Красная строка № 23 (459) от 31 августа 2018 года

Прямой эфир: кадры решают всё

Вторую неделю по местным телеканалам идут дебаты кандидатов в губернаторы Орловской области. При всём уважении ко всем участникам телевизионных дискуссий лично у меня интерес вызывал только один человек — временно исполняющий обязанности главы региона А. Клычков. Объясню, почему. Речь не о предвыборных раскладах, с этим всё предельно просто, дело в другом. Что пикировка в прямом эфире с соперниками, часть из которых настроена серьёзно, даёт действующему главе, хоть и с приставкой врио? Ничего. Более того, неудобные вопросы, возможные оговорки — это всё потенциальные минусы, которых можно избежать, в дискуссии не участвуя. Тогда зачем эта дискуссия А. Клычкову? И тут мы сталкиваемся с феноменом, прежде в Орловской области не бывавшим. Ещё в июле врио главы региона заявил: «Да, я буду участвовать в дебатах. Считаю, что это не только право, но и обязанность кандидата… Дебаты — это удобный для людей формат… Позволяет не только концентрировано изложить свою позицию, но и учесть мнение конкурентов, представляющих иные взгляды. Для успешного руководства регионом это особенно важно…».

Традиционная для Орловской области формула взаимоотношений власти и общества укладывалась в хрестоматийную фразу: «Я — начальник, ты — дурак», а близость к власти и вхождение в неё ценились, прежде всего, возможностью игнорировать правила, обязательные для подчинённого большинства. Собираясь участвовать в дискуссии, А. Клычков сам ставит себя в подчинённое положение. Дискуссия — это, прежде всего, право, от которого легко отказаться, что сегодня в среде коллег Андрея Евгеньевича массово по всей стране и происходит. Таким образом, глава орловского региона расценивает дебаты с конкурентами как моральное обязательство, которым он как гражданин не имеет права пренебречь. Это ново для должности, которую Андрей Евгеньевич занимает. Ново для Орловской области.

Фразу «…это удобный для людей формат» я перечитал несколько раз. Моральные обязательства проистекают из приоритетов. Или приоритеты определяются моральными представлениями о них? В любом случае, кто, идя на телевизионное шоу, в котором главная задача — любой ценой подавить соперника, думает об информационной выгоде «для людей»? Немногие. Затевать спор с непредсказуемым итогом, чтобы учесть «мнение конкурентов», что полезно «для успешного руководства регионом»? А. Клычков явно заботится о своем имидже меньше, чем об общественной пользе. В этом можно было бы сомневаться, но он согласился на прямой эфир.

В этом формате преимущество получает «народный трибун», а не загруженный проблемами чиновник. Когда у тебя две минуты на выступление, какую тактику избрать — крикнуть в камеру: «Граждане, Орловская область в глубокой ж..! Всё куплено и продано, но я наведу порядок!» или тихим, совершенно недискуссионным голосом сообщить: «Я бы хотел добавить несколько цифр и конкретики» (цитата из А. Клычкова), причём совсем не обязательно в обоснование предыдущего тезиса? Второе — бе­зусловно, информационно привлекательнее и полезнее, но какая речь ярче и потому останется в памяти? И при всем при этом А. Клычков не стал играть на публику. Плюс или минус? А давайте разбираться.

Психологический портрет действующего главы региона — это даже не самоцель. Всё гораздо серьезнее. А что может руководитель области, каким бы он ни был, в современных условиях?

Позиция А. Клычкова выигрышна и сильна тем, что он, похоже, оценивает самого себя именно с этой точки зрения. Несомненным плюсом в этом смысле является то, что глава региона не врёт. Я отношу это к проявлению общей культуры А. Клычкова, не имеющей отношения к занимаемой им должности. Это тоже редкость, большая редкость для орловского чиновника, которым Андрей Евгеньевич уже является, причём почти год.

В программе и выступлениях главы нет никаких завиральных проектов, имеющих целью ошарашить, увлечь и обмануть, дабы выиграть время для подготовки следующего обмана. А. Клычков предельно честен, но при этом не впадает ни в паникерство, ни в безудержный оптимизм, предпочитая искать решение существующих проблем. А их много.

Начнем с общей картины. Всем пора понять, что лавинообразного увеличения рабочих мест в Орловской области не будет, и связано это не только с нынешним экономическим курсом, «федеральной стратегией развития», но и новым характером производств — даже самые масштабные из них обходятся сегодня минимумом рабочих рук, делая ставки на технологии. А. Клычков предлагает использовать свободные пока ниши — развивать сельхозпереработку в Орловской области и максимально учитывать возможности государственных программ, предусматривающих финансовую, налоговую и иную поддержку регионов. Становится понятными планомерные и многочисленные визиты А. Клычкова во все районы области. «…Удалось детально проанализировать ситуацию в регионе, «…снять мораторий на особые экономические зоны», «разработаны 24 точки» для работы в этом направлении, «…удалось добиться для Мценска статуса моногорода» (со всеми, добавим, вытекающими из этого статуса льготами). Одним грамотным управленческим решением, без копейки затрат из бюджета, областной долг уменьшен на 400 млн. рублей…

Что А. Клычков имеет в виду, когда говорит, что глава региона должен мыслить масштабно? Зачем ему Центр профессионального образования в Орле, готовящий специалистов для всего ЦФО? Федеральные деньги? Да. Но ещё и люди со знаниями, без которых бессмысленно говорить об инвестициях и их привлечении. Кто будет работать на предприятиях с новейшим оборудованием? Грустный факт, но А. Клычков не боится о нём говорить — Орловской области не хватает специалистов. При этом мы уступаем только Москве по количеству студентов на 10 тыс. населения. Есть проблема, но есть и потенциал.

А. Клычкова оппоненты спорно, на мой взгляд, обвиняют в излишнем внимании к селу, что якобы идёт в ущерб решению городских проблем. Но в селе, парирует глава региона, проблем больше. Как можно говорить о развитии области, не устраняя, выражаясь советским языком, диспропорции в развитии?

Подойдём утилитарно, по-капиталистически. Как развивать сельхозпереработку, создавать новые мощности в местах, которые становятся безлюдными по причине своей абсолютной непривлекательности для жизни? И дело не только в создании рабочих мест, возможности получать гарантированную зарплату там, где ты живешь. Привлекательными должны быть условия этой жизни. Поэтому А. Клычков симпатичен, когда, слегка заведённый «обвинениями», с некоторым вызовом заявляет: «В 12 районах будем строить 12 спортивных комплексов, чтобы обычные сельские парень и девчонка имели такие же возможности, что и городской житель»! Правильно? Безусловно. И с утилитарной точки зрения тоже. Прежде чем звать инвесторов, нужно создать базу, привлекательную для последних. Те тоже должны быть в чём-то уверены, чем-то по-хорошему удивлены. Крепко сидящие на земле люди надежны. И где тут кончается экономика и начинается социальная политика, сказать трудно. Это решение проблем в комплексе. По крайней мере, честная, требующая больших усилий, попытка эти проблемы решить.

Приятно, что А. Клычков без помпы, неброско, но искренне, как житель Орловской области, гордится, когда какие-то проблемы удаётся решить, когда людям удается помочь.

Среди прочих «…главная проблема молодежи… — отсутствие жилья. 43 молодым семьям предоставляем жильё. Да, это немного, но это конкретный шаг. Детские сады… В этом году начинаем строить 2 детских сада, в 2019 году предоставим 400 мест… В этом году на оздоровительную кампанию выделили на 50 процентов больше средств, чем в прошлом…».

Это хорошо или плохо, что у главы региона, участвующего в дебатах, уставшие глаза? Шоумен так бы себя не вёл, имиджмейкеры организовали бы пару выходных, да и сам просто любитель порулить, будь А. Клычков таким, не стал бы перенапрягаться, он бы предпочёл работать на образ, а не на результат.

А этот: «В прошлом году в Орловской области не было построено ни одного фельдшерско-акушерского пункта, в этом начинаем строительство девяти… У нас есть поселения с небольшим количеством жителей, но это не значит, что эти люди не должны получать медицинскую помощь. Мы добились включения в федеральную программу, закупаем десятый передвижной фельдшерско-акушерский пункт…».

И тут же — полное осознание глубины и масштабности проблем, от которых трудно будет быстро избавиться — отсутствие равного доступа «к первичному медицинскому звену», «не хватает врачей общей практики, фельдшеров». Тут же — очереди в регистратуру. Я бы поостерёгся на месте А. Клычкова заявить: «Постепенно очереди в поликлиники и больницы должны исчезнуть, мы этот вопрос решим». А он не поостерёгся. Похоже, Андрей Евгеньевич выбрал для себя путь личной ответственности. Можно посочувствовать, а можно уважать. В этом смысле глава региона симпатичен мне собственным уважительным отношением к людям. Он показывает, что настроен на конструктивное сотрудничество со всеми, но профессионалы в этом списке, я так понял, обладают преимуществом.

Вежливая ухмылка, когда говорят совершенную глупость, главе, впрочем, тоже идёт. Человек имеет право на человеческую реакцию.

Держит удар, не меняя привычного корректного стиля. Может колко ответить — оппоненты ёжатся и переминаются с ноги на ногу. Когда говорит, что «особые экономические зоны создают условия развития и для районов, находящихся в отдалении от них», я верю, что пожелание «масштабно мыслить» кандидатам в губернаторы он на практике распространяет и на себя. И хорошо, когда экономическая масштабность сопрягается с заботой о людях, как бы банально это ни звучало.

«В этом году по всей области запустили программу ремонта и благоустройства дворовых территорий и общественных пространств. 213 дворовых территорий по всей области… Преображаются площади, бульвары, скверы — все это для того, чтобы людям нравилось, где они живут».

Просто и предсказуемо? Да. Но это надо делать. А. Клычков делает, и у меня создалось впечатление, что не на показ.

Во время дискуссии глава региона допустил оговорку, которая при ближайшем рассмотрении оказывается позицией и характеристикой говорившего. Клычков, размышляя об экономике, социальной и кадровой политике, проблемах решённых и тех, что предстоит решить, не возражая и не оппонируя, а как бы подведя итоги, сказал: «У нас с вами одна большая область, о которой мы должны заботиться».

Но Орловская — не большая область, она одна из самых маленьких в России. Большой её мог назвать только человек, который представляет размах накопившихся проблем, но вполне трезво оценивает и возможные перспективы, имеющийся в этой большой-маленькой области потенциал.

Положа руку на сердце… Орловщина с её климатом, географией, населением — это же идеальное место для жизни. ИМЖ — готовая аббревиатура-бренд для тех, кто страдает, что регион есть, а бренда у него нет. Вот вам готовый бренд и даже лозунг в придачу — «Выбираю ИМЖ (Орловскую область) для себя на ПМЖ!» По-моему, нормально, какой-нибудь современный орловский поэт даже обзавидуется. Шутка.

Не вполне серьёзно заканчиваю эти размышления по одной причине. Это не предвыборная аналитика, «Красная строка» не участвует в предвыборной кампании. Это попытка посмотреть на действующего главу региона как на человека, пользуясь его участием в телевизионных дискуссиях, которые по определению далеки от академического формата. Меня интересовал А. Клычков не только как чиновник, но и как «лицо физическое» со всеми его плюсами и минусами. На моё удивление, в прямом эфире временно исполняющий обязанности губернатора Орловской области умело управляет обоими своими потенциалами. Это важно, поскольку, как верно заметил Иосиф Сталин, «кадры решают все».

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»