Красная строка № 2 (438) от 26 января 2018 года

Подстава нового лба под старые грабли

Кроха-сын к отцу пришёл, и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?» У меня секретов нет, слушайте, детишки. Папы этого ответ помещаю в книжке… Приходится начинать разговор строчками из этого известного детского стихотворения Владимира Маяковского, потому что в другом тоне говорить уже не получается.

В четверг, 18 января, события, скорее всего, развивались так. После обеда наша редакция, как обычно, отправила по электронной почте в типографию «Труд» в формате pdf готовые полосы первого в 2018 году номера «Красной строки», который должен был выйти в свет на следующий день, то есть 19 января. И это было хорошо.

После этого некий сотрудник типографии «Труд», тоже как обы­чно, переправил нашу газету в администрацию Орловской области. И это было плохо. Потому что именно из такой незаконной цензуры в прошлом произрастали инциденты, подобные запрету печатать очередной номер «КС» в мае 2014 года, в чём самолично, публично и громогласно признался врио губернатора В. Потомский, выступая на городской партконференции КПРФ. А также прямые уголовные преступления в виде, например, изъятия 9200 экземпляров «КС» в декабре 2016 года. Эту кражу, как известно, правоохранительные органы откровенно замяли, несмотря на наши устные и письменные обращения в прокуратуру области, Следственное управление СКР, УМВД, УФСБ, в Генпрокуратуру РФ, к главному федеральному инспектору и к первому заместителю губернатора Орловской области.

Но то, что произошло дальше, честно говоря, вообще поставило редакцию в тупик, потому что раньше такого не случалось. Мне как главному редактору «КС» позвонила начальница нового отдела по информационной политике «Серого дома» г-жа Рожкова и попыталась меня «построить». Есть информация, заявила она, что в завтрашнем номере «Красной строки» выйдет острый критический материал про «Банный» мост. Так вот, Андрей Евгеньевич нормально относится к критике. Но переходы на личности недопустимы! Есть «красная черта», за которую нельзя заступать, и это общее правило нормальной, качественной журналистики, даже если исходить из советской её школы. А кроме того, добавила Наталья Петровна с известной долей язвительности, уже завтра произойдут некие события, которые обесценят всю вашу фактуру. Вот примерно так.

Ваш покорный слуга, признаться, даже несколько растерялся, пробормотав лишь, что учтёт точку зрения г-жи Рожковой. Затем мне понадобилось некоторое время, чтобы осмыслить этот крайне странный (если не сказать больше) разговор и сделать из него выводы. Получалось, во-первых, что новая команда молодого и современного А. Клычкова преспокойно взяла на вооружение старые и замшелые методы цензуры, наездов и давления на СМИ, против которых мы боролись во времена Строева, Козлова и Потомского. Так сказать, тащить и не пущать.

Во-вторых, хотя и это стало бы порочной практикой, но ещё как-то можно было бы понять претензии со стороны областных чиновников к бюджетным СМИ: типа, мы вас содержим, а вы нас ещё при этом и критикуете?! Однако попытки «воспитывать» независимое издание просто не лезли ни в какие ворота.

В-третьих, все мы люди, и поэтому способны понять, что всякое бывает, ну, погорячилась г-жа Рожкова, не с той ноги встала, начальство накрутило и так далее. Но вся проблема состояла в том, что в подготовленном в печать номере «Красной строки» не было никакого «острого критического материала про «Банный» мост», где хоть каким-нибудь боком упоминался бы Андрей Евгеньевич Клычков, тем более — с переходом на его личность.

Но главное, что нашей редакции, по большому счёту, нет никакого дела до того, что думают по поводу нашей реальной или вымышленной критики Андрей Евгеньевич и Наталья Петровна. По нашему глубокому убеждению, в информационной и общественно-политической повестке дня сегодня стоит не желание «Красной строки» понравиться врио губернатора и его советникам, а острая необходимость для самого Клычкова, Рожковой и Ко расположить к себе и заручиться поддержкой жителей Орловщины, потому что первоначальный кредит доверия к ним стремительно тает. У «Красной строки» в общественном мнении Орловщины уже есть сложившаяся репутация, а вот у Клычкова — нет.

Видя искреннее желание нового руководителя региона работать на благо области, мы могли бы стать союзниками и надёжными помощниками в такой работе. Да и сама Рожкова при личном знакомстве сказала мне, что сейчас вполне возможна перезагрузка отношений между областными властями и «Красной строкой». Что же, в таком случае, могут означать подобные «воспитательные» звонки?

Можно предположить, что не слишком опытную в чиновничьих интригах начальницу отдела по информационной политике, как сейчас принято говорить, развели и подставили. Во всяком случае, очевидно, что звонила она, газеты не прочитав. Кто-то её завёл и натравил. Не исключено, чтобы вбить клин между «Красной строкой» и новыми властями.

Ну что тут посоветуешь, чтобы не обидеть Наталью Петровну? Свою же голову другому человеку не приставишь…

А вот врио губернатора, по нашему скромному мнению, надо бы досконально разобраться во всей этой истории и как следует вздуть шептунов и наушников, чтобы впредь неповадно было. А может быть, даже и указать кое-кому на дверь «Серого дома». Или нам теперь снова готовиться к запретам неугодных СМИ и изъятию тиражей? Время подумать до завтрашнего выхода номера «КС» в свет у администрации ещё есть, ведь и эта публикация ляжет на её столы накануне, верно?

Юрий Лебёдкин,
главный редактор
газеты «Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц