Красная строка № 27 (378) от 19 августа 2016 года

Почетные временщики или все-таки Книга почета?

«Какая книга без начала?» — так называлась публикация в нашей газете, в которой речь шла о неожиданно открывшемся факте. Оказалось, что у бывшего директора музея Тургенева О. Н. Овсянниковой есть документ, удостоверяющий, что еще в 1966 году она была внесена в городскую Книгу почета. При этом в новой редакции Книги, которую город ведет с 2005 г., Овсянниковой нет. Газета задалась вопросом: а почему, собственно? И может быть, в Орле живут люди, чьи имена еще в прошлом столетии были увековечены в особой Книге? Почему же орловские власти решили вести Книгу почета с чистого листа? Только потому, что Советской власти больше нет, а власть нынешняя от прошлого отмежевалась? (см.: «КС» № 20 от 5 июня 2015 г.).

Все эти вопросы были подхвачены нашими читателями — членами Общественного совета по сохранению историко-культурного и природного наследия Орловской области. Они обратились со специальным письмом к мэру В. Новикову. Тот сообщил, что в связи с публикацией «Красной строки» Орловский городской Совет народных депутатов делал запрос в Государственный архив Орловской области. И что же выяснилось?

Оказывается, в 1966 году бюро Орловского горкома КПСС учредило городскую Книгу трудовой славы, и в специальном протоколе № 5 от 26 марта 1966 года перечислены все, кто был тогда занесен в упомянутую книгу. Есть в этом списке и фамилия О. Овсянниковой. И вроде всё совпадает: и фамилии учредителей — руководителей города той поры, и дата.
Но, отвечая на запрос горсовета, областной архив сообщил также о том, что в сентябре 1943 года, после освобождения Орла от немецкой оккупации, была учреждена в городе и Книга почета.

О судьбах той и другой книг в архиве, судя по всему, никаких сведений нет, что дало основание нынешнему мэру города Орла В. Новикову ответить авторам коллективного письма: «Книга почета города Орла была учреждена решением… от 24.02.2005 и не является правопреемником Книги трудовой славы».

Получилось, как у Виктора Перестукина из сказки «В стране невыученных уроков: «Ура! задача решена — отдыхать теперь пора!». Но если у нерадивого школяра в ответе вышло полтора землекопа, то у нынешних хранителей и составителей Книги почета образца 2005 года ответ не сходится уже с самим условием задачи. Ведь у Овсянникой есть официальное, подписанное руководителями города свидетельство, где черным по белому записано, что она внесена не в Книгу трудовой славы, а именно в Книгу почета города Орла.

Можно предположить, что некоторая путаница была допущена уже тогда, в 1966 году: учреждали Книгу трудовой славы, а в свидетельство записали «Занести в Книгу почета». Хотя это и маловероятно, если учесть строгость отчетности тех времен, но давайте сделаем допущение. Что, однако, это меняет по существу? Для истории города, если рассматривать ее как непрерывный процесс, это не суть важно.

Ведь что произошло на самом деле? В личном архиве заслуженного человека, без которого не был бы восстановлен знаменитый тургеневский дом в Спасском-Лутовиново и ныне всем хорошо известный дом-музей Н. Лескова, обнаружился уникальный документ — свидетельство о внесении бывшего директора музея Тургенева в городскую Книгу почета. Так по тексту документа! Подобные письменные свидетельства эпохи в нормальном обществе не утрачивают своей ценности со временем. Если нынешние власти не делят историю города на «до» и «после», если им дорога память обо всех земляках, которые в разное время внесли свой весомый вклад в развитие Орла, в том числе — и его культуры, то, казалось бы, какие еще нужны дополнительные аргументы? Придите, поклонитесь и перепишите имя из документа 1966 года в Книгу почета нового образца, если уж старая не сохранилась.

Найдутся другие заслуженные люди с подобными документами — внесите и их. Ведь, скажем, вереница Почетных граждан города Орла, значительно удлинившаяся за последние годы, берет свое начало в далеком прошлом города, и современное звание Почетного гражданина города нынешние власти почему-то не отделяют от одноименного, коим удостаивались люди до 1917 года и в советскую эпоху. Почему же с Книгой почета вышло иначе? В конце концов, это просто бестактно — разделять заслуженных людей, удостоенных почетного звания, на признанных нынешней властью и не признанных ею.

А ведь как иначе можно понять слова В. Новикова о «непреемственности» Книг и предложении Овсянниковой пройти всю процедуру включения ее в Книгу почета заново? С таким же успехом можно любому ветерану, имеющему государственные награды советского образца, предложить заслужить их заново, чтобы уж не советские, а «эрэфовские» медали украшали его старенький пиджак или китель.

В том коллективном письме на имя мэра, написанном по следам нашей публикации, в частности, говорится: «В Орле живет немало по-настоящему достойных граждан, внесших неоценимый вклад в процветание города и даже страны. И ставшая нормой закрытость и кулуарность в работе комиссии по Почетным гражданам и Книге почета из года в год оставляет их известными лишь узкому кругу тех или иных специалистов. Считаем, что в деятельности комиссии пора навести порядок, и привесит ее работу в соответствие с нормами открытости и гласности, принятыми в современном российском обществе».

Если и впрямь новая Книга почета призвана формировать лишь список избранных новейшей эпохи, тогда вопросов нет. Но в таком случае, уважаемые господа, будьте готовы к тому, что в какой-то момент орловской, такой дискретной, истории и нынешние имена станут «не актуальными» для города. И про вашу книгу какой-нибудь новый мэр скажет: «Не является правопреемницей…».

Только тогда возникает один простой вопрос: зачем в таком случае вообще вся эта суета? Неужели только ради месячного прижизненного пособия размером в семь или восемь тысяч?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц