Красная строка № 22 (328) от 19 июня 2015 года

Правила пикапа для настоящих мачо

У любого человека, впрочем, как и у всей нашей сапиенс-популяции, есть только два пути — восхождение и деградация. Третьего пути попросту не бывает, поэтому топтаться на месте или пытаться изображать плавное скольжение по прямой линии — дохлый номер. Либо вверх к сияющим вершинам, либо — по наклонной плоскости, ко всем чертям. Когда в обществе происходит скатывание, если уж не к чертям, то хотя бы к макаке? Если начинается снижение планки под удобный и приятный всем рефрен: «Народ любит что попроще!». Тётки — про любовь с изменами, мужики — про тюрьму и волю. И — «Владимирский централ» громко-громко, с выстраданным надрывом. Под водочку да со слезой. Как-любит-народ. Посему телевизионный прайм-тайм плотно занят скабрезными ток-шоу, попсовыми кривляньями да криминальной хроникой — людишки же хотят сального, жареного и круто перчёного. Наш Содом — в каждый дом! Среди интеллектуалов сделалось модным вообще не смотреть телевизор, и подчёркнуто, нарочито не иметь понятия об эстрадных звёздах и прочих медиа-персонажах, чьи фамилии украшают обложки глянцевой прессы.

Один мой знакомый юрист очень сильно удивился тому, что теле-казино «Поле чудес», стартовавшее ещё на заре разухабистых-девяностых, до сих пор существует и даже здравствует. В том же незабвенном формате! На другом канале имеется ещё один своеобразный долгожитель — проект «Дом-2», где молодые люди «строят отношения» и, вероятно, тоже ищут истину. Их первоначальная патронесса — леди Ксюша — из гламурной блондинки уже превратилась в валькирию протестного движения, а воз, то есть Дом, и ныне там. Так сказать, воспитывает всё новые и новые поколения юношества, сдающего ЕГЭ.

А вот ещё — показывают неких умствующих господ. Все, как один, имеют учёные степени в области педагогики и психологии. О чём речь? Оказывается, не стоит пугаться того, что современное чадо не понимает Льва Толстого и даже путает его с другими Толстыми. И ударение ставит не там, где надо, а на первом слоге. Просто мы привыкли мыслить категориями вечности и упорно считать книгу — лучшим подарком (как это было писано на советском плакате), а жизнь-то меняется, и у нынешнего тинэйджера есть много таких мощных знаний, которые его родителям даже и не снились! Детки, мол, отлично разбираются в компьютерах и уже распознали превеликую возможность, открывающуюся в социальных сетях. Вы-то до сих пор, небось, думаете, что заработать можно только в офисе, а они уже кумекают насчёт монетизации своего канала на YouTube. Другие интересы, а не гуманитарный коллапс! Да, они зевают в музеях и храпят в консерватории, зато уже побывали во всех странах мира и сделали тысячу селфи рядом с пирамидами, фонтанами и ещё какой-то знаменитой падающей башней. «Время иное!» — снисходительно произносит дяденька-профессор и напоминает, что когда-то гимназисты учили латынь, греческий и литературу в немыслимых объёмах, а уже советский школьник 1970‑х с трудом волок положенный ему по разнарядке English и ненавидел писать сочинения про «лишних людей» с «ролью народа». Правда, господин забывает, что во времена его джинсово-дискотечной юности была повальная мода на чтение умных фолиантов и посещение театральных премьер, а наличие в доме книг считалось не просто хорошим тоном, но чем-то вроде обязательной культурной программы.

Даже толстомордые спекулянтки и ушлые мальчики из автосервиса деятельно скупали книги, дабы не отставать от трендов эпохи. Также замечу, что в те годы одной из самых популярных пластинок считался диск «По волне моей памяти»: Давид Тухманов создал ряд композиций на стихи Максимилиана Волошина, Сафо, Шарля Бодлера, Поля Верлена, etc, а ритмичная песня «Из вагантов» крутилась даже на школьных танцульках. Я ещё раз подчеркну — сие была не интеллигентская заумь, а именно — для народа. Эту пластинку бесконечно заводили молодые работяги из соседнего общежития, как, впрочем, и мы — школьники младших классов. Ещё примеры из 1970-х? Вспомните ранний репертуар нашей вечной Аллы Борисовны. «Сонет» на слова Вильяма нашего Шекспира. «Я больше не ревную» — со стихами Осипа Мандельштама. «Эти летние дожди» — текст Семёна Кирсанова. «Миллион алых роз» — песня, которую критики бранили за… низкопробность, написана Андреем Вознесенским и посвящена судьбе Нико Пиросмани. И всё это подавалось нам как весьма средненький уровень. Так, для людей с невеликими запросами и посредственным образованием. Просто планка ставилась невероятно высоко, и мы — пресыщенные, высокомерные интеллектуалы — хихикали над западными ровесниками. Ещё бы — те не мог­ли назвать имён своих королей и путались в датах Второй мировой войны. И только сейчас мы поняли смысл — толерантный капитализм не понукает и не вдалбливает, а лишь предлагает. Ты имеешь право сделаться профессором и слушать песни на стихи Бодлера, а можешь оставаться дураком и всю жизнь полагать, что Бодлер — это разновидность кагора. Планка снижена. Ах, нет, она уже давно упала, и её отнесли на свалку истории. Помнится, даже Шариков читал «Переписку Энгельса с Каутским». Видимо, у него под рукой попросту не оказалось статьи «Правила пикапа для настоящих мачо».

Галина Иванкина.
«Завтра» № 24, 18 июня 2015 г.

самые читаемые за месяц