Красная строка № 31 (382) от 16 сентября 2016 года

Раз, раз, ещё раз…

Прошло достаточно много времени с тех пор, как группа орловских архитекторов во главе с председателем областного отделения этого творческого Союза Г. В. Павленко направила областным и городским властям открытое письмо, в котором подвела итоги деятельности «новой губернаторской команды» на градостроительном поприще, придя к выводу, что итоги эти плачевны.

Задавшись вопросом, почему это оказалось возможным, авторы письма упрекнули власть в игнорировании профессионального сообщества.

Письмо наделало много шума, поскольку одно дело — обвинять в «раскачивании лодки» разных нездоровых маргиналов и совсем другое, когда компетентные люди с фактами в руках, иллюстративно доказывают, что сиятельные чиновники, считающие себя кормчими, — обыкновенные профаны. Или, что еще хуже, — публика, сознательно плюющая на законы, эстетику и здравый смысл, то есть господа, ведущие себя антиобщественно.

С подписантами тут же начали «работать». Сначала с ними побеседовал гений архитектуры В. Вермишян, а затем, придя в ужас от плодов беседы, — первый заместитель губернатора А. Бударин, который, в силу политической опытности, сумел вдохнуть в орловских архитекторов надежду на то, что власть вменяема и готова к конструктивному сотрудничеству.

Однако шло время, уводя с собой в неведомую даль и на­дежды. В этот критический момент с группой решительно настроенных архитекторов захотел поговорить мэр города Орла В. Новиков. На встречу пришли десять человек из числа подписантов. Принимающая сторона была представлена мэром, куратором городской архитектуры А. Минкиным и двумя «референтами». Стол в кабинете В. Новикова накрыт не был, из чего следовал вывод, что беседа ожидалась напряженной.

Мэр попытался было взять быка за рога, придав разговору «правильное» направление и заявив, что не всё в жизни так плохо, как об этом пишут в своем письме его гости, однако один из них — архитектор В. Фомин — убрал с бычьих рогов руки мэра и произнес такую яркую речь, что она двумя часами позже уже цитировалась горожанами, на встречу не приглашенными.

По сути, В. Фомин повторил все претензии, которые двумя месяцами раньше вместе с коллегами предъявил орловским властям в открытом письме. Из этого следовал вывод, что в отношениях «кормчих» и профессионально подготовленных, но отстраненных от процедуры принятия решений орловских специалистов ровным счетом ничего не поменялось.

Из чего следовал еще один вывод — состоявшиеся встречи, организованные властью, не преследовали иной цели, помимо выпускания в свисток накопившегося общественного негодования.
Однако про начавшуюся встречу с мэром того же сказать еще было нельзя, поскольку итоги разговора были неочевидны. Именно поэтому, лелея надежду, архитекторы напомнили про существование болевых точек, продолжающих саднить.

Например, рассказали о том, как в цивилизованном обществе принято ставить памятники и — может показаться невероятным — еще недавно ставили их в Орле. Сначала, объясняли мэру, рассматривают саму идею. Спорят, обсуждают. Затем выбирают место. Затем наступает время эскизов. Ищут деньги. И только после всех этих этапов устанавливают памятник.

Например, скульптор Орехов до того, как получить государственную премию за свой действительно выдающийся памятник Лескову, привез в Орел его макет, выполненный из фанеры «в масштабе», то есть в натуральную величину. В том числе и поэтому памятник Лескову получился, а «гениальные» творения команды Потомского, растущие, как грибы после дождя, — нет.

Установка памятников — убеждали градоначальника гости — это праздник. Не надо делать из праздника войну.

Вспомнили Ленинскую. По мнению архитекторов, она погублена окончательно. Я не согласен. Если убрать гробницы с цветами, её ещё можно реанимировать.

Мэр заметил по поводу Ленинской, что закон не был нарушен. Гости встревожились. Если по такой же схеме «ниже по течению» возникнет проанонсированная «главным архитектором области» В. Вермишяном фантасмагорическая «Галерея», на ул. Ленина и последнем участке городской земли, не потерявшем родства с Орлом, можно будет ставить крест. Это серьезная тема. Это тот случай, когда безликая власть и услужливая номенклатурная «общественность» своими делами и своим бездействием могут спровоцировать гражданское неповиновение. Терпение когда-нибудь да заканчивается.

Тема соблюдения законов заставила вспомнить Белгород и перейти к вопросам градостроительной политики, не сводящейся только к установке памятников.

Здесь всё как было — застройщики всеми правдами и неправдами урывают куски земли и выжимают из них максимум дохода, ровным счетом ничего не вкладывая в развитие социальной инфраструктуры. Так в Орле. Почему в Белгороде город развивается комплексно? Мэру на это нечего было ответить, земельные вопросы — давно в компетенции областной власти. Прикажете В. Новикову прийти в кабинет к Потомскому и стукнуть кулаком по столу? Смешно.

Рассказывали мэру про алгоритмы: прежде чем что-то построить в городе, это следует обсудить на художественном совете, затем на градостроительном, затем свое слово говорит настоящая, а не подставная общественность.

Почему в Орле не действует градостроительный совет? Почему отсутствует художественный? Мэр кивал — действительно, беспорядок, надо создать. И даже выразил готовность все это возглавить.

Вот и вся повестка. Поговорили и разошлись. Зачем собирались, зачем звали? У орловских архитекторов нет задачи поплакаться кому-то в жилетку, найти свободные чиновничьи уши, чтобы выговориться. Всё, о чем они говорили, о чем писали, — хорошо известно, отражено в законах и реализуется там, где власть хочет работать на благо людей. Если в этом простом деле — соблюдении алгоритмов, обу­словленных градостроительными правилами и простым здравым смыслом, возникают проблемы, значит у власти другие приоритеты.

И никто не убедит меня, что орловскому бардаку есть другое объяснение. Орловские архитекторы хотят, чтобы их компетентное мнение было встроено в схему принятия решений. Они не понимают, чудаки, что этим рушат налаженную систему извлечения прибыли и властного самопиара. Кто же им позволит совершить революцию?

Архитекторы своим письмом создали проблему. Власть не знает, как её решить. Лекторий на тему:«Я — гений, вы все — дураки» — не убедил. Просьба: «Не шумите» — растрогала, но требует продолжения. В. Новиков завершил встречу тем, что предложил собраться еще раз.

И ещё раз, и ещё… Глядишь — уставшие архитекторы и отстанут. Ничем хорошим, господа, это не кончится. Помяните мое слово. Архитектура — это ведь такое дело, в карман как взятку, не спрячешь.

Будет много недовольных.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц