Красная строка № 20 (415) от 23 июня 2017 года

Путин возвращает губернатора Потомского в Ленобласть

Владимир Путин пообещал разобраться, что может губернатор из Ленобласти Вадим Потомский. Следственный комитет уже заинтересовался жалобой гражданки, с которой он состоит в переписке. Но пока нашего самого известного коммуниста бережёт Бог — вплоть до настоящих чудес.

Редкий чиновник из числа ответственных лиц Ленобласти в полдень, 15 июня, не прильнул к экрану телевизора. В нём национальный лидер общался с народом, для которого он, Владимир Путин, остался последней на­деждой в решении неразрешимых, с точки зрения маленького человека, но мизерных, если смотреть из Кремля, проблем.

Власть на это действие обычно смотрит как на аттракцион «русская рулетка». Слишком свежо воспоминание о моментальном исчезновении бывшего руководителя аппарата губернатора Ленобласти Сергея Козырева. В 2013 году, когда он уже руководил жилищным блоком Санкт-Петербурга, Владимир Путин, тоже благодаря жалобам, узнал о повышении стоимости квитанций. Тогда в сторону Козырева было сказано одно, но последнее предложение: «С ума сошли, что ли?»

В этот раз, как и в предыдущие годы, жителей Ленобласти до прямого разговора с президентом не допустили. Зато информационные стрелки указали на человека, которого трудно отделить от 47 региона. Инвалид из Орловской области, которой руководит бывший депутат Госдумы от Ленобласти Вадим Потомский, пожаловалась президенту на то, что власти не могут обеспечить её жизненно важными лекарственными препаратами в полном объёме.

— Мы проверим и разберёмся, что они могут, а что нет, — пообещал в ответ Владимир Путин.

В этой фразе можно увидеть зачатки раздражения, которое несёт в себе понятные риски. Тем более, что сразу же местный Следственный комитет начал доследственную проверку по этому поводу.

Журналист 47news, воспользовавшись случаем, пошутил над губернатором Потомским, переспросив его, верно ли подозрение, что он уже проходит регистрацию на рейс, улетающий в Европу.

— Да ну, в машине еду, — рассмеялся Вадим Потомский.

Он признал, что с проблемой, о которой поведали президенту, знаком, даже, с гражданкой, страдающей почечной недостаточностью, давно знаком и переписывается по несколько раз в неделю. Правда, изменить ситуацию сам не может, потому что из федерального бюджета на процедуру гемодиализа выделяется по 807 рублей, а нужно как минимум в два раза больше.

Раз уж сложился диалог, корреспондент не смог себе позволить не расспросить некогда самого главного коммуниста Ленобласти по поводу его самого известного высказывания последнего времени. Буквально две недели назад он заявил, что «Бог — не фраер». К такому выводу он пришёл, комментируя расследование местных журналистов из «Орловских новостей», выяснивших, что епископу Нектарию подарили внедорожник Toyota Land Cruiser V8.

— С каких это пор коммунис­ты защищают священников? — спросил журналист.

— Вообще-то я верующий. Это у меня семейное, я верил ещё до того, как вступил в коммунистическую партию, — ошарашил губернатор.

Дальше было деловое предложение: «Хочешь, о трёх чудесах в своей жизни расскажу?»

В жизни каждого журналиста наступает момент, когда он не может отказаться. Оставалось только слушать. Губернаторствует Вадим Владимирович меньше трёх лет, и когда только заступил на пост, познакомился с местным священником, который «ненавидит коммунистов». Потомский человек общительный, так что шансов у батюшки не было.

— Я ему рассказал, что дочка у меня в Петербурге с женой, и заболела. На ноге, представляете, опухоль. Мы подумали сами знаете что уже, и даже в больницу обратились, и должны были провести операцию, после которой стало бы понятно, насколько велика угроза. Отец Илий (по всей видимости, схиархимандрит Илий. — Прим. ред.) выслушал, сказал, что помолится за ребёнка, но запретил делать операцию. Я передал всё это супруге, которой тоже надо было читать определённую молитву. Мы сделали всё, как он советовал, и уже скоро от опухоли не осталось и следа. Врачи были в шоке.

— Может, вы просто себе накрутили?

— Я же не идиот, знаю, что говорю. Вторая история. У сына была высокая температура, он уже жил со мной в Орле. Вызвали докторов, они делали уколы, капельницы, а температура не спадала. Представляете, я губернатор, врачи у меня дома, а помочь не могут. Позвонил священнику, он пообещал, что попросит монахов на Афоне провести молитву. И буквально на глазах всё прошло, температура спала.

— Это уже действительно похоже на волшебство.

— Так вот, третий случай. Был я сам на Афоне. Нас повели на утреннюю молитву, всего в помещении было девять человек. Во время определённого текста надо было становиться на колени. Закончилось, все встали, а один священник остался. И тут мы увидели, что икона мироточит. Эту миру собрали и провели по лбу каждого из присутствующих. Вот такое чудо я видел лично. Так что нет ничего удивительного в том, что представителям церкви некоторые прихожане могут делать подарки. Так что если кто-то будет позволять себе порочить достоинство духовных лиц, я буду защищать и впредь.

— От вас постоянно столько шума. Может, вернётесь в Ленобласть?

— У вас там Александр Дрозденко есть. Он вон какой ве­сёлый!

— Но он один такой.

— Если из Орловской области выгонят, конечно, вернусь в Ленинградскую.

А журналисту подумалось, что раз в жизни губернатора Потомского столько чудес, и от гнева Путина сверху уберегут.

Юлия Гильмшина.
Интернет-издание «47news.ru».
15 июня 2017 года.

самые читаемые за месяц