Красная строка № 13 (449) от 25 мая 2018 года

«Призрак» никуда не делся

5 мая этого года исполнилось 200 лет со дня рождения К. Маркса. В «демократической» РФ этот юбилей остался «незамеченным», а вот в Германии, на родине гениального мыслителя и революционера, его, к удивлению идеологической обслуги новоиспечённой российской буржуазии, широко отметили. Там, с недоумением заметил один из телеведущих, С. Брилёв (это была передача 5 мая по каналу «Россия-1»), «настоящая марксомания». Например, в Трире, где родился Маркс, ему поставили памятник, подаренный китайцами. Символичен не только этот факт сам по себе, сказал Брилёв, но и размер памятника — 6 м 30 см.

Но чем же объясняется разное отношение к творцу «коммунистической догмы» со стороны российских «работодателей» и их западных собратьев? Разной степенью политического опыта, политической зрелости. Российская буржуазия, по причине своей молодости, сочла гибель социализма в СССР и других странах свидетельством несостоятельности, утопичности этой «догмы», и потому относится к ней как к какому-то пустяку, не заслуживающему внимания. Это, конечно, не значит, что молодая российская буржуазия находится в состоянии классовой эйфории. Она прекрасно сознаёт, что у народа растёт недовольство «демократическими» порядками, что у него усиливается тяга к «тоталитарному» прошлому, и, понимая, чем ей это грозит, пытается застращать его жупелом «сталинщины», сочиняя всё новые и новые бредни и небылицы. Но собственно «догму», повторяем, она всерьёз не принимает.

Буржуазия же развитых капиталистических стран, по выражению одного персонажа фильма «Сердца четырёх», достаточно пожила на этом свете, за её плечами богатый опыт классовой борьбы, на основании которого она сделала неутешительный для себя вывод о том, что нет у неё сил, чтобы похоронить эту проклятую «догму». И, осознав это, она начала предпринимать попытки найти в самой «догме» противоядие от неё, чтобы свести к минимуму её разрушающее действие.

Вспомните, читатель, следующий эпизод из «Поднятой целины» М. А. Шолохова: при обыс­ке у Половцева чекисты увидели на столе сочинения В. И. Ленина; когда его спросили, для чего они ему понадобились, он ответил: «Чтобы бить врага — надо знать его оружие…». С этой целью идеологические защитники капитала и принялись штудировать труды Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Вот характерный пример. В середине 60-х годов прошлого века, т. е. в самый разгар борьбы с «культом личности» в нашем Отечестве, когда сжигались книги И. В. Сталина и грампластинки с его речами и выступлениями, Гуверовский институт войны и мира (США) издал ХIV, ХV и ХVI тома его сочинений (при жизни вождя было издано 13 томов). Это, помимо всего прочего, свидетельствует о том, что у мировой буржуазии настолько развит классовый инстинкт самосохранения, что она безошибочно отличает истинных революционеров от рядящихся в коммунистическую одёжку «борцов» за счастье народное: её не ввела в заблуждение поднятая «верными ленинцами» шумиха по поводу якобы разрыва Сталина с ленинизмом, и, несмотря на его развенчивание, шельмование КПСС, она продолжала считать его самым последовательным и беспощадным своим врагом.

По словам журналиста Михаила Антонова, рассказывавшего о «марксомании» в Германии, к Марксу там двоякое отношение: с одной стороны — страх, с другой — почтение. Очевидно, так оно и есть. Страх у тамошних владельцев частной собственности вызывает содержащееся в «Капитале» доказательство неизбежности гибели капитализма, почтение — надежда найти в «Капитале» спасительный от кризисов рецепт.

Когда разразился мировой финансово-экономический кризис, в «цивилизованных» странах, а особенно в Германии резко повысился спрос на «Капитал». Он там сметается с прилавков книжных магазинов. Это, во-первых, свидетельствует о полном банкротстве буржуазной науки, ибо обращение «работодателей» к основополагающему труду марксизма означает признание неспособности их учёных защитников, в том числе и нобелевских лауреатов, разработать теорию, позволившую бы обеспечить гармоничное, стабильное развитие капитализма. Во-вторых, это свидетельствует о классовой ограниченности буржуазии и её идеологов, ибо в «Капитале» нет и быть не может никаких спасительных рецептов, так как в нём доказывается неизбежность экономических кризисов в условиях капитализма. К слову говоря, в нашем Отечестве водятся «знатоки» марксизма, которые, ссылаясь на «Капитал», выдают властям рекомендации, как предотвратить кризисы и вообще создать всеобщее благоденствие.

В передаче показали интервью последнего Генерального секретаря ЦК СЕПГ (Социалистической единой партии Германии) Эгона Кренца. Напомним читателю, что СЕПГ была правящей партией в ГДР. После прекращения существования ГДР и её поглощения ФРГ немецкие «поборники демократии», мстя Кренцу за непреклонность его идейной позиции, за неприятие «демократических» ценностей, на четыре года упрятали его за тюремную решётку. Но это не сломило его, не заставило отречься от марк­систских убеждений. Так вот, на вопрос: не считает ли он реставрацию капитализма в ГДР и других странах свидетельством несостоятельности марксизма? — Кренц ответил: марксизм — это наука, а наука не может быть виновной в том, если кто-то не умеет её правильно применять.

Здесь нужно внести существенное уточнение: марксизм — это действительно наука, но капитализм реставрирован в бывших социалистических странах вовсе не потому, что называвшие себя коммунистическими партии, осуществлявшие руководство этими странами, якобы неправильно применяли марксизм, а потому, что эти партии порвали с марк­сизмом, т. е. совершили классовое предательство. Реставрация капитализма, таким образом, подтверждает истину марксизма.

Но что её не подтверждает? Если «посмотришь с холодным вниманьем вокруг», то обязательно увидишь, что мир развивается по Марксу. Об этом, между прочим, напомнил телезрителям поведавший о «марксомании» журналист. Всё происходит прямо по Марксу, сказал он. Классы никуда не делись, Европа бурлит, нарастает протестное движение. И вот какое огорчительное, безотрадное для «работодателей» и их всевозможной челяди резюме он сделал: «Призрак коммунизма по-прежнему бродит по Европе».

Этот «призрак», должны мы сказать, не мог никуда деться. Нынешний капитализм, разумеется, не тот, что был в эпоху Маркса. Но в чём заключаются отличия? В формах его существования, в формах эксплуатации трудового люда. Суть же капитализма не изменилась. Не исчезло и не могло исчезнуть гибельное для него противоречие — противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения продуктов труда. Это противоречие разрешит только гибель капитализма. И когда это произойдёт, то «призрак» перестанет быть «призраком», т. е. он станет явью. Это так же неизбежно, как неизбежна смена времён года.

Иван Комаров.

Лента новостей

самые читаемые за месяц