Красная строка № 16 (411) от 26 мая 2017 года

Разве песню расскажешь!

В глубине сцены на большом экране разбушевавшееся море качало тяжелый современный корабль. Корабль был огромен. Но синие валы были еще больше. Они, как горы, подымали на свои вершины и обрушивали его с высоты. Корабль зарывался литым носом в воду и тут же выныривал из нее, а она обливала судно до кормы и никак не могла поглотить тяжелое инородное тело…

А со сцены лился голос, и звучали слова хорошо известной старшему поколению песни Муслима Магомаева на стихи Козловского «Синяя вечность»: «О море, море, преданным скалам ты не надолго подаришь прибой. Море, возьми меня в дальние дали парусом алым вместе с собой».

Огромные волны качали корабль за спиной одинокого исполнителя — хрупкого юноши, который казался сосем маленьким на фоне и этого корабля, и этих волн. Но голос юного певца был достоин той мощи, которую являла стихия завороженным зрителям.

Это был один из номеров продолжительного и полнокровного концерта, которым порадовали орловчан преподаватели и учащиеся Орловского музыкального колледжа в день 140-летия этого старейшего орловского учебного заведения. А «Синюю вечность» пел 20-летний Александр Пиптев.

Этот парень из Железногорска стал известен в Орле после того, как задумал и организовал вместе с товарищами по колледжу концерт, посвященный творчеству легендарного советского певца Муслима Магомаева. А. Черкасская, А. Рогожин, Д. Лазарина, А. Самойлов, С. Балдина, А. Кузнечикова, Ю. Бруевич, П. Поляков и А. Пиптев год назад при аншлаге провели второй «магомаевский» концерт в зале бывшего ДК завода шестерен после того, как первый чуть раньше с не меньшим успехом прошел в стенах музыкального колледжа.

Это было достижение! Шагнуть вот так сразу с учебной сцены на общегородскую удается далеко не всем. Причем это была чистая «инициатива снизу» — не для отчета, не «в порядке плановых мероприятий», а, что называется, по зову сердца. Сегодня Александр с благодарностью говорит о директоре Орловского музыкального колледжа Алле Юрьевне Егоровой, которая год назад поддержала его идею и помогла команде Пиптева осуществить задуманное. А потом вдохновила пойти дальше, и осенью прошлого года ребята подарили городу концерт советской эстрады, вспомнив знаменитые песни из репертуара Э. Хиля, В. Мулермана, А. Герман, Л. Лещенко, А. Пугачевой. Песни, самые выразительные и известные, помогла отобрать Алла Юрьевна, рассказывает А. Пиптев.

Но скажите, «откуда у хлопца испанская грусть?». Ведь Александр родился в 1997 году, когда советская эпоха с ее культурой была уже далеким, изрядно охаенным и почти преданным забвению прошлым. Как, почему у двадцатилетнего парня проявился интерес к творчеству того же Муслима Магомаева? И это в то время, когда тупые однообразные ритмы так называемой клубной музыки и бессодержательная попса, кажется, уже окончательно поглотили умы и души молодых людей, выросших на обломках империи.

И тут происходит удивительное. Сама постановка вопроса вызывает у Александра легкое недоумение: причем тут эпоха, мода, идеология, когда настоящее искусство — вечно? Удивительно то, что, задав именно Александру свой «мучительный» вопрос, я вдруг сам нашел на него этот утешительный и вдохновляющий ответ. Как чистой водой умылся.

У Александра Пиптева нет и не может быть ностальгии по советскому прошлому просто потому, что он его не знал. Но он говорит, что Магомаева услышал лет в 11 и с тех пор остается под впечатлением. Вот и весь ответ. Просто в его семье — семье инженеров Михайловского горно-обогатительного комбината — слушали советскую эстраду, отец играл на гитаре и пел бардовские песни, а учился Саша в общеобразовательной школе с музыкальным уклоном, что вполне заменило ему обучение в традиционной «музыкалке». Одни словом, он рос в благополучной музыкальной среде, так что даже не очень трепетно поначалу относясь к опере, он, в конце концов, научился ее ценить. И русская народная песня стала интересна ему, потому что это тоже — хорошая музыка, настоящее искусство, которое существует вне времени. И тот, кто однажды напился из этого чистейшего родника, уже не будет пить из луж.

Магомаева он пел уже в 13 лет подростковым дискантом. И не что-нибудь, а знаменитый «Ноктюрн» А. Бабаджаняна.

— Школьная преподавательница вокала тогда говорила мне: «Саша, не стоит, рано». Но я спел и даже записал на диск. Теперь так смешно себя слушать… Но знаете, у меня с детства было понимание того, о чем поет Магомаев. С возрастом просто это понимание стало глубже.

В Орел он приехал в первый раз, ещё будучи учеником восьмого класса. Приезжал на прослушивание. И известная преподавательница вокала А. Г. Дубинская сказала: «Через год поступай, я тебя возьму». Алла Григорьевна не довела своего ученика совсем немного. Она умерла в январе 2017-го, на четвертом году обучения Пиптева. И Александр с благодарностью вспоминает о своей наставнице.

Он вообще очень благожелательно настроен и предпочитает видеть в людях и окружающей действительности прежде всего то хорошее, что в них есть. Особые слова благодарности он адресует Марине Владимировне Малявкиной, заместителю директора по воспитательной работе — за дружеское участие в его начинаниях, за честную и в то же время доброжелательную оценку его успехов и неудач. И это не лесть, не дипломатия: Александр слишком молод для лести. Просто, как и положено неискушенной юности, он отзывчив на доброту. Если ты сам искренен, то всегда будешь уверен, что и другими движет то же самое. Пока не обманут. Но, как говорит сам Пиптев, с предательством ему еще не приходилось сталкиваться.

Пока у него всё складывается, как и должно складываться в 20 лет, когда жизнь, кажется, только подтверждает старую истину, что, если сам делаешь добрые дела, и делаешь их от души, то тебя всегда поймут и поддержат, в том числе и люди, наделенные правом принимать ответственные решения.

— Здесь, в колледже все меняются к лучшему, — это одно из его наблюдений.

И пробуждающуюся любовь к серьезному чтению он связывает с тем, что в колледже студентов не только учат музыке, но и воспитывают их всесторонне.

— Причем нас никто не заставляет это делать, — спешит подчеркнуть Александр, — само собой так получается.

И улыбается:

— Мы так много слушаем музыки, что втыкать в уши наушник после занятий уже не хочется.

Мой тезис о музыкальной безвкусице современного массового сознания он не разделяет. Саша уверен, что и попса, и так называемая клубная музыка — это удел не большинства современной молодежи, а как раз малой ее части. И так хочется ему верить!

Его мир светел и полон гармонии, как песни Магомаева. И наполнен смыслами, как романы Достоевского, которым Александр увлекся в последнее время. Он считает Федора Михайловича очень современным писателем.

Вспоминаются слова Пиптева, сказанные им в интервью «Красной строке» (№ 19, 27.05.2016 г.) сразу после прошлогоднего второго «магомаевского» концерта:

— Как приятно ехать домой в пустом вечернем трамвае. В Железногорске, кстати, нет трамваев. Трамвай и ночь — это здорово!

В далеком 1976 году на стихи советской поэтессы В. Тушновой была написана песня «Сто часов счастья». Забытая теперь, она так неожиданно ярко и молодо прозвучала на концерте, посвященном 140-летию Орловского музыкального колледжа. Есть в этой песне такие слова о счастье: «…Я его, как песок золотой, намывала, собирала любовно, неутомимо, по крупице, по капле, по искре, по блестке, принимала в подарок от каждой звезды и березки!». А Александр Пиптев — от ночного орловского трамвая. И от «Синей вечности», и от Н. Гоголя, и Л. Толстого. Выходит, что и он, и юная исполнительница старой песни М. Шебанова, и, наверное, другие молодые люди из колледжа — все они живут на одной волне и с В. Тушновой, и, смею надеяться, со всей русской культурой, которая, принимая различные формы соответственно эпохе, оставалась в чём-то всегда неизменной — в глубине чувства, сострадания, любви, в своей способности понимать нематериальные смыслы бытия? Дай-то Бог!

Песню действительно не расскажешь, как и душу человеческую. Но душа песней наполняется и преображается. «А, ну-ка, песню!» — говорили на Руси с отмашкой и когда горько, и когда радостно на сердце, и когда на смерть шли.

И мы с Александром Пиптевым были на одной волне, когда он сказал уверено и просто:

— Вкус воспитывается!

А для этого нужна соответствующая среда. Семейная, музыкальная, архитектурная, нравственная. Для этого нужна Россия — независимое государство, обладающее достаточными силами и средствами, чтобы формировать и развивать эти среды, то есть культуру. Не заимствованную, не суррогатную, а свою, понятную и дедам, и отцам, и детям. Александр уверен: об этом в колледже помнят всегда.

Кончится май, и Александр Пиптев, выпускник 4-го курса по специализации «Академическое пение», получит диплом и уедет из Орла. Он собирается продолжить образование. Станет ли Александр знаменитым певцом или он посвятит себя преподавательской деятельности и будет воспитывать вкус у новых поколений российской молодежи — Бог весть. Но хочется верить, что пройдет какое-то время, и Александр Пиптев выступит на очередном юбилейном концерте Орловского музыкального колледжа как его выпускник и его гордость, как в этом году выступали на концерте в честь 140-летия колледжа другие, давно оперившиеся птенцы этого гнезда.

Песню не расскажешь, но один раз спетая и тронувшая за живое, она может подарить надежду и веру. Не так уж и мало в двадцать лет.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц