Красная строка № 13 (364) от 8 апреля 2016 года

Прогресс-то есть… Да кто ж его съест!

Как говорила героиня одного сериала, «мне на этот прогресс не хватает ни нервов, ни воображения». Эти слова могли бы стать эпиграфом к письмам наших читателей, в которых они делятся своим опытом взаимоотношений с орловской бюрократией и медициной.

«Давно не обращался в свою районную поликлинику, — пишет, например, житель Заводского района г. Орла Андрей Иванович К. — Оказалось, что теперь записаться к врачу можно с помощью электронного терминала. Набираешь номер пластиковой карты соцстраха, фамилию врача, и аппарат выдает тебе талон с датой и временем приема. И ты уже у врача «в компьютере». Только удобства технического прогресса на этом и заканчиваются, и чтобы попасть на прием, все равно приходится отстоять очередь в регистратуру, где выдают пациентам их «медицинские карты». Зачем, спрашивается, если у врача в кабинете есть компьютер, и все данные пациентов, в том числе «историю болезни», можно «забить» в его электронную память? Вошел пациент в кабинет, врач нажал кнопку — и вся информация перед ним на экране. Или сохранение очередей у окошка регистратуры — это нам наказание за отказ от единой пластиковой карты? Так ведь для наведения элементарного порядка в системе медицинского обслуживания она и не нужна. Достаточно наладить бесперебойную внутреннюю компьютерную сеть, в которой бы хранилась вся информация о пациентах».

Другой наш читатель — Леонид Константинович Г. почувствовал на себе все «прелести» прогресса «по-орловски» в несколько иной сфере общественных взаимоотношений. «По семейным обстоятельствам мне пришлось переехать на новое место жительства, на которое у меня зарегистрировано право собственности, — пишет Леонид Константинович. — С выпиской — никаких вопросов: отдал документы — через неделю вернули оформленные. Следующий этап — регистрация по новому месту жительства в «едином окне». Здесь от меня потребовали оригинал свидетельства на право собственности, договор дарения — откуда у меня появилась эта жилая площадь, хотя она зарегистрирована в ЖЭУ-17 более пяти лет назад. И лицевой счет был открыт на меня, и все это время я исправно платил все коммунальные платежи. На мой вопрос: что это за требование, если у вас должны быть все мои данные — последовал ответ: это, дескать, требование УФМС. В УФМС звонить не стал: там и без меня очень много работы, если не хватает времени открыть сайт Орловского регионального управления регистрации соб­ственности и распечатать нужные данные. Послушно сдал все оригиналы и копии и через неделю получил паспорт с регистрацией по новому месту жительства. Но в моем сознании до сих пор была твердая уверенность, что все это оформление делается автоматически — открыл сайты пенсионного фонда, регуправления и ЖКХ — и вот вам вся информация! Распечатайте, что нужно, и оформляйте льготы, прописку и т. д. Надо расписаться — соберемся с силами и придем, оставим автограф. Но зачем же гонять нас, пожилых людей с места на место? Но не тут-то было! С меня «спросили» семь различных документов, справок и квитанций. Пятиминутный вопрос обернулся для меня двухчасовой прогулкой по городу. А ведь В. В. Путин запретил требовать дополнительно документы, если они есть в базе данных…».

Татьяна С. прочитала в нашей газете репортаж «…Русский дух, короче» и решила узнать у городских властей, на каком основании центральные улицы нашего древнего русского города пестрят иноязычными вывесками. «Вначале позвонила мэру (т. 43-25-54) — меня послали к главе администрации Усикову (т. 41-44-00). Потом — в отдел рекламы (47-52-53), оттуда — в антимонопольный комитет (47-53-53), затем — в «Рекламные вывески» (76-23-05), в Роспотребнадзор (41-51-97) и, наконец, — в отдел защиты прав потребителей (41-52-52), куда я не дозвонилась. Позвонила в городское управление архитектуры — меня послали в приемную губернатора. Секретарь в приемной губернатора посоветовала обратиться… в мэрию. Круг замкнулся. Стало ясно, что выяснить, кто отвечает за все это уличное безобразие, не получится. Я поняла, что процесс появления вывесок в городе Орле протекает стихийно. Кстати, в телефонных разговорах с чиновниками я предлагала им выйти из кабинетов и пройтись по ул. Ленина, полюбоваться, во что она превратилась, благо, улица эта находится совсем близко от административных зданий. Но одни чиновники мне отвечали, что очень заняты, и гулять им некогда, другие уверяли, что ходят по каким-то другим улицам, где нет никаких вывесок на иностранном языке, третьи признавали, что, конечно, все это нехорошо, что Орел — «литературная столица» России, и ей не к лицу засилье иноязычных весок, но что этот вопрос не в их компетенции. Были и такие, кто намекал мне, что почти все вывес­ки на ул. Ленина висят незаконно, что якобы только логотипы фирм могут быть оформлены на иностранном языке. Я поняла, что какие-то законы все-таки есть, но они не выполняются», — делает вывод Татьяна.

И «найти концы» вся эта многочисленная рать больших и маленьких начальников, оснащенная персональными компьютерами, конечно, не может. Наверное, у наши чиновников «на весь этот прогресс» тоже не хватает ни сил, ни воображения.

А ведь было время — без компьютеров человека в космос запустили…

Подготовил А. Грядунов.

самые читаемые за месяц