Красная строка № 8 (403) от 17 марта 2017 года

Правительство в малиновых пиджаках

«Красная строка» 17 февраля 2017 года опубликовала острую статью Юрия Васильевича Кушелева «Стратегия как бы новая, вершители — прежние». В ней высказана критика правительства Медведева за экономические провалы, коррупцию, нарастающее напряжение внутри страны.

И вот в СМИ появляется информация — председатель СК России Александр Бастрыкин на расширенном заседании коллегии комитета 2 марта, по сообщению РИА Новости, высказался, что перелома в ситуации с коррупцией в стране можно добиться только введением в российское законодательство нормы о конфискации имущества коррупционеров. Кстати, об этом он говорил ещё в 2011 году, но воз, как говорится, и ныне там.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков на днях по этому поводу ответил журналистам, что конфискация имущества коррупционеров не может сейчас рассматриваться, так как «пока позиция в этом вопросе не сформирована». Читателю, думаю понятно, что уже шесть лет «позиция» формируется и будет «формироваться» ещё не один год, если главные позиционеры-коррупционеры сидят на верху властной и законодательной пирамиды в стране. Независимые СМИ, объективные эксперты открыто вскрывают ущербность и коррумпированность российских топ-менеджеров, деятельность которых смахивает на предательство государственных интересов России.

И вот, на днях появилась информация о новой затее — приватизации стратегически важных активов страны. Премьер без тени сомнения подписывает план приватизации на 2017—2019 гг., по которому намереваются за три года выручить 17 млрд. рублей. На продажу выставлено 1826 объектов — 477 АО, 298 ГУПов, продажа долей в 10 ООО и 1041 объект госимущества. Эксперты бьют тревогу, называя эту приватизацию бессмысленной и беспощадной, наглым обворовыванием народа России. Аргументация строится на простом и ясном сопоставлении: 17-миллиардную приватизационную выручку поделили на число реализуемых активов, в результате чего получена средняя ожидаемая выручка за один объект в сумме 9,2 млн. рублей, что сравнимо с ценой не самой роскошной квартиры в Москве.

А что же в Орловской области? Кроме 5—6 сельскохозяйственных предприятий с государственной собственностью в нашей маленькой области ничего не осталось. Попытка федералов приватизировать эти сельхозпредприятия в 2015—2016 годах не удалась. Предприятия промышленности и торговли с долей госсобственности, если глядеть правде в глаза, были раздербанены и прихватизированы ещё при Е. Строеве, который в день своего 80-летнего юбилея по воле обл­совета народных депутатов стал Почётным гражданином области. А. Козлову достались крохи. А команда ныне действующего губернатора Вадима Потомского попыталась «отжать» уже частный бизнес, но не вышло. Пришлось удовлетвориться мусорным бизнесом, разорив к тому же городские муниципальные предприятия — «Лесоторговую базу», «Спецавтобазу» и «Зеленстрой» — и умертвив под словоблудие на публику остатки заводов, которые некогда были гордостью области.

Развивая приватизационную тему, мне придётся кратко напомнить «чубайсовскую ваучерную» приватизацию 1992–1994 гг. Тогда прихватизаторы захватили 135,4 тыс. госпредприятий, в которых насчитывалось, за минусом кооперативной собственности, около 90% основных фондов российской экономики. После «ловкости рук» Чубайса активов в госсобственности осталось лишь 18%. За счёт приватизации федеральный бюджет собрал 5,545 млрд. долларов. Из этой суммы десятую часть ($577,6 млн.) отхватили посредники в лице 88 региональных отделений Госкомимущества. Страна и народ были разорены откровенным воровством, смахивающим на предательство интересов России.

Известный политик и экономист, зампред Счётной палаты Юрий Болдырев окрестил чубайсовскую чековую безымянную приватизацию «совершенно сознательным масштабным преступлением». Мер по предупреждению беззакония правительством Ельцина-Гайдара, а потом и Черномырдина, как всем нам известно, принято не было.

Ныне Юрий Болдырев, теперь уже бывший зампред Счётной палаты, но принципиальный политик, говорит: «Считаю «новую волну» приватизации намного более вредной, нежели приватизация Чубайса. Больше скажу: это диверсия против народа и государства. Распродавать стратегические активы, такие как «Совкомфлот», да ещё на пике низких цен, — преступление… мы же не знаем, кто станет собственником, нам не говорят.

Народ, выходит, как бы ни при чём — правительство всё решает. Впрочем, я понимаю мотивы правительства. Только приватизация позволит правительству ничего не делая и ничего не меняя, не разворачивая страну в сторону развития, продлить иллюзию благополучия».

Мне пришлось вновь обратиться к записям о приватизации 2012 года, которую активно продвигал первый вице-премьер Аркадий Дворкович. Правительство Дмитрия Медведева тогда пыталось продать «Федеральную сетевую компанию» — скелет российской энергетики, уникальный «Совкомфлот», «Роснефть». В списке также значились: компания «РусГидро» — это «кусок», куда входят едва ли не все российские ГЭС, «Уралвагонзавод» — опору и гордость отечественной оборонной промышленности, Сбербанк, где сосредоточено свыше 50% национальных финансов, «Объединённую зерновую компаниию». Можно сказать, не хило тогда замахнулись Шувалов, Дворкович и иже с ними на жирные куски государственных активов. Но мощный протест специалистов и широкой общественности вынудил президента остановить любителей «прихвата» государственного добра, несущего в казну государства «золотые яйца».

В начале заметок мной приведен масштабный план приватизации, в котором мы вновь видим «АЛРОСА», «Совкомфлот», Приокский завод цветных металлов, Московский ликёроводочный завод «Кристалл», ВТБ, вертолётную компанию и т. д. Деятели правительства своих попыток сорвать куш — не оставили, прикрывая это флёром государственной целесообразности. Но продать в «нужные руки» лакомые куски без обмана и вранья сложно, исходя из полученного урока общественного негодования в 2012 году. Очень хотелось бы тихой сапой провернуть дельце, но на пути встали известные учёные и специалисты–государственники.

Приведу коротко их аргументы.
Профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов сопоставил предполагаемую выручку по плану приватизации первого года в сумме 5,8 млрд. рублей с расходами федерального бюджета в 2017 году в размере 16,2 трлн. рублей. Сравнение показало, что предполагаемый приватизационный доход по отношению к бюджетным расходам составляет всего 0,04%. И учёный приходит от этого в недоумение: вожделенные 5,8 млрд. рублей по сегодняшнему курсу — это примерно 100 млн. долл. Данная сумма меньше годовой прибыли многих активов, включённых правительством в программу приватизации.

Продолжая анализ, он напоминает, что прошлым летом правительство исподтишка, без роудшоу и своевременного оповещения продало 10,9% акций крупнейшей в мире алмазодобывающей компании «АЛРОСА» за 52,3 млрд. руб. Как сообщили «Ведомости», «госпакет» «АЛРОСА» продали за указанную сумму несмотря на то, что «книга заявок» была переподписана в 2 раза. Одним словом, торги могли бы продолжаться. Но даже при этом правительство выручило денег в три с лишним раза больше, чем планируется получить от продажи долей госсобственности 1826 объектов в 2017—2019 гг., в числе которых, как указывалось, крупнейшие компании мирового уровня. Между тем, отчёт «АЛРОСА» показывает, что только за первую половину 2016 года прибыль компании составила 186,7 млрд. рублей.

«Кому мало примера «АЛРОСА», — пишет профессор Катасонов, — возьмём тот же «Совкомфлот». Годовая прибыль компании 400 млн. долларов. Так вот правительство готово снизить долю государства в компании с нынешних 100% до 25%! А ведь «Совкомфлот» крупнейшая отечественная судовая компания, основной перевозчик нефти и сжиженного газа. Ни у кого нет в мире столько танкеров ледового класса, никто больше не имеет возможности вывозить столько углеводородов из районов со сложной ледовой обстановкой. Ну и к чему такое добро продавать, да ещё за бесценок?» — задаётся вопросом профессор.

Советник президента России, академик РАН Сергей Глазьев в интервью независимым СМИ говорит: «Это те, кто за четверть века построил в стране «блатной капитализм» и теперь рассчитывает сорвать куш ещё раз — за счёт государства, «просевшего» из-за санкций. Уверен: корень зла кроется в том, что правительство не исполняет закон о стратегическом планировании, принятый по требованию президента Владимира Путина. А нет стратегического планирования — нет и понимания, что и как нужно продать, чтобы извлечь максимум выгоды…».

Известный экономист, д. э. н. Михаил Делягин говорит о том, что «новая волна приватизации может столкнуть нашу страну в чудовищную смуту».

Депутаты Госдумы от «Единой России» и КПРФ пытались прояснить у правительства, почему возник трёхгодичный план приватизации, и услышали в ответ следующее: это, мол, всё закрутилось от ФАС. Артемьев доложил, что в 2005 году в государственном секторе экономики производилось 35% ВВП, а в 2015 году — уже до 70% ВВП. Таким образом, весь спрос — со структуры ФАС, а правительство тут ни при чём!

Учёные называют расчеты ФАС не иначе, как цифирным передёргиванием, так как доля собственности государства сейчас составляет 2,3% в общей структуре экономики и плюс ещё 4,5% муниципальной собственности. «На одной чаше весов — 6,8% государственных и муниципальных компаний, а на другой остальные частные — 93,2 %. Как-то сомнительно, что глава ФАС вообще умеет считать», — утверждают независимые эксперты. Глазьев, Делягин, Катасонов полагают, что расчёты ФАС не выдерживают никакой критики, ведь получается, что не государство контро­лирует 70% всех активов, а частники — добрые 80% активов, а продукта дают 30%? Так, может быть, России нужна не приватизация, а, напротив, национализация, задаются они вопросом. Исходя из этой логики, профессор Катасонов предлагает делать оценку доли ВВП госсектора с помощью показателя производства продукции по отношению к «основным фондам».

Поэтому я задался вопросом: а как же работает приватизированная госсобственность у нас в Орловской области? Мною сделана попытка сравнить эффект действующей экономики в 1990 году с произведённым товарным продуктом в годы капиталистического предпринимательства, используя предложенную учёным оценку.

Кстати, 1990 год — не самый лучший период экономики в СССР и в области, так как общественный раздрай бушевал тогда во всей его полноте. Сложность сопоставления эффективности экономик области того периода и нынешнего заключается в том, что полностью изменилась методология государственного статистического наблюдения. В советское время валовой региональный продукт (ВРП) не рассчитывался. Тогда публиковались данные по отраслям народного хозяйства. Теперь оценка осуществляется по ВРП, который рассчитывается не местными статистическими органами, а «Росстатом».

Приближённая картина получилась такая: в реальном секторе экономики, без учёта строительства, на один рубль производственных основных фондов в 1990 году производилось товарной продукции на 76 копеек. Чтобы приблизить данные того периода к ВРП нынешнего дня, посчитал фондоотдачу с учётом услуг населению. Таким образом, получил фондоотдачу немногим более одного рубля.

Итак, через 10 лет «капиталистической эффективности» — в 2000 году — на один рубль основных фондов в экономике по полной учётной стоимости приходилось 31,1 копейки продукта ВРП, в 2010 году — 41,1 копейки, в 2013 году — 47,08 копейки. Из приведенных цифр видно, что утвердившаяся экономическая модель в России, на примере нашей области, не выдерживает критики. Между тем, «продвинутые» менеджеры либерализма с завидным упорством насаждают в обществе мысль, что частный сектор сегодняшних дней в России более эффективен, чем постоянно опошляемый ими советский период.

Итак, экспертное сообщество недоумевает, почему без этой новой приватизации нельзя обойтись? И почему правительство, не говоря об этом открыто, в то же время все уши прожужжало нам, что санкции России нипочём и что благодаря им в стране будто бы материализуется положительное экономическое развитие. На самом же деле изложенный нами материал показывает, что народ должен сказать веское слово «Нет!» новому приватизационному обману.

Василий Молоканов,
Заслуженный экономист России, к. э. н.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц