Политика партии на данном этапе не ясна

— Буду работать, мне терять нечего! — сообщил сурово и одновременно как-то весело новоизбранный депутат О. В. Карпиков к великому удовольствию собравшихся на очередную сессию Орловского городского Совета 27 марта.

— Пролетарий, пролетарий! — донеслось с разных концов зала. Народ издевался. По-доброму так. Вообще, депутат Карпиков, конечно, «попал». С его предвыборным лозунгом, маячившим едва ли не с каждого балкона в избирательном округе: «Будет Карпиков — будет порядок», терять и в самом деле нечего. Тут либо пан, либо пропал. Теперь к несчастному, который по логике событий «есть», раз избрался, можно подходить по нескольку раз на дню и столь же сурово, как выступил сам депутат, интересоваться: «Карпиков, где порядок?». И что тому отвечать? Работаю, дескать? Так-то оно так, но порядок-то где?!

Другим обладателям новеньких депутатских удостоверений — директору школы Р. В. Дубровской и предпринимателю И. А. Рыбакову тоже, конечно, будет нелегко, но не до такой степени, как Карпикову. Карпиков и Дубровская на первом своем заседании стали членами фракции партии «Единая Россия». Хорошо это или плохо, и сама партия, наверное, еще не знает. Как бы Карпиков от ответственности не спрятался.

Мэр отчитался о деятельности в 2007 году. То есть не о том, что делал весь год (кому это интересно?), а как его работа сказалась на самочувствии города. Судя по докладу, городу было хорошо, он развивался «поступательно».

— Как сообщил на совещании у Президента Российской Федерации глава Минфина Алексей Кудрин, — проинформировал мэр, — в 2007 году конкурс среди областных центров на лучшее управление бюджетными ресурсами выиграли всего шесть городов, в том числе и муниципальное образование «Город Орел». Я хочу поздравить всех присутствующих с этой высокой оценкой нашей работы.

Александр Александрович сделал паузу, которую заполнили громкие хлопки в ладоши нескольких сотрудников мэрии, приглашенных на сессию. Оппозиционное парламентское большинство в задумчивости молчало.

Сохранились, а по многим показателям — улучшились темпы экономического развития, рассказывал А. А. Касьянов. Зарплата и пенсии в Орле увеличивались быстрее, чем росла инфляция. «В 2007 году средняя зарплата по городу составила 10,4 тыс. рублей». Снижается роль рынков в структуре товарооборота. В 2007 году снизилась почти с восемнадцати процентов до одиннадцати. «Жители Орла стали выбирать цивилизованные отношения, торговые центры, уважительное обслуживание, санитарно-гигиенические условия», — прокомментировал мэр.

Словом, доклад как доклад. Что мэру — ругать себя, что ли? Поражала пассивность депутатов. В иные времена, хоть даже на прошлой сессии, например, случись А. А. Касьянову читать свой доклад тогда, они бы просто порвали главу местного самоуправления в клочья, оспорили бы каждое утверждение, достижения превратили бы в поражения, а тут молчали, будто коллективный авитаминоз какой-то, полный упадок сил. Вдовин, что совершенно удивительно, молчал. Просто сидел и улыбался. Иногда подпирал голову ладонью и грустил. Что случилось, какова политика партии на данном этапе? Загадки, загадки…

Но триумфатором Касьянову все равно не дали себя почувствовать. Депутат Скоблякова встала и сказала: «Иван Яковлевич Мосякин предложил, чтобы город стал чище и красивее. Цветы чтобы высаживались, — развивала тезис, выдвинутый Иваном Яковлевичем, депутат. — Может, примем обращение к жителям?» — робко предложила выступающая.

Все же орловскому мэру не хватает дипломатического таланта, такта. Ему бы сказать несколько слов о гениальности и новизне предложений Ивана Яковлевича Мосякина, что свидетельствует… (ну, там нужные слова найдутся), а мэр возьми да и брякни: «Выращиванием цветов занимается совхоз «Коммунальник», обращайтесь туда. А Сергей Николаевич (Себякин) поможет с уборкой, вон он, рядом сидит». Главный ответственный за чистоту орловских улиц, он же директор спецавтобазы, действительно, сидит на сессии по правую руку от депутата Скобляковой, через несколько голов.

Все правильно сказал мэр, но такт где? Где политическое искусство? В чем, исходя из такого простого решения проблемы, гениальность и новизна тезисов, выдвинутых председателем областного Совета И. Я. Мосякиным? Вот так роняются авторитеты.

Депутат Федотов сказал, что ему очень понравился отчет мэра. Он, конечно, сказал это с иронией, просто тщательно скрыл ее, потому что тут же тот же Федотов посетовал, что «Орелстрой» изгоняют из города, заемные средства не возвращаются, муниципальные предприятия банкротятся. А мэр выслушал и уложил депутата на обе лопатки: «Не разделяю глубокий пессимизм Константина Федотова», — говорит. Экономика растет, сверхплановые доходы получаем. А умение работать с заемными средствами — это показатель финансовой грамотности. Поэтому мы и в шестерке. В Туле, там вообще кредитов набрали на миллиард шестьсот миллионов.

Зал притих. Никто почему-то не отважился спросить, хорошо это или плохо.

Депутат Навлев по-доброму так проинформировал о пожеланиях, которые слышит от избирателей. Избиратели — врачи, учителя, библиотекари, передавал привет депутат, просят сообщить, что они мечтают о зарплате, которая, судя по докладу, является в городе Орле средней. «Может быть, «Единая Россия», которая теперь везде правит, сделает что-нибудь для этих людей»? — почти с отчаяньем спросил депутат Навлев. Социальное жилье, там, построит для бедных. На зарплату ведь его не купить, жилье это… «Попал» депутат Карпиков! По самое «не могу»… Социальное жилье где?! Да если бы только оно.

Представительница Советской прокуратуры, которой поручено наблюдать за горсоветом, очень активно, с радостью даже какой-то, заметной на фоне общего авитаминоза, поинтересовалась у мэра, как обстоит дело с переселением граждан из ветхого жилья, а то в прокуратуре есть жалоба, в которой говорится, что в списки переселения посмотрели — там год указан — и мебель уже купили, а все не переселяют и не переселяют. Когда, дескать.

Мэр ответил, что дело это непростое, и когда кого-то конкретно переселят, вряд ли кто-нибудь возьмется сказать. Даже программа переселения рассматривается не муниципальная, а региональная. Так что о сроках говорить рано. Дело это вообще новое. Но подвижки уже есть.

Но мебель, замечу от себя, зря граждане купили. Поспешишь — людей насмешишь.

В. И. Уваров рассказал, как в 2007 году поработал горсовет. Тоже неплохо. Соболева Василий Игнатьевич похвалил. 150 тыс. квадратных метров сдал Соболев в 2007 году. Из них такое-то количество метров бесплатно получили учителя, врачи, библиотекари… Уваров про это не рассказал, но ведь знал наверняка, за что Соболева хвалить следует. Не за то ведь, что «Орелстрой» торгует дорогим жильем, получая фантастическую прибыль? Порадуемся, конечно, чужому счастью, но жители города здесь при чем? Жилье они покупают, как и все остальное. Одежду, например, лекарства, еду какую-то. Похвалим аптеки и гастроном? Про «секонд хэнд» тоже бы не забыть — большую социальную нагрузку несет эта сеть розничной торговли. Тоже молодцы.

— Мы приближаемся к середине депутатского срока, — как-то мудро, отстраненно от житейской повседневной суеты подытожил председатель Совета.

Досталось и председателю. Но доброжелательно как-то, как все делалось на этой полусонной сессии.

Вдруг с места для приглашенных поднялась член общественной палаты, не уточнив, какой, и задала очень хороший, редкий по нынешним временам, а главное — совершенно неожиданный вопрос по мотивам доклада: «Какие меры принимает власть города по улучшению культуры русского языка?». На этом бы представителю палаты и остановиться, но с женщина с неподдельной гордостью сообщила, что в республиках бывшего Советского Союза, в одной из республик, узбеки, например, уступают русским место в трамвае. Поняли, надо полагать, высокую ценность русского языка и распространили свое уважение на его носителей.

Уваров, поражаюсь опытности Василия Игнатьевича, которого вообще редко можно застать врасплох каким-то, даже самым неожиданным вопросом, ответил, что проблема, конечно, есть, не уточнив, правда, какая именно. (Может, узбеки в орловских трамваям русским место не уступают? Это, конечно, хамство, но с другой стороны — и демократия тоже). Однако работа ведется. «Пост № 1 — это ведь тоже русский язык», — как-то совсем парадоксально, а может быть, и действительно мудро заметил Василий Игнатьевич. Тему закрыли.

Новоиспеченный депутат Дубровская спросила, как там дело со строительством многострадальной нашей школы № 10. Председатель Совета ответил так: будут деньги — будет и школа. О сроках появления денег дополнительно ничего не сообщалось.

Дальше поехали. КСП отчиталась. Вопросов не возникло.

Очень интересно было слушать доклад главврача орловской «Скорой помощи» Н. Н. Панченко. Интерес вызывался как профессионализмом, так и искренней болью за свой «участок работы», как было принято говорить раньше. Нина Николаевна отметила улучшение материальной базы «скорой», отчиталась о нормативах и посетовала, впрочем, нет, не посетовала, а сообщила, что есть и серьезные проблемы. Укомплектование врачами — 30 процентов от нормы, водителями — 90 процентов.

— Чем можем помочь? — задала очень редкий для сессий горсовета вопрос депутат Капелюш, имея целью не произвести впечатление и поучаствовать в политических играх, а действительно решить насущный вопрос для всего города.

— Чем тут можно помочь? — не открыла Америки Н. Н. Панченко, рассказав, что средняя зарплата водителя «скорой» — около пяти тысяч рублей в месяц, а врача можно привлечь и удержать разве что строительством социального жилья.

Тут бы ей похвалить Соболева, который на посту председателя комитета по строительству наверняка ведет работу по организации всех городских застройщиков с целью разработки совместной программы по социальному ориентированию прибыльного строительного бизнеса (способы социальной загрузки застройщиков имеются), но главврач «скорой» по непонятной причине промолчала.

Хвала депутатам. Они настолько объективны, что даже персоне, которая явно заслуживает уважительного отношения, не дают поблажек. Вот и народный представитель Цуканов сформулировал претензии, которые есть к «скорой» у населения: «Если ты при смерти, то «скорая», конечно, приедет быстро, а если просто высокая температура, то она («скорая») едет медленно».

Н. Н. Панченко совершенно недипломатично — врачам это вообще свойственно, диагнозы ставить приходится — ответила, что по нормам, введенным законодательством, взрослый гражданин с высокой температурой в дневное время должен обслуживаться поликлиникой. Потому как, если «скорая» будет ездить всем температуру сбивать, такое использование техники и медперсонала, предназначенных для экстренных случаев, подорвет городской бюджет. Народный представитель призадумался. Оказывается, не всякий раз нужно 03 набирать, когда температуришь.

Пункт об экологическом двухмесячнике в Орле пролетел без обсуждения.

— Дружно примем, дружно выйдем, — прокомментировал В. И. Уваров. Это верно. Тем более что и тезисы Иван Яковлевич Мосякин уже разработал.

Решение о строительстве памятника орловцам, погибшим в локальных войнах, тоже хотели одобрить без лишних разговоров, «и так все ясно», но ответственный — депутат Цуканов настоял на маленькой речи. Он сообщил, что в Орле проживает три тысячи ветеранов тех самых локальных и малых войн, среди которых есть такие, о которых мы даже не слышали. Сто сорок орловцах в этих вой-нах погибло.

О необходимости памятника говорить нечего. Странно, что его в Орле до сих пор нет. Единственное пожелание, которое, думаю, поддержат многие, чтобы этот памятник не стал подобием претенциозной жути, построенной в сквере на ул. Октябрьской в память о жертвах Чернобыля.

Бани, идущие на дно, наконец-то добились повышения тарифов. Впрочем, и добиваться тут особенно было нечего: повышение цен на помывку, когда цены буквально на все растут с обескураживающим постоянством, неизбежно. Никто не хотел брать на себя ответственность — ни администрация, ни депутаты. Меры, что и говорить, непопулярные. Сорок пять рублей теперь будет стоить час в общем отделении. Прежние тарифы были ниже себестоимости услуг. Что же делать, пришлось поднять. «Хотя и с опозданием», — самокритично заметил председатель Совета В. И. Уваров.

Похоже, обе ветви власти примирились с неизбежным, и эта великая примирительная сила жизни погасила своекорыстный, еще вчера столь яркий пыл политической борьбы. Никуда от помывки не уйти, будь ты хоть коммунист, хоть антикоммунист, хоть анархист, я бы даже сказал, синдикалист! Мыться-то надо, народ чешется.

Новые тарифы должны поддержать некоторое время бани на плаву, но судьба муниципальной собственности по-прежнему не ясна. Мэр, правда, заявил просто-таки афористично: «Бани были, есть и будут», однако на вопрос, останутся ли эти бани в муниципальной собственности, по-прежнему недипломатично и нетактично, но совершенно по делу ответил, что советует обратиться с таким вопросом в арбитражный суд и ко внешнему управляющему, который живет в Петербурге.

Внешний этот управляющий для депутатов горсовета как красная тряпка для быка. Бодают эту тряпку, бодают — толку никакого. Внешний управляющий орловскими муниципальными банями, похоже, чихать хотел на горсовет. И совсем не факт, что на вопрос: а сохранит ли он в своем хозяйстве льготы для пенсионеров и бедных — питерец, доведись ему услышать этот вопрос, даст положительный ответ. Орловская власть здесь уже не рулит. Субсидировать может, решать принципиальные проблемы — уже нет, «хозяин» в Питере.

Обсудили комплексную программу развития городской коммунальной инфраструктуры и порядок определения размера, а также внесения платы за подключение к водопроводно-канализационным сетям Орла. Докладчик — Владимир Владимирович Соболев — попенял «Водоканалу» за то, что тот устанавливает какие-то драконовские техусловия подключения к названным сетям.

«Или так, или никак»! — характеризовал докладчик диктаторскую схему подключения, которую «Водоканал» предлагает в качестве обязательной всем городским застройщикам. «Поэтому мы и ушли из города», — откровенничал Владимир Владимирович, подразумевая под словом «мы» «Орелстрой».

Возмущение этого рода разделяю и понимаю. Представьте: идешь по городу, а впереди светофор. Тебе позарез перейти дорогу нужно, а горит красный. Надо стоять: «либо так, либо никак»! Это, конечно, неудобно и вызывает отрицательные эмоции. Сковывает движение, ограничивает развитие проклятый светофор. С другой стороны, если не так, то как? На красный, что ли, идти? Приходится, понятное дело, совсем уходить из города, чтобы чувствовать себя абсолютно свободным и голову над глупостями не ломать. В поле, за городской чертой — ни одного «светофора», развивайся, как хочешь.

Последовательность, с которой В. В. Соболев отстаивает на горсовете интересы частной строительной организации «Орелстрой», вызывает симпатию, как располагает к себе вообще любое постоянство. Вот и на этот раз, поддержанный большинством депутатов, Владимир Владимирович провел нужное решение (до окончательного варианта еще далеко), приоритеты муниципальной организации и самого города слегка смещая в сторону. Впрочем, борьба «светофоров» с сельскими жителями еще не окончена.

Двух мировых судей утвердили.

— Пусть судят гуманно, — напутствовал обоих депутат Паршиков.

— И по закону, — героически скорректировал излишне гуманного коллегу Василий Игнатьевич Уваров.

В «разном» зам. мэра Бочаров ответил на запрос также подозрительно пассивного и даже, можно сказать, миролюбивого, в отличие от поведения на большинстве сессий, зам. председателя Совета Музалевского, который попросил разъяснить слухи о каких-то сокращениях, проводимых в администрации.

Бочаров сказал, что никакие это не слухи, а самое настоящее сокращение должностей в районных администрациях, вызванное тем, что статус районных администраций давно изменился, они перестали быть юридическими лицами и являются всего лишь структурными территориальными подразделениями администрации города.

— А вы не собираетесь отказываться от районных администраций? — вдруг спросила представительница Советской прокуратуры у Бочарова, чем поставила, как показалось, того, да и всех присутствующих, в тупик. Соль, так сказать, правовая подоплека вопроса в чем? Или работнице прокуратуры просто интересно, как любой гражданке?

Депутат Берников, который, надо отдать ему должное, часто даже себе в ущерб соображения политической выгоды приносит в жертву природной искренности, не удержался и в лоб работницу прокуратуры спросил, видимо, тоже из чистого любопытства:

— А вам это зачем?

— Надо, — ответила женщина коротко.

Бочаров, которого в отсутствии дипломатических наклонностей никто не упрекнет, мягко заметил, что мэрия в этом отношении занимает подчиненное положение: как депутаты решат, так и будет. Решат, что нужны районные администрации — будут районные администрации. Решат, что не нужны — не будет районных администраций.

На том с повесткой дня и порешили.

С. ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц