Красная строка № 34 (340) от 18 сентября 2015 года

Разгром КПРФ в Орле

DSCF6905

15 сентября в обкоме КПРФ прошла пресс-конференция, посвященная итогам выборов в Орловский горсовет. Выступали и отвечали на вопросы лидер областных коммунистов В. Н. Иконников, руководитель горкома КПРФ М. А. Навлев и мэр г. Орла, тоже член фракции КПРФ, С. А. Ступин.

Отчет с комментарием.

В. Н. Иконников:
— Итоги вы знаете, компартия получила по спискам 27 процентов и на одном одномандатном округе выиграла. В итоге мы имеем 4 депутатских мандата. Основные черты сегодняшних выборов — использование административного ресурса в пользу правящей партии «Единая Россия». Мы вам показывали схему использования административного ресурса. (В. Иконников поднял и долгое время держал перед собой листок, в верхней части которого находился прямоугольник, изображающий штаб «Единой России», а от него вниз вели многочисленные стрелочки к тем, кем штаб руководил. Руководимые, впрочем, как и руководители — сплошь чиновники высокого ранга).

Можно сказать, что эта схема сработала, и город получил результат, который был запрограммирован. На этот результат работала «Единая Россия». Более того скажу, ночью, в два часа, когда мы получили протоколы с избирательных участков, КПРФ вообще не имела ни одного мандата по одномандатным округам. Это вообще нонсенс. Предварительные замеры показывали, что «Единая Россия» и компартия идут приблизительно с одинаковым процентом. А за неделю до выборов мы опережали «Единую Россию» — 39 процентов против 31.

В день голосования все перевернулось, как по велению волшебной палочки. Волшебная палочка перед вами. Еще раз обращаю ваше внимание, что в этой схеме задействованы члены правительства Орловской области и администрация города Орла. Члены правительства являются высокопоставленными руководителями регионального отделения партии «Единая Россия».

Другая особенность выборов — подкуп избирателей. Это и скандально нашумевший 22-й округ с кандидатом, теперь уже депутатом, Верижниковым, и другие примеры. Произошедшее противоречит духу и букве закона, гласящему, что подкуп избирателей запрещен. Более ухищренно работала «Единая Россия», но попадалась и она.

Следующая особенность заключается в том, что административным ресурсом людей вытаскивали на досрочное голосование. Сначала нам непонятно было, для чего, хотя были предупреждения, что в штабе «Единой России» прорабатывался вопрос вскрытия конвертов для замены бюллетеней проголосовавших досрочно. Сначала мы в это не поверили, потому что это явное нарушение закона, карающееся большим уголовным сроком. Тем не менее, 13 сентября на многих избирательных участках наблюдатели зафиксировали вскрытые конверты — печати и подписи на них были сдвинуты. Это означает, что конверты были вскрыты, а затем некачественно заклеены. Я думаю, что обнаружена была только часть вскрытых конвертов.
Вместе с «Голосом» мы добились параллельного пересчета голосов, отданных на досрочном голосовании. И выяснилось, что голосовали поголовно за «Единую Россию» и ее кандидатов. Можно с уверенностью говорить, что здесь использовался административный ресурс в полном объеме.

Нашего наблюдателя А. Рослова, депутата городского Совета, спокойно сидевшего на избирательном участке в 33-й школе, после того, как он сфотографировал конверты со смещенными печатями, с избирательного участка удалили. Это вообще абсурд! Комиссия приняла решение за десять секунд.

(Далее В. Иконников перешел к другому аспекту проблемы).
Давайте посмотрим на результат выборов с другой стороны. Социально-экономическая ситуация не улучшается, жизненный уровень падает, безработица увеличивается. Вертикаль власти — начиная от федерального правительства и Госдумы, и заканчивая властью на местах, — полностью в руках «Единой России». На этом фоне логика любого человека должна быть протестной. А когда нам объявляют результаты голосования, мы видим совсем другую логику. Нам говорят, что население довольно тем, что происходит в стране.

Но обратите внимание на низкую явку. Две трети населения г. Орла попросту проигнорировали выборы. По какой причине люди не идут на избирательные участки? Они либо не поддерживают власть, либо разуверились в том, что перемены возможны. Я уверен, что люди разочаровываются в самом избирательном процессе. А разочарование приходит, если результаты проламываются, когда идет непрерывное давление сверху. Это серьезный звонок всей избирательной системе.

(В. Иконников перешел к рассказу о технологиях и в качестве примера недобросовестной борьбы конкурентов поделился собственными впечатлениями от встреч с избирателями, где пытался донести до собравшихся инициативы фракции КПРФ в Госдуме).
Я не агитировал, а просто рассказывал о нашем законопроекте, предусматривающем снижение платы за капитальный ремонт. Приходило человек 15 послушать и столько же — помешать. Последние не давали слова сказать. Так было в Северном районе. В Заводском курсировала целая бригада, ездила за нами и срывала встречи. В результате, наши кандидаты были вынуждены отказаться от предварительного информирования избирателей. Просто ходили по дворам и говорили с теми, кто там в данный момент находился.

(Вывод первый секретарь обкома КПРФ сделал такой):
Компартия не признает выборы. Мы считаем, что они прошли не демократично, с использованием административного ресурса. Мы будем требовать отставки главных руководителей этого административного ресурса. В первую очередь — В. Соколова, руководителя аппарата губернатора. Считаю, что победа, которую одержала «Единая Россия» — это пиррова победа.

(Затем слово было передано С. Ступину, мэру г. Орла (пока еще мэру).
— Данная выборная кампания была одной из самых напряженных после выборов мэра города в феврале 2010 года. Это признают не только участники выборного процесса (я имею в виду кандидатов), но и члены избирательных комиссий. По их словам, давно, с 2010 года, на них так не давили. Но тогда, говорят, хоть деньги платили. В этот раз давят и даже деньги не предлагают.

Что нас настораживало изначально, так это высокая явка на досрочное голосование. Если на выборах губернатора досрочно проголосовало 7 тыс. человек по всей области, то на выборах в горсовет — 11 300!
Раньше нас спрашивали, а откуда мы знаем, сколько человек проголосовало досрочно? Теперь все бюллетени проштампованы, их можно отличить. Расскажу, что произошло на моем округе. Досрочно проголосовали 515 избирателей. На участке № 135 (школа № 50) досрочно проголосовало 162 человека. За В. Негина — 154, за С. Ступина — 1. За «Единую Россию» — 148, за КПРФ — 4. На участке № 113 досрочно проголосовало 84 человека. За Негина — 76, за Ступина — 6. Хочу сказать, что на этом участке я выиграл. По партиям: за «Единую Россию» — 74, за КПРФ — 8. В результате, КПРФ на этом округе победила, набрав 1566 голосов, а «Единая Россия» — 1413. Сравните с досрочным голосованием!

Другие примеры. Избирательный округ № 22. 597 досрочно проголосовавших. За Верижникова — 462, за Петину — 53, за Морозова — 19. Но самое интересное — итоги по партиям. За «Единую Россию» — 503! Когда руководитель орловских единороссов Л. С. Музалевский говорит, что он будет разбираться, то с чем он будет разбираться?

Участок в школе № 7. Е. Прокопов (КПРФ) там — действующий депутат. Досрочно проголосовало 103 человека. 97 — за Студенникова, 0 — за Прокопова! После подсчета всех голосов Прокопов проигрывает всего 83 голоса. Картина на досрочном голосовании и в день голосования разительно отличается! Если исключить досрочное голосование, «Единая Россия» набирает 31 процент, а КПРФ — 32. Тогда и картина в горсовете была бы совершенно другая.

(Затем С. Ступин тоже перешел к технологиям).
Вы помните, как снимали с выборов кандидатов-самовыдвиженцев. Не помню фамилию женщины, которая приводила в суд людей, подписывавшихся за нее, и эти люди в суде это подтверждали.
(С. Ступину подсказали из зала, что женщину зовут Аллой Борисовой). Да. Но ее все равно отказались регистрировать. Зато к двойникам кандидатов от КПРФ — Ступину Николаю, однофамильцу Гришина, однофамильцу Морозова — у избиркомов нет никаких претензий. Попробовали бы мы зарегистрировать какого-нибудь Александра Негина, например! Думаю, нам бы не удалось это сделать. Я тоже хочу сказать, что победа «Единой России» — это пиррова победа.

(С. Ступин пошел дальше выборов и рискнул заглянуть в будущее, не без ехидства сделав несколько политических прогнозов).
Первым решением городского Совета, не сомневаюсь, будет передача здания Железнодорожной администрации суду. И мне очень интересно будет понаблюдать за работниками соцзащиты Железнодорожного района, которые агитировали за «Единую Россию». Им придется куда-то переезжать, и я не знаю, куда они будут переезжать. Те же самые сотрудники администрации Железнодорожного района, которые агитировали за «Единую Россию», по-видимому, переедут в бывшее банно-прачечное хозяйство.

Не сомневаюсь, что следующим нормативно-правовым актом горсовета будут утверждены новые правила землепользования и застройки, потому что для них это очень актуально, как говорит Леонид Музалевский. Уже сейчас пошел разговор о концессии или приватизации «Водоканала». Обсуждают потихонечку. И все люди, с которых брали по 300, по 500 рублей, заплатят в сто раз больше после того, как повысятся тарифы.
Я как лидер нашего партийного списка не признаю эти выборы, и мы будем на пленуме обсуждать будущее наших депутатских мандатов.

(Далее слово передали М. Навлеву. Главный городской коммунист был краток и во многом повторил уж сказанное до него, однако расставил несколько акцентов, в уже процитированных выступлениях не звучавших, и полунамеком дал знать, что мы на пороге интересных партийных событий).
— Всего тридцать процентов пришло на выборы. Это говорит о чем? О недоверии народа к власти не только в Орле, но в целом в Орловской области.

(М. Навлев рассказал о своих впечатлениях от применения конкурентами недобросовестных технологий, после чего сделал очень любопытный вывод-наблюдение):
Я участвую в восьми избирательных кампаниях, но впервые сталкиваюсь с такой атакой на коммунистов. Атакой беспредельной наглости!

(Перешли к вопросам).
Д. Краюхин, обращаясь к председательствующему В. Иконникову и возвращаясь к теме административного ресурса:
— Как объяснить, что почти все указанные в вашей схеме чиновники, я имею в виду заместителей, членов правительства, начальников отделов и т. д., назначены губернатором-коммунистом? Второй вопрос. Вчера я как член муниципальной избирательной комиссии на заседании внес предложение отложить подписание протоколов именно по тем причинам, о которых вы говорили. Первым и един­ственным, кто выступил против, был член Муниципальной избирательной комиссии, назначенный туда компартией. Он от имени компартии признал итоги выборов. Кроме того, вчера Геннадий Андреевич Зюганов отозвался о выборах, сказав, что недоволен ими там-то и там-то. Орел в число регионов, выборами в которых Г. А. Зюганов недоволен, включен не был. Третий вопрос… («Четвертый!» — подсказал кто-то из зала). Ночью на 20-м округе были тайком переписаны протоколы в пользу кандидата от КПРФ. Вы говорили, что у КПРФ было 0 одномандатников-победителей. А стал один. Вот копия первоначального протокола, а вот распечатка с сайта избиркома. (Д. Краюхин показал). Кандидату-коммунисту приписали двадцать голосов, отобранных у единоросса. Как вы можете все это объяснить?

Е. Годлевская:
— Можно я расширю вопрос, чтобы получить комментарий, поскольку тема та же. В школе № 21, когда были вскрыты бюллетени досрочного голосования, оказалось, что голоса отдавались за вашего кандидата Левковского и «Единую Россию».

В. Иконников:
— Первое. О чиновниках, назначенных губернатором. Дело не в том, кто кого назначил, хотя здесь логика есть, а в том, как эти чиновники работали и были задействованы в системе административного ресурса. Я уже называл вам центральную фамилию — Соколов. И мы ставили перед Потомским вопрос, что этого человека нужно увольнять. Мы обращали внимание Потомского на административный ресурс и просили его, чтобы он принял меры для нейтрализации этого ресурса, поскольку кандидаты ставятся в неравные условия. Такие требования мы предъявляли. К сожалению, нужно констатировать, что губернатор не смог справиться с административным ресурсом, не смог его нейтрализовать. Это первое.

Второе. Член избирательной комиссии высказывал свое мнение, ни в коей мере не скоординировав его с выборным штабом КПРФ. Позиция партии была выработана вчера на бюро областного комитета партии. Мы не признаем результаты выборов.

По 20-му округу. Я вам уже говорил, что к двум часам ночи у нас были результаты — по одномандатным округам ноль мандатов. Чему мы очень радовались, поскольку все понимали, что, задействовав административный ресурс, ребята переборщили, мягко говоря, и по головке их за это не погладят. По всей видимости, когда они поняли, что натворили… Я не знаю, я предполагаю, то, скорее всего, дали команду правильно посчитать. В итоге появился второй протокол, его ввели в ГАС «Выборы» и утром Е. Быстрову объявили, что он все-таки выиграл.

В школе № 21. При вскрытии конвертов предварительного голосования обнаружилось, что были голоса за Левковского… (Дружный хор: «Все голоса!»). Хорошо, все голоса за Левковского. Поймите, мы реально не имеем рычагов административного ресурса. Я тут вижу одно: это была попытка втянуть компартию в административный ресурс, чтобы мы не смогли потом отмазаться. Там ведь досрочное голосование по одномандатникам было за Левковского, но по спискам — за «Единую Россию».

(Невнятный вопрос о безобразиях и пассивной реакции на них КПРФ. Отвечал В. Иконников, объяснявший, что была не пассивность, а столкновение с непробиваемой административной стеной).

— Смотрите. Идет скупка голосов на округе А. Верижникова. Приезжаем в школу № 19. Первый день досрочного голосования. Люди голосуют, отмечаются и — в «Оптовичок»…
Я лично как депутат Госдумы звонил прокурору области и начальнику УВД, рассказывал про такие-то и такие-то факты, просил оперативно принять меры. Первый день, второй… Пока не начали скандалить с прокуратурой и УВД, меры не предпринимались. Только после звонков начали высылать группы и документировать происходящее. Надокументировали много. Но скупку голосов не остановили. Правоохранительная система оказалась бессильной. Что теперь будет делать Следственный комитет, куда всю эту документацию отдали? Закон запрещает скупку голосов, но кандидат, который этим занимался, избран депутатом. Слушайте, мы куда катимся? Нужно либо выборы отменять, либо закон ужесточать так, чтобы…

(Д. Краюхин в качестве реп­лики):
— Представитель от КПРФ в Муниципальной избирательной комиссии спросил вчера, а чем можно доказать, что это была скупка голосов, и заявил, что закон не запрещает заключать договора, подобные тем, что заключал с избирателями А. Верижников.

В. Иконников:
— Что тут сказать? Это частное мнение…

Г. Саркисян В. Иконникову:
— Я бы не стал преувеличивать значение фальсификации в поражении КПРФ, поскольку за коммунистов проголосовало меньше 10 процентов от всего чис­ла избирателей. Это, очевидно, результат работы самой КПРФ. Собирается ли КПРФ менять свою политику хотя бы в отдельно взятом регионе, но без озвучивания дежурных лозунгов? Второй вопрос. Помнится, Геннадий Андреевич Зюганов заявлял, что не признает результаты президентских выборов, однако признал и конструктивно сотрудничает с В. В. Путиным. Не случится ли что-то подобное и с вами? И прошлый состав фракции КПРФ в горсовете тоже конструктивно сотрудничал с «Единой Россией». Причем так конструктивно, что руководство фракции не отказалось от своих привилегий.

В. Иконников:
— Что касается позиции КПРФ. Мы находимся в оппозиции к существующему, как угодно его называйте, режиму, и эту позицию не собираемся менять. У нас есть недостатки, мы должны перестроиться, но принципиально в нашей позиции меняться ничего не будет. Вы прекрасно понимаете, что правила игры сегодня устанавливаются федеральным центром. Там формируются концепция развития, законодательная база. На местах — лишь статисты, которые констатируют результат программирования, осуществляемого в Москве. Это первое. В отношении сотрудничества с «Единой Россией». Мы готовы сотрудничать с любой партией, если консолидация по какому-то вопросу идет на благо города. Но принципиальных позиций мы не сдаем. Результаты выборов будут обсуждены на пленуме КПРФ в субботу.

Г. Саркисян:
— Так вы признаете результаты выборов? Отказываетесь от мандатов или нет?

В. Иконников:
— Я сказал, что решение — отказываться или не отказываться от мандатов — будет принято пленумом в субботу. Вариант — отказаться от мандатов и не участвовать в работе горсовета — мы рассматриваем. С другой стороны, как такое решение будет принято людьми, которые за нас голосовали? Много вопросов. В субботу будем определяться.

С. Заруднев:
— Вы обсудили результаты выборов с губернатором?

В. Иконников:
— Нет, с губернатором результаты мы не обсуждали. Телефонные разговоры шли в течение всей выборной кампании. На пленум городского комитета пригласили его. Я думаю, он там будет, там будем разговаривать.

(Продолжение вопроса, адресованного ко всем трем представителям КПРФ):
— От вашей пресс-конференции остается ощущение какой-то беспомощности. Создается впечатление, будто вы какие-то студенты, которые впервые участвуют в выборах. У каждого из вас — большой политический опыт. И при этом КПРФ абсолютно бессильна. Простите за прямоту, но какой смысл был голосовать за партию, которая ничего не может изменить и ничему не может противостоять? Уровень жизни падает, безработица растет, это правильно. Это рождает протест. Но беды эти происходят в области, которую возглавляет губернатор-коммунист, и в городе, где мэр — член фракции КПРФ. Так, может быть, голосование и было протестным?

(В. Иконников, по-видимому, отвечая на часть вопроса о невозможности противостоять административному ресурсу, невозможности что-то изменить):
— В народе говорят, что против лома нет приема, если нет другого лома. Это не наш формат.

С. Заруднев:
— Тогда ваши предложения?

М. Навлев:
— Я неспроста сказал, мягко сказал, что нет доверия и к областной власти. То есть разборки будут.

* * *
Эту фразу вместе со словами того же М. Навлева о том, что никогда прежде этот человек с большим партийным и политическим стажем не встречал такую атаку на коммунистов, как на нынешних выборах, я и имел в виду, упомянув некоторые, прежде опущенные в выступлениях, интригующие акценты.

Но обещанные разборки в будущем. А пока подведем итоги этого дня. КПРФ на выборах в Орловский горсовет потерпела сокрушительное поражение. 4 депутата — это не величина, это цифра, которую можно игнорировать. КПРФ фактически силой в городе больше не является, если говорить о сфере приложения «силы» — горсовете. На каких-то других, менее формальных площадках, компартия себя не проявила.
«Единую Россию» можно обвинять в каких угодно происках и запрещенных приемах, в использовании административного ресурса, но это не отменяет очевидного факта: она победила. А победителя, по российской, да и не только российской, традиции, не судят. На войне (политика — ее бескровный заменитель), как и в любви, гласит народная мудрость, навеянная опытом, все средства хороши. Возможно, что это неправильно, но это так. Взялись воевать — готовьтесь к любым неожиданностям. Сетовать, что противник хитер и не придерживается правил, смешно. Девушки таких не любят. Избиратели, как показали выборы 13 сентября, тоже.

Я навлек на себя бурю критики в нашей ополовиненной редакции (редактор залечивает в больнице шрам от аппендицита), но еще раз повторю то, что сказал в узком кругу, хулиганя. Мне понравилось, как вел себя на выборах А. Верижников. Этот человек не стал встраиваться ни в одну из партий, а просто пошел и взял то, что хотел. И люди, что примечательно, пошли ему навстречу. Почему? Почему они продавали свои голоса? Во-первых, докажите. Во-вторых, а что этим людям дали вы?

Пуф-пуф-пуф… Сразу и не ответишь, правда? Реальность заключается в том, что подавляющее большинство взрослого населения г. Орла уже никак не связывает ни свое будущее, ни свое настоящее с горсоветом и выборами в него. Впрочем, не только в него. И, возможно, они правы.

Нужна управляемость? Она обеспечивается. Можете лучше, честнее, законнее? Докажите. Пока — ничего, кроме жалоб и дозированного возмущения. Партии так не воюют. Так вообще не воюют — никто, нигде и никогда. А, может, задача «воевать» и не ставилась и возникла в последний момент, почти спонтанно? По всей видимости, так и было. Сейчас, сейчас поговорим о губернаторе, которого коммунисты так старательно, до самоотречения, до потери чувства самосохранения, пока о них всенародно и прилюдно не вытерли на выборах ноги, выводили из-под любого, даже самого незначительного, удара. Сейчас дойдем и до него, а пока закончим с А. Верижниковым.

Каков, а? Все недовольны, а он взял и победил. Идите, остановите его! Не смогли? Тогда нечего размазывать сопли. Завтра таких как кандидат, а теперь уже депутат, А. Верижников, будет пара десятков, и все ваши партийные расклады, договоренности и ссоры вообще станут неактуальны, на них перестанут обращать внимание.

КПРФ в Орле теперь не нужна даже в качестве свистка для выпускания пара. Давайте говорить откровенно, чего уж тут с четырьмя одинокими маргиналами в горсовете изображать из себя обиженную политическую силу. КПРФ больше не сила, с ней теперь не нужно ни воевать, ни договариваться, поскольку отпала необходимость это делать.

«Единая Россия» в контексте происшедшего даже симпатичнее. По крайней мере, орловские едроссы последовательны. Сказано — «партия власти», сделано. Сказано — лечь под губернатора-коммуниста — легли. Ругались, шептались по углам, но ложились. Все! Сказано — обеспечить нужный результат, обеспечили. Молодцы. Кому-то неприятно, кто-то даже корчится от отвращения, поскольку брезглив. И он будет прав. Но вам ответят, что так работает система. Предложите что-нибудь лучше. Побеждайте!

КПРФ сама вырыла себе глубокую яму, в которую, почему-то с недоумением, а не с самокритичным вздохом, и опустилась.

А. Левковский, за которого досрочно парадоксальным образом голосовали так же активно, как за «Единую Россию», в родной ему КПРФ получил предупреждение за фракционную деятельность, за попытку создания параллельных структур управления, иначе говоря, за попытку внутрипартийного переворота. И этот же кадр от той же КПРФ выдвигается на выборы! Чего удивляться, что «Единой России», судя по результатам досрочного голосования, он вполне подошел? Винить в этом вездесущий административный ресурс? А может, лучше по голове себе постучать?

«Красный мэр» С. Ступин, явно не испытывая нравственных страданий, окружил себя четырьмя (рекорд ЦФО!), заместителями (большей частью молчащими), отбивая при этом все атаки беспокойных однопартийцев, членов КПРФ А. Рослова и В. Симонова, которые несколько раз на сессиях горсовета говорили о том, что на содержание четырех «сироток», появившихся в результате межфракционных договоренностей, уходит больше бюджетных средств, чем на несколько отделов городской администрации. И чего в этом согласованном проедании городской казны было коммунистического? Чего удивляться результатам выборов? Люди ведь все видят, город небольшой.

Но главный могильщик орловских коммунистов — это их незабвенный и дорогой товарищ Вадим Владимирович Потомский, которого они сами (не надо все валить на тов. Зюганова и В. В. Путина) в Орел привели, гладили, хвалили и пестовали, а теперь, оказавшись никому не нужными, намеками, едва ли не иносказательно, обещают подвергнуть суровой партийной критике. Поздно, товарищи. Дело сделано.
Вам в уши кричали, что коммунистического в Вадиме Владимировиче только название, к которому нужно относиться с большой долей скепсиса и даже юмора. Вы отвечали, что выше подозрений и личного мнения — партийная дисциплина. Гордо так говорили, даже будто любуясь собой. Так, может быть, не только в Вадиме Владимировиче дело, а? Когда стадо баранов ведут на убой, это называется не партийной дисциплиной. Это что-то другое.

А вы обижались на это сравнение и кричали одобрямс непонятно откуда свалившемуся на Орловщину новому губернатору, во всеуслышание заявившему, что его миссия заключается в том, чтобы доказать прежде немыслимое и даже где-то противоестественное. А именно, что понятия «коммунист» и «успешный человек» (в современном понимании этого слова) реально совместить. Сам Вадим Владимирович, например, совместил. Этого ли ждали от губернатора-коммуниста?

В итоге имеем то, что имеем. Это ведь даже не парадокс, это почти хохма, нечто запредельно-юмористическое: в области, где губернатор — член ЦК КПРФ и в городе, где мэр — член фракции «КПРФ», коммунисты жалуются на работающий против коммунистов административный ресурс! Это, прошу прощения, либо шизофрения, либо очень жесткий сюр, в котором нормальное не существует по определению. О каких политических перспективах можно говорить, если партия, формально обладающая в регионе всей полнотой власти, жалуется, что не может управлять?

А теперь разберемся в том, почему эта партия не может управлять.

Помнится, Ю. В. Лебедкин, редактор «Красной строки», был одним из двух делегатов областной конференции КПРФ, проголосовавших против выдвижения В. В. Потомского кандидатом в губернаторы. И единственным, кто эту позицию не скрывал. Более того, регулярно «вонзал нож в спину партии», доказывая, что тов. В. В. Потомский — так себе господин, никакой не товарищ.

Человек, который обвинял Ю. Лебедкина в регулярном «вонзании ножа» в беззащитную спину КПРФ, уже извинился перед ним. Вот так — пришел в редакцию и извинился. Скоро, чую, выстроится очередь из стремящихся доказать, что именно они были тем вторым, кто на партийной конференции голосовал против тов. В. В. Потомского.

Не было бы только поздно. Город вы уже потеряли.

Я не член КПРФ, вообще ни в каких партиях не состою. Ю. Лебедкин, который убежденный православный коммунист (в смысле — ищет, чудак, справедливости и никогда не согласится, что деньги — это и есть бог, знает, что есть Бог настоящий), в больнице, как я уже сказал. С редактор­ством своим не помешает моей… политкорректности. Так что рассуждать мне о партийных делах легко, это не мои дела.

А город мой. То есть наш. И губернатор, страшно сказать, мой. То есть ваш. Если это система управления такая, то ладно. Только гнилая это какая-то система, Верижников наглядно доказал.

Будем ждать развития событий. «Единая Россия» уже заступилась за В. В. Потомского. Дескать, не он виноват в провале КПРФ. Как говорил Карл Маркс, лед тронулся. Врачи, правда, в подобных случаях, выбирают менее изящные выражения и заявляют прямо: «Гнойник вскрылся». Может, и к лучшему. Цирк — он, когда каждый день, надоедает. В конце концов хочется, чтобы люди, даже если они клоуны, сбросили маски.
А то пристанет — не отдерешь.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц