Продавцы миражей

Один молодой человек, уже обремененный семейными проблемами, а еще более — квартирным вопросом, услышал как-то, что рядом с Орлом, около Малой Куликовки, будет строиться целый поселок. Современный, со всеми удобствами, торговым центром, детским садом. Целых 300 типовых домов будут одновременно возводиться по программе «Малоэтажное строительство» и — главное — за счет федеральных средств. Вместе с тем сообщалось, что преимущество в предоставлении жилья будет отдано молодым семьям с детьми, а также специалистам сельского хозяйства. Под эти две категории семья подходила.

Начал наш молодой человек, назовем его Владимиром, звонить в областную администрацию, искать конкретных исполнителей программы. И нашел-таки, в лице «Орловской инвестиционной ипотечной корпорации». Позвонил туда, его пригласили на собеседование.

Офис корпорации разместился в здании небезызвестного центра «Развитие», что находится на ул. Салтыкова-Щедрина в Орле. Встретили его два молодых человека при галстуках и милая девушка. Предупредительные, обходительные, общаться — одно удовольствие. На вопросы Владимира они стали чуть ли не взахлеб рассказывать, что всё строительство будет вестись на федеральные средства и корпорация уже нашла застройщиков. Типовые проекты имеются, но если у Владимира есть свой проект, то он волен заказать его, хоть пятиэтажный особняк — всё будет сделано. Когда корпорация построит дом и Владимир с семьей заселится, он должен будет в течение последующих семи лет возвращать потраченные государством деньги с учетом 6 (!) процентов годовых. Для наглядности показали красивый проект поселка.

«Да это же сплошной коммунизм! — подумал молодой семьянин. — Участок 15 соток, дом тебе построят, проценты — мизерные».

— Правда, есть небольшой нюанс, — сообщили вежливые люди. — За подведение в дом коммуникаций, а именно: электричества, газа, водопровода и канализации — надо сразу заплатить 160 тысяч.

«160 тысяч за все коммуникации сразу? Так это подарок судьбы!» — подумал Володя и попросил записать его в список тех, кто хочет жить в Малой Куликовке.

Его тут же записали в особую папку и сказали, что ближе к апрелю, когда закончится оформление всяких там организационных документов, в том числе и межевых дел, фирма обязательно позвонит и пригласит на жеребьевку участков.

Минули февраль и март, наступил апрель. Владимир позвонил сам и услышал: «Ой, а мы про вас, извините, забыли, первую жеребьевку уже провели, вас пригласим через неделю».

Спустя неделю нетерпеливый молодой человек приехал в контору лично. «Все остается в силе, — успокоили его, — только появился новый нюанс: за коммуникации надо заплатить не 160, а 180 тысяч, и туда уже не входят водопровод с канализацией».

— Как это не входят? А как же будет организовано водоснабжение? У вас же в проекте значатся две водонапорные башни. А канализацию куда выводить, в выгребные ямы? — стал спрашивать Владимир.

— Ну, когда вы построитесь, то сможете образовать жилищный кооператив, который и разрешит эти проблемы, — ответили ему. — Но если вы заплатите 180 тысяч сразу, то вам предоставляется право на внеконкурсный выбор участка.

И еще добавили, что сама корпорация строительством заниматься не будет, может только посоветовать две организации, которые подряжаются на строительство поселка. С ними нужно договориться самостоятельно.

Одну из них наш семьянин увидел, когда поехал в чистое поле около Малой Куликовки, чтобы воочию узреть, что там можно возвести. Некий бригадир показал ему один «образцовый» дом, возведенный якобы по финской (или канадской) технологии, стоимость квадратного метра в котором составляла 16 тыс. рублей. Это порадовало, так как в городе цены за такую же площадь давно перевалили за 25 тысяч. Показательный домик в 100 кв. метров по стоимости потянул «всего» на 1 млн. 600 тыс., что сравнимо с двухкомнатной квартирой в Орле, да еще и не очень хорошей.

Короче, новые «нюансы» хотя и поколебали немного надежды Владимира, но не разуверили его в возможностях скорого разрешения остро стоящего жилищно-семейного вопроса. Он стал изыскивать средства для срочного внесения 180 тысяч.

Но опять ему никто не позвонил, и ближе к концу апреля молодой человек сам заявился в ипотечную корпорацию. И здесь увидел аж самого заместителя губернатора В. А. Кочуева. Тот проводил некое совещание. Владимиру молча показали на стул, и он стал невольным свидетелем разговора. Господин Кочуев внимательно слушал то, что говорили ему представители фирмы, кивал, подчеркивал социальную значимость проекта. Потом, когда взгляд заместителя губернатора переместился на тихо сидящего молодого семьянина, последовали вопросы: вы, типа, здесь по какому поводу и зачем вообще пришли? Владимир пояснил, что он хочет построить дом с участком в районе Малой Куликовки, так как семья требует отдельной жилплощади. На это Кочуев заметил: вот, дескать, какая у нас смелая и энергичная молодежь, не боится строить собственное жилье! И добавил, что этой самой молодежи созданы все условия со стороны областной администрации: по подпрограмме «Молодой специалист» федеральный бюджет спишет 30 процентов стоимости жилья, а областной бюджет — целых 40. Короче, сплошная халява.

В тот день, когда Кочуев обходил контору инвестиционной корпорации, поговорить Владимиру ни с кем больше не удалось, настолько все были озабочены приемом важной особы.

Позвонили страждущему только 28 апреля и сказали, что на завтра назначена жеребьевка участков. И собирают только тех, кто готов сразу же заплатить 180 тысяч. То есть о внеконкурсном выборе участков речь уже не шла. Но Владимир поехал, надеясь на свою судьбу. И судьба ему улыбнулась: он вытянул, как на экзаменационном столе в вузе, бумажку со счастливым номером. Счастье заключалось в том, что его участок располагался сразу около автомобильной трассы Орел—Змиевка и очень близко к разрисованным на карте объектам запланированного соцкультбыта.

— Все, кто отжеребился, пройдите в юридический отдел, там проходит подписание соглашений и договоров, — объявил один из сотрудников. В юридический отдел выстроилась огромная очередь.

— Результаты жеребьевки будут аннулированы, если вы не оплатите оговоренную сумму в трехдневный срок, — прозвучало предупреждение. — Счет идет не на банковские, а на календарные дни. Платить только в «Ланта-банке».

Наш друг тоже встал в очередь и, пока стоял, услышал странный диалог между одной дамой весьма представительного вида и клерком корпорации. Дама, получив на руки бланки договоров, спросила пробегавшего клерка: «А почему у вас здесь написано: «земли сельскохозяйственного назначения»?

Клерк отвечал невнятно: этот вопрос прорабатывается, решается. Дама ушла, сказав, что сейчас подписывать ничего не будет, а дома просмотрит тексты документов внимательно.

То же самое сделал и наш молодой семьянин. Приехав домой, он первым делом нашел через родственников хорошую знакомую, которая разбирается по долгу службы в сделках с землей.

Хорошая знакомая рассказала, что земли сельхозназначения — это такая категория, которую перевести в «земли населенных пунктов» не так просто. И что обещания со стороны частной фирмы о переводе земель из одной категории в другую нельзя принимать всерьез. И еще неизвестно, что это будет за поселение — отдельное или в рамках Малой Куликовки. Соответственно и затраты на последующее оформление жилого дома с участком могут превзойти все мыслимые границы как по времени, так и по стоимости.

Кстати, насчет стоимости. Внимательно прочитав взятые в фирме документы, Владимир обнаружил в них странные цифры, о которых ему никто ранее не заикался. Так, согласно «Договору о передаче прав и обязанностей по договору аренды», земельный участок площадью 15 соток здесь оценен в 700 тысяч рублей. Из них сразу надо заплатить 70 тысяч, остальное (630 тысяч) выплачивать через семь лет. А в «Договоре на подведение коммуникаций» установлена плата в размере 800 тысяч рублей, при этом только за прокладку линии электропередач и газопровода «в непосредственной близости от участка», то есть без водопровода и канализации. И сразу же, в течение пяти дней, надо заплатить 110 тысяч.

Более того, в упомянутом «договоре» наш Владимир нашел и такой пункт: «сторона-2 (то есть Владимир. — Ред.) обязана стороне-1 возмещать издержки и обеспечивать ее средствами, необходимыми для исполнения поручения». Так называемое «поручение» заключается здесь в том, что сторона-1 (то есть ипотечная корпорация. — Прим. ред.) обязуется в течение трех лет проложить вышеназванные коммуникации.

После прочтения документов вопросов накопилось больше, чем ответов. И на следующий день, 30 апреля, наш товарищ пришел снова в контору корпорации в надежде получить четкие разъяснения. Но как только он показался на пороге отдела и объявил о своем намерении, клерки встретили его в штыки: «Мы этими вопросами больше не занимаемся, идите в юридический отдел».

— Я еще договоры ваши не подписывал, но если вы разве-ете мои сомнения, то я сразу же подпишу документы, заплачу требуемую сумму, и мы расходимся при обоюдном согласии, — заявил наш семьянин.

Молодой сотрудник отдела начал было что-то объяснять, но тут вступил в разговор очень важный по виду начальник отдела, и основной диалог состоялся с ним.

— Почему земли, отведенные под строительство, числятся еще в сельхозобороте? — начал Владимир.

— Мы опережаем события, то есть идем на шаг вперед. Пока мы оформляем с вами соглашения, земля уже будет переведена в «поселения».

— Где гарантия, что вы сможете перевести из одной категории в другую?

— Наши гаранты — это областная администрация и администрация Орловского района.

— В какие сроки произойдет перевод?

— Все произойдет очень быстро, уже произошло.

— Как, уже произошло? Назовите мне название и номер документа, чтобы я мог удостовериться.

— Это постановление Коллегии областной администрации, его уже приняли на прошлой неделе.

— Дайте номер и дату.

— Отслеживайте в СМИ, я не помню.

— Ну хотя бы скажите, когда это постановление подписали.

— Я не помню, чего вы пристали, не мешайте работать.

— Очень странно, что вы разговариваете в таком тоне с человеком, который пришел отдать свои, и немалые, деньги. Плясать передо мной не надо, но и отфутболивать незачем.

— Я не желаю с вами разговаривать.

После такого «обстоятельного» диалога Владимир пошел к девушке-юристке. Та с улыбками, шутками и прибаутками сообщила, что коллегия области будет рассматривать вопрос по переводу земель именно сегодня (а дело происходило 30 апреля. — Прим. ред). И никто здесь никого не обманывает: так, сам президент Медведев приедет на открытие поселка. Он и является гарантом всего этого проекта.

После такого разговора Владимир еще больше засомневался: то ли уже принято постановление, то ли сегодня только будет рассматриваться, то ли приедет Медведев, то ли не приедет. И обхождение сразу стало какое-то неуважительное, как только он полез в юридические тонкости. Решил посоветоваться еще раз со знающими людьми и приехал к нам в редакцию.

И как только мы увидели представленные документы, а также фамилию генерального директора «Орловской инвестиционной ипотечной корпорации», по совместительству — депутата Орловского горсовета Федотова Константина Ивановича, тут же отсоветовали парню ввязываться в это «стремное» дело.

Во-первых, потому, что эта самая компания, согласно представленным бумажкам, заполучила в аренду каким-то неведомым образом (законность сразу ставится под вопрос в свете вышеизложенных диалогов) целых 92,5 гектара пахотной земли в окрестностях Орла. Откуда эта земля появилась, если известно, что все пригородные территории уже давно распределены? У кого-то отобрали? Или, с надеждой на будущее переоформление, решили сыграть в подкидного? То есть в дураках оставить новоявленных арендаторов?

Во-вторых, арендный срок для корпорации определен в 49 лет. Застройщики, согласно «соглашениям о передаче прав», должны взять все арендные обязательства на себя. И за это с каждого участка заплатить по 700 тысяч рублей. Не за оформление в собственность, подчеркиваем, а только за то, что фирма, возглавляемая городским депутатом Константином Ивановичем Федотовым, соизволила взять в аренду пригородное поле размером 92 гектара и раздать его мелкими участками, опять же в аренду (перенаем), бедствующим в квартирном смысле людям.

В-третьих, за подведение только света и газа, причем в размытой формулировке «непосредственной близости», заплатить 800 тысяч рублей — это просто грабеж. Да за такие деньги можно целую деревню газифицировать, а не один дом.

В-четвертых, и это самое главное, никто не дает никаких гарантий, что стоимость дома и прилегающего участка действительно будет оплачена федеральными средствами. Везде в договорных документах единственным плательщиком значится «сторона-2», то есть тот же Владимир. И никакого упоминания про федеральные программы типа «Молодая семья» или «Молодой специалист» мы в них не нашли.

Отсюда следует вывод: вся эта «ипотечная» затея есть, по существу, продажа миражей, санкционированная областными властями. А «предприимчивые» продавцы спекулируют на самых святых для народа понятиях: семья, дети, дом.

Александр Сухнёв.

самые читаемые за месяц