Красная строка № 12 (407) от 14 апреля 2017 года

Полиция, израненная междометиями

Один человек наловчился оскорблять полицейских междометиями. Бывало, затащат его росгвардейцы в свою машину и держат часа два, не позволяя, извините, даже в туалет выйти по малой нужде. А если тот начинает права качать, то его тут же успокаивают «демократизатором» по бокам да по спине. Вот и пришлось ему освоить филологические тонкости…

«Что за бред?» — скажет читатель, запомнивший из школьной программы, что междометие — это часть речи, которая…

Впрочем, нет, начнём не с этого. А вот так: полицейские — это, как известно, люди тонкой душевной организации. Все они романтики, все они — поэты… И если у кого-то кое-где у нас порой вдруг невзначай сорвётся с губ неприличное слово, то это травмирует их психику и ранит нравственность. Если же, паче чаяния, некто в присутствии людей в погонах и фуражках сознательно употребит в речи обсценную лексическую единицу в их адрес, то даже трудно описать, какие страдания доставляют подобные эксцессы этим духовным созданиям…

Нет, так тоже не годится. Может, лучше всего — сразу с постановления о возбуждении уголовного дела?

«15.10.2016 в период времени с 04 часов 51 минуты до 07 часов 25 минут Чижов Андрей Витальевич, …года рождения, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в служебном автомобиле батальона полиции (по обслуживанию Заводского и Советского районов) ОВО по г. Орлу.., припаркованном вблизи здания ТМК «ГРИНН» по адресу: г. Орел, ул. Кромское шоссе, д. 4, с целью унижения чести и достоинства представителя власти, публично, в присутствии постороннего гражданского лица, оскорбил старшего полицейского 2 взвода 1 роты батальона полиции… Шаталова Е. Н. при исполнении им своих должностных обязанностей, высказав в его адрес оскорбительные фразы в неприличной форме, с использованием ненормативной лексики». И буквально через три дня сам и. о. начальника Следственного управления СК России по Орловской области полковник юстиции А. В. Талдыкин подписал постановление о возбуждении в отношении А. Чижова уголовного дела по статье 319 УК РФ.

В своё время эта история наделала шума, потому что А. Чижов оказался депутатом Орловского областного Совета народных депутатов. В интернет сразу слили видеозапись из «гринновского» кабачка, откуда полиция забрала Чижова, а потом — и видео, для чего-то сделанное самими полиционерами прямо в машине. Словом, пошумели, посудачили — и забыли.

Прошло полгода. И вдруг «Красная строка» совершенно случайно узнала, что всё это время, оказывается, расследование упомянутого уголовного дела № 19073 идёт полным ходом! Не покладая рук трудятся следователи и адвокаты, оперативники и секретарши, делопроизводители и курьеры… Одних курьеров, понимаешь, тридцать тысяч!.. Хотя нет, это из другой истории.

Так вот, 29 ноября 2016 года в федеральное бюджетное учреждение Орловскую лабораторию судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации из следственного отдела по Заводскому району г. Орла СУ СК России по Орловской области при постановлении от 29 ноября 2016 года старшего следователя Фарсияна В. Г. для производства судебно-лингвистической экспертизы поступили копии материалов дела… На разрешение эксперта поставлен следующий вопрос: «Носит ли высказывание Чижова А. В.: «Ты человек в фуражке, зассал, с-ка, зассал, б-дь!» — оскорбительный характер?» (сокращение слов, ранящих нравственность полицейских, — наше. — «КС»).

Экспертиза была закончена чуть больше чем через полмесяца — 15 декабря 2016 года в 14 часов 10 минут. Текст заключения эксперта занял 6 (шесть) страниц. Вот что в итоге выяснила эксперт О. Н. Семёнова, имеющая высшее филологическое образование, научную степень магистра филологии и аттестованная на право самостоятельного производства экспертиз по специальности 26.1 «Исследование продуктов речевой деятельности», стаж экспертной работы по указанной специальности 3 года (дословная цитата): «Исходя из приведённых толкований, а также особенностей коммуникативной ситуации слова с-ка и б-дь в составе высказывания ты человек в фуражке, зассал с-ка, зассал б-дь! могут употребляться как в качестве существительных, выражающих негативную оценку личности адресата (Шаталова Е. Н.), так и в качестве междометий, выражающих возмущение, негодование. Определить, в какой роли выступают слова с-ка и б-дь в данном случае, а также ответить на вопрос, носит ли высказывание «ты человек в фуражке, зассал с-ка, зассал б-дь!», адресованное старшему полицейскому 2 взвода 1 роты батальона полиции (по обслуживанию Заводского и Советского районов) ОВО по г. Орлу — филиала ФГКУ УВО войск национальной гвардии Российской Федерации по Орловской области Шаталову Е. Н., оскорбительный характер, не представляется возможным из-за недостаточно информативного контекста.
Выводы
Ответить на вопрос, носит ли высказывание «ты человек в фуражке, зассал с-ка, зассал б-дь!», адресованное старшему полицейскому 2 взвода 1 роты батальона полиции… Шаталову Е. Н., оскорбительный характер, не представляется возможным по причинам, изложенным в исследовательской части заключения» (Конец цитаты). (Сокращение слов, ранящих нравственность полицейских, — здесь и далее — тоже наше. — «КС»).

Однако не тут-то было! Наше следствие — это такое следствие!.. 12 января 2017 года в ту же лабораторию судебной экспертизы и тому же эксперту О. Н. Семёновой, имеющей степень магистра филологии, поступило новое постановление старшего следователя Фарсияна В. Г. На сей раз на разрешение эксперта был поставлен следующий вопрос: «Носит ли высказывание Чижова А. В.: «А чего, ты — человек в фуражке, зассал, да? Зассал с-ка! Зассал б-дь!» Да ты попал, суч-ра!» — оскорбительный характер?».

Через месяц с маленьким хвостиком, а именно 13 февраля 2017 года в 14 часов 10 минут (заметьте: опять ровно в 14.10 — и не секундой позже! Это многое говорит о том, как последовательно работает система) экспертиза была завершена. Текст заключения на этот раз занял 7 (семь) страниц.

Эксперт, вторично исследовав материалы обширного, очень актуального, злободневного и общественно-резонирующего уголовного дела № 19073, наконец, пришла к правильным выводам: высказывание носит оскорбительный характер и выражено в неприличной форме. Можно облегчённо выдохнуть и утереть пот. Как написали бы в советское время в плохой «районке», это лишь маленький эпизод из наполненной трудностями и лишениями службы орловских полицейских и следователей, а также экспертов. Нет сомнения, что в дальнейшем расследование будет идти так же настойчиво, планомерно, целенаправленно и результативно.

Сам А. Чижов от всей этой истории находится в… (междометие). Да, говорит он, сидел с приятелем в кафе. Да, выпил. Да, между какими-то другими, абсолютно посторонними людьми случилась потасовка, а полиции совершенно безосновательно указали почему-то именно на него как на нарушителя общественного порядка. Он добровольно прошел с полицейскими в их служебный автомобиль, объяснил, что общественный порядок — не нарушал, счёт в кафе — оплатил. Тем не менее, его из автомобиля не выпускали в течение двух часов, даже когда он попросился в туалет. Да, именно поэтому тогда он вышел из себя, поссорился с полицейскими, наговорил лишнего. Да, признаёт: сглупил. Но чтобы вот такое происшествие «всероссийского масштаба» стало основанием для уголовного преследования?! Ведь огласки, представления в облсовет и административного взыскания здесь бы за глаза хватило!

Но нет. Дело, как видно, пошло на принцип. Теперь-то нам, в «Красной строке», понятно, почему наше заявление о краже из типографии «Труд» тиража 44-го номера нашей газеты три месяца (!) футболили между Следственным управлением и полицией. Мы получили от правоохранителей больше десятка различных бумаг.

Но, в конце концов, и следователи, и полиция «возбуждаться» отказались: максимум, что они усмотрели в краже тиража — возможную «административку». Зато в случае с «матёрым преступником» Чижовым машина правосудия сработала неумолимо и неотвратимо. Вот туда-то, наверное, и были брошены все наличные правоохранительные силы — от самых главных начальников управлений до последней секретарши, не говоря уже о личном составе оперативных работников и следователей.

Остаётся надеяться, что неизбежно восторжествующая справедливость залечит обширные и рваные душевные раны, нанесённые старшему полицейскому 2 взвода 1 роты батальона полиции Шаталову Е. Н., в адрес которого подозреваемый Чижов высказал ряд междометий, «выражающих возмущение, негодование». Впрочем, если следствием будет доказано, что злоумышленник употреблял слова не в качестве междометий, а в качестве «существительных, выражающих негативную оценку личности адресата», то тогда доблестному бойцу Росгвардии Шаталову Е. Н. наверняка будет еще радостнее бороться с преступностью.

В качестве заключения хочется добавить, что не только депутатам облсовета, но и рядовым гражданам совершенно не стоит влипать в подобные ситуации. Для того у нас и голова на плечах. Но в жизни бывает всякое. И депутаты бывают всякие, и полицейские тоже. У кого-то ума не хватает, у кого-то — терпения и выдержки. Беда, однако, если весь пар начинает уходить в свисток. Полгода упражняться в такой… (междометие)! Да вам что, господа правоохранители, заняться больше нечем? Нераскрытых убийств не осталось? Грабежей? Краж? Что вы… (междометие) маетесь?

И последнее. Мы намеренно не стали затрагивать партийно-политические аспекты этой истории и всевозможные «подоплёки», а также разводить теории о «подставах» и тому подобную доморощенную конспирологию. Нам кажется, что в такой ситуации простого здравого смысла должно быть достаточно, разве нет?

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц