбэшники «пасли» вовсе не столько Будагова, сколько самих чиновников. Однако в самый последний момент «что-то пошло не так»: либо произошла «утечка», либо даже само УФСБ конфиденциально проинформировало губернатора о предстоящей операции, а господин Синягов по какому-то удивительному совпадению сей же час письменно доложил тому же Вадиму Владимировичу о предстоящем коррупционном акте. И в результате в камере оказался один Будагов — как говорится, ничего личного, просто свои люди ближе к телу.

Однако здесь-то и может начаться самое интересное. Теперь С. Будагов проходит уже по двум уголовным делам коррупционной направленности. И будет вполне закономерно, если их расследование передадут в одни руки, а именно в Следственное управление СКР. Таким образом, УМВД, наконец, избавится от обу­зы, навязанной ему прокуратурой, и заботу о том, что делать с Козловым и компанией, засветившимися в деле «Орловской нивы», можно будет опять переложить на плечи Следственного управления, где, кстати, со дня на день появится новый руководитель. А значит, бывший губернатор и его заместители могут всплыть уже не как свидетели…

С другой стороны, С. Будагов, поняв, что его «кинули», может ведь и заговорить. А знает он, судя по всему, очень многое. Если же он был настолько дальновидным, что вёл соответствующую «бухгалтерию», и сможет подтвердить свои слова документами, то даже в нынешнем «Сером доме» мало не покажется никому. Хотя бы потому, что в таком случае на свет Божий могут быть вытащены факты, наглядно доказывающие, что орловские власти давно и прочно поражены коррупцией. И при любых раскладах губернатору В. Потомскому в такой ситуации очень нелегко будет удержаться «над схваткой».

Так или иначе, но вся эта история ещё раз высветила главный, родовой порок орловских «кампаний по борьбе с коррупцией». Как выражался известный персонаж советской классики, согласие есть продукт при полном непротивлении сторон. А в наших «делах», как правило, странным образом участвует лишь одна сторона. Например, некоему предпринимателю ставят в вину скупку муниципальной земли из-под муниципального же предприятия. При этом закономерный вопрос о том, кто и зачем из чиновников продавал эту землю, стыдливо остаётся без ответа. Другого бизнесмена обвиняют в уводе по дешёвке в частный карман крупнейшего агрохолдинга области. Но областная верхушка, организовавшая и провернувшая эту продажу, целомудренно оказывается в стороне, в безопасном статусе свидетелей.

В случае же с неудавшейся взяткой тертый калач вдруг предстаёт наивным простаком, который, якобы не изучив, с кем имеет дело, да ещё зная, что уже находится под следствием (а значит, и оперативно-техническим сопровождением), по пустяковому поводу потащил пятимиллионную взятку одному из ключевых чиновников области, к тому же замкнутому на самого губернатора. Но не на тех напал, «проклятый расхититель социалистической собственности»!

Ну-ну, как говорил товарищ Станиславский…

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц