Красная строка № 22 (458) от 24 августа 2018 года

Разные курсы — разные итоги

Россия и Беларусь — союзные государства, одновременно пострадавшие от распада СССР. Но пострадали они неодинаково, поскольку за Россией сохранились богатейшие запасы — нефти, газа, угля, железной и медной руды, золота, платины и алмазов, рыбных промыслов, имеется много незамерзающих портов, тучных чернозёмов и Северо-Кавказских здравниц. Что же касается Белоруссии, то её отличает обилие болот, пресной воды и сырья для производства калийных удобрений. Правда, она имеет важное социальное преимущество — здесь правительство не ориентируется на требования МВФ и эгоистические интересы местной элиты.

Соответственно, если в России развитием народного хозяйства руководит «свободный» рынок, то в Белоруссии — жесткое государственное регулирование использования небогатых природных, трудовых, материальных и финансовых ресурсов.

О последствиях этого различия в способах и эффективности управления сообщают последние официальные данные Госкомстата РФ и Национального статистического комитета Беларуси — по итогам первого полугодия 2018 года (таблица 1).

Поскольку обобщающим показателем уровня эффективности руководства развитием народного хозяйства обычно признаётся динамика производства валового внутреннего продукта (ВВП), прежде всего, обратим внимание, что за 6 месяцев нынешнего года темп роста ВВП в РФ оказался почти в 3 раза ниже, чем в хуже обеспеченной ресурсами Белоруссии.

Столь мизерный рост ВВП в текущем году даёт основание либеральному блоку правительства России прогнозировать увеличение темпов роста ВВП в 2019–2020 гг. всего до 2,3—2,5 процента. Но что это означает?

Практически это означает, что правительство, как то уже было в 2013—2017 гг., вновь молчаливо отказывается от выполнения очередного майского Указа Президента РФ в части обеспечения геополитически значимого требования — обеспечить прорывное ускорение роста ВВП (в 1,5 раза за 6 лет). Чтобы на этой основе остановить начавшееся с 2008 года быстрое снижение доли России в мировом воспроизводстве, а потому и рост доли населения, живущего за чертой бедности.

Обратим внимание, насколько в таблице 1 коррелируют между собой показатели, характеризующие зависимость темпов роста ВВП от темпов роста инвестиций, а рост реальных доходов — от роста ВВП.
Но почему в бедной ресурсами Белоруссии инвестиции за 6 месяцев нынешнего года росли в 3,4 раза быстрее, чем в России, богатой пригодным для экспорта сырьём?

По официальным данным соответствующих статистических служб, это легко объяснимо — правительство Белоруссии, во-первых, озабочено развитием, прежде всего, перерабатывающих отраслей. А во-вторых, оно безжалостно требует возврата в страну экспортной выручки — в форме, по преимуществу, машин и оборудования, эффективных технологий, и т. д.

В России ситуация иная. Здесь, с одной стороны, существенно недогружены мощности предприятий судостроения, авиастроения, сельмаша, дормаша и др., при неограниченном вывозе за рубеж стали, алюминия, энергоносителей. А с другой стороны, правительство даёт «зелёный свет» на невозврат экспортной выручки, которая могла бы послужить развитию отечественной экономики и социальной сферы.

Расчеты на основе официальных данных Госкомстата РФ свидетельствуют о том, что наши экспортёры (естественно, в основном олигархи) в январе–июне 2018 года вывезли за рубеж товаров примерно на 90 млрд. долларов, больше, чем импортировали. Следовательно, эти 90 миллиардов долларов они дополнили к ранее накопленным за рубежом примерно 1300 миллиардам, тогда как страна потеряла еще около 10% созданного за год ВВП.

Чтобы оценить масштаб этой лояльности российского руководства к крупным экспортёрам, обратим внимание на тот факт, что из созданного в нынешнем году ВВП на оплату труда 70 миллионов его создателей израсходовано всего 33% ВВП, на выплаты 46 миллионам пенсионеров потрачено 8,2% ВВП, на инвестиции в основной капитал — примерно 16%.

В Белоруссии удельный вес в ВВП этих трёх статей удалось повысить почти на треть — за счет недопущения господства экономической элиты в динамике товарно-денежного оборота. Наоборот, в России, поскольку экспортёрам позволено не возвращать в страну значительную часть ВВП, это привело к потере ресурсов, из которых всего 70% могли бы увеличить инвестиционный потенциал РФ в полтора раза, а потому и забыть о пенсионной реформе, которая несёт угрозу новой волны демографического кризиса.

О первых признаках усиления данного кризиса Госкомстат РФ сообщает следующее: если в 2016 году на 100 родившихся россиян оказалось 100 умерших, то в 2017 году этот показатель ухудшился сразу на 16%. За январь–июнь текущего года Госкомстат установил 121 умерших на 100 родившихся. При этом в девяти областях Центрального федерального округа, с общей численностью жителей около 10 млн. человек, на 100 родившихся пришлось 183 умерших.

Обратим внимание, что, во-первых, этот показатель более чем в полтора раза превышает уровень демографического неблагополучия в соседней Белоруссии, несущей на себе не только печать «лихих 90-х», но и более тяжкие, чем у России, последствия немецко-фашистского нашествия.

Во-вторых, нужно иметь в виду, что нынешняя волна естественной убыли населения в РФ связана не только с «эхом» падения рождаемости, подаренным нам социальной политикой Ельцина и его единомышленников. С конца прошлого года Госкомстат РФ отмечает возобновление роста смертности россиян. Особенно в Центральном федеральном округе, включая, казалось бы, благополучную Москву. А это подтверждает серьёзность отставания от Белоруссии — как по данному показателю состояния здравоохранения, так и по качеству жизни в целом.

В этой связи имеет смысл сравнить следующие данные. В ходе репрессий 30-х годов около 2,5 млн. наших граждан принудительно стали «спецпереселенцами». Согласно официальной информации, за первые 8 лет жизни в районах с заведомо худшими условиями, в семьях этих «спецпереселенцев» на 100 родившихся пришлось 172 умерших.

Такова жестокая правда. Но как важно на фоне этой трагической цифры 80-летней давности не отвернуться от вышеприведенных данных Госкомстата РФ, количественно конкретно характеризующих естественную убыль населения пограничных с Белоруссией областей в настоящее время!

Причем не забудем, что в последнем случае речь идёт о положении не репрессированных «спецпереселенцев», некоторым из которых предъявлялись обвинения в политических преступлениях, а многим — и в действиях, вызывавших массовый общественный протест. Речь сегодня идёт о выживании законопослушных россиян. По существу, о тех электоральных «дубах», корнями безропотного труда которых питается племя особо доверенных из алчных экспортёров.

Об этом нельзя молчать, поскольку «наевшись… досыта, до отвала», эти алчные «проснулись» и торопятся мобилизовать либералов всех ветвей власти — на удушающую заботу о счастье народа. Навязывают эту заботу лукаво доброжелательно, ссылаясь на, якобы, общественную ценность пенсионной реформы, законов о повышении НДС, снижения экспортных пошлин, создания внутрироссийских «оффшорных зон», и др.

Но неприятная правда состоит в том, что эти новации сузят платёжеспособный спрос населения и оживят «демографический крест» для 60—80 процентов россиян. Скорее всего, это делается даже не из ненависти власть предержащих к своему электорату, а всего лишь — из официально не афишируемого желания сохранить и несколько расширить масштабы потребления для экономической и политической элиты. В том числе — за счет паразитических доходов, в форме невозврата экспортной выручки, избыточных дивидендов, доходов с междусобойных посреднических операций, земельной, административной ренты, и др.

Для либеральных руководящих команд постсоветского периода это не ново. Ново лишь то, как основательно ранее наработанная практика ныне обогащается административным цинизмом. Вспомним, что было время, когда лишение легковерных россиян доступа к общенародной собственности декларировалось рыночным обменом этой собственности якобы на две «Волги» под ваучер. А вот нынешний отъём пенсий, заслуженных за более чем 10 лет работы с производительностью, в несколько раз превышающей выплаченную зарплату, предполагает отношения вовсе не рыночные, а явно заимствованные из баллады В. Высоцкого «Правда и Ложь»:

И легковерная Правда
спокойно уснула,
Слюни пустила
и разулыбалась во сне,
Хитрая Ложь на себя
одеяло стянула…

Чтобы помочь Правде вовремя пробудиться, вернёмся к бесстрастным цифрам таблицы 1. Как видим, они конкретно подтверждают — там, где государство не позволяет, чтобы «хитрая Ложь на себя одеяло стянула», появляется возможность ускорить общественный прогресс. И, наоборот, там, где на уровне руководящих команд вместо научного знания торжествуют реакционно скошенные интересы отдельных социальных групп, открывается дорога к долговременному застою, подобно переживаемому Россией с 2008 года.

Ситуация складывается довольно непростая, как бы не переступить красную черту. Хочется верить, что ответственные государственные мужи правильно поймут посылаемый сигнал и сделают должные выводы. Это касается не только федеральных, но и региональных органов власти. В федеративном государстве регион — это своего рода государство, обязанное на своей территории выстраивать взвешенную, сбалансированную социально-экономическую политику. Опыт такой организации дела есть в Орловской области, он есть в других регионах. Хотелось бы верить, что наш доблестный депутатский корпус, не обременённый хозяйственными заботами, весь огромный чиновничий аппарат, из регистраторов и комментаторов превратится в боевой штаб аналитической, поисковой, внедренческой деятельности на основе глубокого анализа происходящих в регионе процессов. Займитесь этим и перед вами откроется много неожиданного, требующего глубокого осознания и решительных мер по выработке и реализации наступательного, эффективного, преобразующего курса развития.

И. Загайтов,
д. э. н., профессор,
Н. Турищев,
к. э. н.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»