Красная строка № 23 (418) от 25 августа 2017 года

Потомский и усиление тяги к прекрасному

Глава Временного правительства А. Керенский, доживая свой век в Нью-Йорке, заметил как-то, что если бы в России в 1917 году существовало телевидение, большевики ни за что не пришли бы к власти.

К словам Александра Федоровича, беглого премьера, следует относиться серьезно. Поставьте себя на место масс. До лозунга ли вам «земля — крестьянам, фабрики — рабочим», если вечером по одному каналу — футбол, по другому — «крути барабан», а в новостях показывают министров, заседающих с таким умным видом, что поневоле поду­маешь: «А не дурак ли я?». С подобным настроением революцию не делают. Дотащишь пулемет до ворот Зимнего, а в голове свербит: «Сейчас идет мой любимый сериал…».

Мы живем в мире виртуальных образов, определяющих наше поведение.

Вот как вы думаете, почему В. В. Потомский до сих пор не отправлен в отставку? Только не надо про достижения. Давайте честно, по гамбургскому счету. Скандалов с его участием — море, заведомо нереализуемых, но громко прорекламированных и уже забытых проектов — миллион. Любви народной нет. Искреннего уважения — тоже. Даже два офицерских звания умудрился потерять, пока работал в Орловской области. Ни одного губернатора прежде оппозиция не поливала так беспощадно и креативно, с такой выдумкой и, главное, по делу. А с Потомского — как с гуся вода. Почему?

Дело в образе. Все испортил Рыбаков. Вы видели, как по Орлу возили стилизованную фигуру Шрека — героя одноименного мультфильма?

У Шрека — в оригинале симпатяги и юмориста (симпатяги в широком смысле слова) — в Орле выросли клыки, глаза стали злыми, а на заде отпечатались чьи-то подошвы. При этом и на самом псевдошреке, и на автомобилях сопровождения можно прочитать привычный лозунг «Потомский, уходи!».

И что это значит? Злой Шрек грозит доброму Шреку-Потомскому? Вообще изначально неверно подбирать символику, ориентируясь только на внешнее сходство героев. Да, и доброе чудовище из виртуального мира, и живой губернатор Орловской области одинаково грузны. Ну и что? Поэтому Потомский — плохой губернатор?

Шрек — положительный персонаж. Почему глава региона должен уходить? Я говорил Рыбакову при личном общении, что этот пиар-ход достигает противоположного результата, обратного тому, что ожидается, но разве журналистов слушают в современном мире! А ведь мы предупреждали. И вот результат — дети уже за Потомского. За ними потянутся родители. Что происходит? Дальше и вовсе случилась беда.

В Орел на праздники приехал Зюганов. В русской традиции принято заступаться за несправедливо обиженных. Шрека в Орле обидели. Это чувство частично перетекло и на орловского губернатора — предполагаемый объект неудачной политической атаки. И Геннадий Андреевич наверняка подумал: «Если Потомский — Шрек, то я, что, — крокодил Гена, что ли?».

Дело в том, что лидер КПРФ на собственной шкуре испытал то, через что сегодня приходится проходить В. Потомскому. Геннадия Андреевича, действительно, с непонятной целью, видя опасность там, где ее нет, сравнивали с известным героем советского мультфильма, добрым крокодилом. В интернете некоторое время был даже популярен стоп-кадр из этого любимого народом произведения, на котором Гена с округлившимися глазами слегка шарахается в сторону от Шапокляк, отдаленно и со спины напоминающей председателя Совета Федерации Валентину Матвиенко. С моей точки зрения, совсем они не похожи, но это неважно. За Геной видно лицо насмерть перепуганного мальчика, вероятно, пионера. В сетях эту картинку так и комментировали: «Лидер орловских коммунистов и пионер, пораженный российской политической реальностью, в Совете Федерации». Глупо. Но осадок какой-то остается. А вот это и вовсе запредельно: плюшевый, совершенно безобидный Чебурашка, а рядом с ним тот же добрый крокодил, но с головой разъяренного динозавра. Подпись: «Угроза режиму».

Словом, Г. Зюганов, очевидно, увидел в В. Потомском товарища по несчастью и наградил орловского губернатора памятной медалью. А В. Потомский, в свою очередь, наградил памятной медалью Г. Зюганова. Это правильно, друг друга нужно поддерживать, особенно в период обострения классовых противоречий.

То есть позиции В. Потомского после истории со Шреком явно усилились по партийной линии.

Казалось бы, все, история на этом закончилась, но нет. Сила образов такова, что ждет своего исследователя даже в незначительной в политическом смысле Орловской области.

Геннадий Андреевич так разозлился из-за креативных нападок на своего соратника, что выложил на сайте КПРФ главы из собственной книги с угрожающим названием «Отсчет пошел!», где есть места, объяснить которые можно только чувством глубокой обиды.

Геннадий Андреевич, создается впечатление, не совсем адекватен в оценках достижений однопартийцев. Это объяснимо при эмоциональных потрясениях и извинительно с точки зрения целеполагания — желания поддержать своего, но все же… Например, Г. Зюганов пишет: «Наши кад­ры, которые мы выдвинули — и Левченко, и Локоть, и губернатор Орловской области Потомский, — показывают достойные результаты… Моя родная Орловская область произвела за прошлый год 4 тонны хлеба на человека. В два раза больше, чем Крас­нодарский край».

Так Краснодарский край еще много чего производит, Геннадий Андреевич. Мериться будем? Да и фуражное зерно, которое «производится» на Орловщине, идет преимущественно на корм скоту. Делить это на поголовье людей как-то неуместно. Благо были бы в Орловской области пункты раздачи, где полагающиеся каждому 4 тонны хлеба можно было бы получить, но нету этих пунктов. Агрохолдинги вырастили зерно, продали и привет! При чем здесь каждый житель Орловской области как мерило достижений? Если определять уровень благосостояния земляков (пусть и бывших) таким образом, об урожайности можно вообще не заботиться, главное — регулярно и последовательно сокращать население. В результате на каждого выйдет гораздо больше, чем по 4 тонны. Так Орловщина по этому пути и движется. Называется этот путь депопуляцией. Был бы еще смысл гордиться «в два раза больше, чем Краснодарский край», если бы фуражное зерно оставалось в Орловской области и шло на развитие животноводства. Но оно развивается только в обещаниях тов. Потомского завалить Европу орловской говядиной. Да и они давно уже не звучат. Так чем гордимся?
Ну, назвали члена ЦК Шреком. Зачем делать из этого вселенский скандал и манипулировать, да еще так неудачно, цифрами? Плюньте!

А это: «Отстроили великолепный спортивный манеж. Создали лучшую в стране детскую хореографическую студию. Реконструировали Пионерский дворец» — пишет Г. Зюганов, защищая орловского губернатора, несправедливо названного Шреком. Помилуйте, Геннадий Андреевич, «великолепный спортивный манеж» отстроили, если не ошибаюсь, в 80-х, а при Потомском его отремонтировали. Это не совсем одно и то же.

Хореографическая школа, а не студия, хороша, как и Дворец пионеров, но оба объекта построены (Дворец «реконструирован») на федеральные деньги, выделенные к 450-летию Орла безотносительно к тому, кто в Орловской области на этот момент губернатор. При другом, может быть, и «Пионерский дворец» стал бы «лучшим в стране». Кстати, откуда эта оценка?

Но самое страшное для противников В. Потомского случилось в Москве, а не в Орле. Встречу с В. Путиным видели? Если историю с учебниками изложить сухим языком законодательства, что выходит? Губернатор должен был исполнить закон, а он до встречи с Президентом, получается, и не собирался его выполнять? Команды обеспечить все орловские школы учебниками не было. Речь о недостающих миллионах зашла после встречи в Кремле.

А Путин, вроде, и не очень гневался. Да, традиционно сдержан, а оргвыводы могут последовать позже. А почему сразу не последовали? Хотите верьте, хотите — нет, но и здесь не обошлось без последствий неудачной истории со Шреком. Путин сам проходил через подобное.

Единственного, наверное, неприятного кинематографического эльфа Добби из второй части «Гарри Поттера» помните? Есть мнение, что этот образ специально лепили как пародию на Путина, президента России. И вы хотите сказать, что глава государства не поддержит в трудную минуту губернатора, с которым пытаются проделать схожие штучки?

Шрек, конечно, попытка послабее, вообще в молоко, но тенденция… Идет война образов. Путину докладывают. Он насторожен. А не было бы войны и Шрека, погнал бы Путин Потомского за неисполнение, полагают противники В. Потомского на должности губернатора.

Может, так, а может — и нет. Любопытно другое. Трудно объективно судить о современности, для этого мы слишком пристрастны. Но совершенно очевидно, что при Вадиме Владимировиче орловцы в значительной степени погрузились в мир прекрасного и образного. Сталкиваясь с поразительными проявлениями безвкусицы или топорного, некачественного исполнения чего бы то ни было (не обязательно в строительной сфере), наглой лжи или головотяпства, трусливого лицемерия или расчетливого обмана, они ищут объяснение всему этому и подыскивают своему объяснению соответствующий образ.

Пока попытки трудно назвать удачными. Вот и последний пример. В редакцию «КС» принесли образчик самиздата — «Взрослые мультяшки о капитане Врунгеле».

Да, все та же областная орловская история, все тот же герой. Ничего неприличного (к вопросу о взрослых мультяшках). Изящный, очень красочный буклет на 16 страницах с поэтическим осмыслением региональной действительности и ее главных действующих лиц. Главных — по формальному, номенклатурному признаку. Автор — А. Эйснер. Тираж — 300 экземпляров. Не много. Поэзию я бы хвалить не стал, а чувство цвета и некоторые коллажи у автора — просто на высоте.

Но, господа, Врунгель — это тоже положительный герой. Есть в нашем народе неиско­ренимая тяга ко всему прекрасному. Я в поисках образов, соответствующих орловской действительности, обратился бы к творчеству Сальвадора Дали.

Или, думаете, слишком просто для нашего случая?

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц