Красная строка № 25 (376) от 8 июля 2016 года

Присмотр для проверяющих

На очередном заседании Совета руководителей промышленных предприятий Орловской области обсуждалась весьма щекотливая тема: «Организация эффективного взаимодей­ствия промышленных предприятий Орловской области с контро­лирующими, надзорными, лицензирующими органами». Одним из выступавших был А. Зубцов — генеральный директор мценского ЗАО «Форнэкс», которое занимается производством распределительно-коммутационной техники для трансформаторных подстанций и линий высоковольтных передач. Мы попросили Александра Валентиновича вкратце пересказать основные мысли своего выступления.

— По-моему, всем сегодня очевидно, что состояние инвестиционного климата — это одно из главных условий развития экономики. Вот уже третий год по инициативе президента, а также ряда некоммерческих общественных организаций, таких как Агентство стратегических инициатив (АСИ), Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) и других, определяется национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. Основные его показатели формируются по данным опросов предпринимателей, которые проводятся по всем 85 регионам России. На состоявшемся недавно Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2016) до сведения широкой общественности был доведен список 20 лучших регионов. Орловская область вошла в эту почетную двадцатку.

— И на каком мы месте?

— На тринадцатом. Достижение более чем серьезное. Но надо честно сказать, что это пока больше все-таки хорошая заявка на будущие инвестиции. Нет сомнений, что еще немало можно сделать для улучшения инвестиционного климата в нашем регионе. Тут большую роль играют взаимоотношения промышленников и предпринимателей с контролирующими, надзорными и лицензирующими органами.

— Что, бизнес все еще «кошмарят»?

— По оценкам помощника президента А. Белоусова (он курирует состояние инвестиционного климата в стране) и главы агентства стратегических инициатив (АСИ) А. Никитина, по контрольно-надзорной деятельности практически во всех регионах, в том числе лидирующих, получено ухудшение оценок. Хотя количество проверок снижается, их качество ухудшается: растёт число запрашиваемых документов, общее время работы с компаниями, усиливается жёсткость и т. д. В частных разговорах предпринимателей (хотя подобная информация ими тщательно скрывается), нет-нет, да и промелькнет информация о тех или иных «просьбах» представителей контролирующих органов «помочь» в решении различных вопросов.

— Что же делать?

— На мой взгляд, главное — больше прозрачности в работе самих контролирующих органов. Проверять тоже хорошо бы под присмотром! Проверки должны проходить гласно, открыто, при свидетелях, так сказать, в роли которых могли бы выступать журналисты как печатных, так и электронных СМИ. Я знаю, что многие сотрудники контрольно-надзорных, лицензирующих органов будут против такого подхода к их работе. Но уж поверьте, по-другому решительно улучшить состояние дел в нашей экономике не получится. Об этом свидетельствует опыт наиболее успешных регионов. В частности, занимающий самую верхнюю строчку рейтинга эффективности губернаторов глава Тюменской области Владимир Якушев (его регион занял 5-е место в рейтинге инвестиционной привлекательности) считает первопричиной успехов то, что контролирующие органы в регионе сами поставлены под общественный контроль. Особенно действенным он стал в отношении госзакупок и компаний, предоставляющих различные услуги электро-, газо-, тепло-, водоснабжения. Якушев говорит, что так называемые «тайные закупки» в Тюменской области проводятся минимум раз в два месяца. Итоги проверок публично обсуждаются, в том числе и через СМИ. Эффект, по словам тюменского губернатора, был потрясающим: все увидели себя в интернете, в газетах, на экранах телевизоров и начали, как выразился Якушев, «очень активно шевелиться».

— То есть вы предлагаете «тайные закупки» осуществлять и в отношении проверяющих и надзирающих органов?

— Именно так. О регламенте таких «закупок» нужно говорить отдельно. Тут есть над чем подумать нашим ученым и законодателям. Но логика здесь простая: ведь контролирующие, надзорные и лицензирующие органы тоже оказывают услуги. Поставить эти услуги под обще­ственный контроль было бы правильно и своевременно. Можно по пунктам перечислить те меры, которые могли бы привести к цели: выработать соответ­ствующие регламенты таких «проверок проверяющих», о чем я уже говорил; чаще проводить опросы и анкетирования предпринимателей (в том числе анонимные) о работе контролирующих органов; как можно шире привлекать к освещению контрольно-надзорной и лицензионной деятельности все виды СМИ; повсеместно вести мониторинг в онлайн-режиме; совершенствовать электронный документооборот. Максимально исключить непосредственные контакты проверяющих с проверяемыми. Считаю очень важным в основу аналитической работы шире внедрять новейшие достижения IT-технологий и бенчмаркинг.

— Это ещё что за зверь?

— Бенчмаркинг— это сравнительный анализ бизнес-процессов, когда сравниваются показатели предприятий соответствующих отраслей и работающих в схожих условиях. А то ведь как у нас практикуется? Налоговики, например, говорят: «У вас низкая налоговая нагрузка. Плохо». А почему плохо? В сравнении с кем и чем? По какой методике оценивали? Нельзя же сравнивать показатели производства сосисок и, скажем, автомобилей. Поэтому нужно развивать аналитические информационные центры территориальных подразделений федеральных контролирующих, надзорных и лицензирующих органов, объединить их в единую сеть, подконтрольную губернатору как высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации. Это бы раскрепостило экономику регионов. И создать систему «единого окна» для предпринимателей не мешало бы. А то у нас в области более 100 различных надзорных и контролирующих организаций, и в каждую из них нужно представить пакет документов для проверки.
Есть и менее «глобальные» предложения, а именно: не отмечать в предписаниях, представлениях по результатам проверок мероприятия, которые выполнены в ходе проверок; при оформлении предписаний, представлений конкретизировать нарушения (а не только списывать пункт Правил)…

— Почему это важно?

— Есть нарушения, которые можно исправить уже по ходу дела, до окончания проверки. На практике же их все равно заносят в предписание, что называется, «до кучи», чтобы потом больше получилась сумма штрафа. А предприятия со среднесписочной численностью до 100 человек и вовсе проверять нужно не чаще одного раза в 5 лет. Соответствующие поправки так и просятся в закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». И это только предварительный список мер, так сказать, навскидку.

— Вот наш бизнес всё борется с бюрократией. А говорят, что на Западе уровень бюрократии очень высок — и ничего…

— Судя по результатам референдума в Великобритании, уже — «чего»! По-моему, главная европейская проблема сегодня не только в неконтролируемых потоках мигрантов, которые захлестнули Старый свет. Если подвести общий итог, то сразу выкристаллизуется существенная причина центробежных настроений в ЕС — это, конечно же, хорошо всем нам знакомая бюрократия. Подобное же тотальное обюрокрачивание стало в своё время главной причиной заскорузлости системы КПСС. И эта система рухнула. Не надо повторять ошибок!

А. Грядунов.

самые читаемые за месяц