Красная строка № 7 (402) от 10 марта 2017 года

Рослова вновь признали коммунистом

6 марта 2017 года президиум КРК (Контрольно-ревизионной комиссии) Орловского обкома КПРФ отменил постановление Орловского горкома КПРФ от 26 сентября 2016 года об исключении Андрея Рослова из партии, признав данное постановление незаконным и необоснованным. Было установлено, что действия А. Рослова, организовавшего 8 августа 2016 года митинг против губернатора Орловской области В. Потомского, не противоречат Уставу КПРФ.

Обсуждение же родственного вопроса — не является ли нарушением партийной дисциплины организация членом КПРФ митинга против губернатора Орловской области, который тоже является членом КПРФ, — содержало в себе очень интерес­ный момент, на котором следует остановиться подробнее. Момент этот важен потому, что «дело Рослова», по всей видимости, со дня на день перерастет в «дело Потомского». Во всяком случае, подвижки к такому повороту, на наш взгляд имеются.

Итак, обсуждая тему партийной дисциплины, председатель апелляционной комиссии и член Президиума Контрольно-ревизионной комиссии Игорь Терехин заметил, что упрекать в данном случае члена партии А. Рослова в чем-то вообще сложно, поскольку губернатор Орловской области В. Потомский на партийном учете в Орловской области не состоит, а у орловской КРК нет достоверных данных о том, что г-н Потомский состоит на таком учете где бы то ни было еще.

При личной беседе с А. Рословым, посвященной его восстановлению в партии, я выразил сомнение, что при современных средствах связи представляет какую-то сложность проверить, является ли губернатор Орловской области В. Потомский членом КПРФ, на учете в какой первичной партийной организации он состоит и сколько взносов, идущих на развитие коммунистической идеи, по месту своей регистрации заплатил.

А. Рослов согласился и добавил, что, по его данным, такие попытки — установить, в какой партийной «первичке» В. Потомский числится и как у него обстоит дело с финансовой и партийной дисциплиной — орловские коммунисты предпринимали, однако окончательных итогов расследования, сколь бы странным это ни казалось — при нынешних-то средствах коммуникации — до сих пор нет. Но, развил мысль в довольно неожиданном направлении собеседник, на днях восстановленный в партии, если бы обнаружилось, что В. Потомский не коммунист и взносов давно ни по какому адресу на развитие коммунистической идеи от своих доходов не отчисляет, то к такому человеку в некоторых кругах начали бы относиться с искренним уважением. Ведь ничем другим, помимо оборота «высший пилотаж», маневры такого человека, взобравшегося столь высоко, на самый верх областной иерархической пирамиды, и очень высоко — до членов ЦК — в продвижении по партийной карьерной лестнице, — не описать.

От ироничных оценок мы вернулись к бесстрастной реальности. А. Рослов уточнил:

— Конечно, я далек от мысли, что и членство В. Потомского в КПРФ — «фейковое», однако главное не в этом. Люди, которые обсуждали вопросы, связанные с моим восстановлением в партии, указывали на целый ряд действий В. Потомского, которые никаким образом не свидетельствуют о коммунистичности орловского губернатора, если говорить о сути этих поступков, их содержании. Обсуждалось, в частности, окружение В. Потомским себя махровыми едроссами, коррупционность которых стала в Орловской области притчей во языцех. Что же касается моего выступления на антигубернаторском митинге 8 августа, то настойчиво и целенаправленно на Президиуме КРК было подчеркнуто, что никакого ущерба это выступление ни областной организации КПРФ, ни всей партии, ее имиджу — не нанесло.

— А разве, прошу прощения за ремарку беспартийного, симпатизирующего анархистам-синдикалистам, в обязанности члена партии не входит неустанная борьба, направленная на очищение партии от разного рода подозрительных личностей, заставляющих думать, что они попросту примазались к светлой идее во имя личных корыстных интересов?

— Вот! Как раз именно на это и было в процедуре моего восстановления обращено внимание собравшихся. Было подчерк­нуто, что один из принципов построения и существования Коммунистической партии России — борьба за социальную справедливость и донесение до широких масс осмысленного способа решения кричащих социальных проблем. Именно этой теме — ухудшению социально-экономического положения орловцев при губернаторе В. Потомском — и был посвящен митинг. Против КПРФ, кстати, на нем не было произнесено ни одного слова. Против В. Потомского — да, много. Но он все эти слова заслужил.

— Я вот о чем думаю… Может, если бы этот основополагающий, как вы говорите, принцип существования Коммунистической партии России — готовность говорить людям и самим себе правду и ничего, кроме правды, применялся повсеместно, без изъяну, в том числе и в высших эшелонах партийной власти, то мы, возможно, не дождались бы такого позора, как эмиграция члена КПРФ, бывшего еще вчера депутата Госдумы и члена Комитета по безопасности и противодействию коррупции, мультимиллионера (!) г-на Вороненкова в «братскую» Украину вместе со своей «едросской» женой. Личную жизнь внезапно прозревшего «политэмигранта» оставляем за скобками, но в остальном, действуй принципы партийного строительства, г-н Вороненков, возможно, не дорос бы ни до депутатства, ни до своих сотен миллионов. Все ли члены Президиума проголосовали за ваше восстановление в партии? Или надежды на свежий ветер перемен пока слишком слабы?

— За мое восстановление Президиум КРК обкома высказался единодушно, без воздержавшихся и голосов «против». Почему это стало возможным? При обсуждении, почему мои действия, выразившиеся в выступлении на антигубернаторском митинге и участии в его организации, не могли нанести вреда КПРФ, вспомнили, в частности, публичное заявление В. Потомского на форуме, посвященном юбилею Коммунистической партии Советского Союза, где в присутствии ветеранов он заявил о том, что в Орловской области две мощнейшие политические силы — «Единая Россия» и КПРФ — объединились, и это непременно даст хороший результат. Вот это «объединение» мы вскоре на себе и почувствовали. Это и фактическое уничтожение фракции КПРФ в Орловском горсовете, и провальные для компартии выборы в облсовет.

— Еще раз прошу прощения за мою, возможно, недостаточную информированность, но разве лидер российских коммунистов Г. Зюганов давал установку на объединение с «Единой Россией»? Как такая новость прошла мимо меня — ума не приложу.

— То-то и оно, что такой установки не может быть в принципе. 5 августа 2015 года, когда Зюганов приезжал в Орел, я подходил к нему на Комсомольской площади и просил не допустить строительства Потомским в Орле «Коммунистической партии Единая Россия». Зюганов заверил, что никто Потомскому не позволит этого сделать. Но у Потомского, как оказалось, свои планы.

— Напомните в связи с этим, как вас исключали из партии.

— Да как… Пригласили меня на заседание горкома, поскольку один из оргвопросов «требует моего участия». Я приехал. Что-то мне подсказало, что нужно взять людей из «первички». Вопрос о моем исключении не был обозначен никак. Но дошли и до него, озвучили и проголосовали. Из девяти человек за исключение выступили четверо — недостаточно, вопрос «не прошел». Я спокойно поехал домой. Потом из интернета, из телефонных звонков узнал, что на этом история не закончилась, и уже в десятом часу вечера членов горкома «додавили». Правда, их уже было восемь, поскольку Быстров ушел, сказав, что в цирке участвовать не намерен. Итог — семь «за» исключение, один воздержался.

— И вот вы восстановлены в партии. Что изменилось не по форме, а по сути?

— Изменилось многое. Я понял, что мне удалось достучаться до людей, которые обладают не только серым веществом в головах, но и определенной самостоятельностью в принятии решений, в том числе в руководящих структурах КПРФ. Это первое. Второй момент — за время, прошедшее со дня моего исключения до восстановления в партии, у всех оказалась хорошая возможность посмотреть, что собой представляют те, кто меня из партии исключал. Появилась возможность, наблюдая за эволюциями этих господ, сделать вывод об их нравственном облике. Маски оказались сброшены. Ну и главное — моя позиция, заключающаяся в том, что я не считаю Потомского коммунистом, и убежден, что он очень плохой губернатор, отторжения в партии, как показывает мое в ней восстановление, больше не вызывает. То, что сегодня происходит, на мой взгляд, имеет как негативные, так и позитивные моменты. Негативные хорошо и давно видны — это всеобщий, под руководством В. Потомского, развал. С другой стороны, партия имеет возможность, осознав происходящее, очиститься. А дальше начнется процесс восстановления и строительства. Я знаю очень много людей в Орловской области, которые всего в жизни достигли своим трудом и при нормальной власти смогут внести большой профессиональный вклад в развитие Орловщины. Наша задача — чтобы такая власть в Орловской области появилась. Для этого нужно избавиться от бездарей, лжецов, случайных людей, карьеристов. Избавляться от этого балласта нужно и в партии, и в государственном управлении. Задача сложная, но не неразрешимая.

— Можно рассмотреть и другой вариант развития событий — повторное исключение А. Рослова из рядов КПРФ. Допускаете такую возможность?

— В жизни возможно все.

— Тем не менее, как человек, относящийся к современной политической системе в России с большой долей скепсиса, поздравлю вас не с восстановлением в партии, хотя и это для вас, вижу, очень важно, а просто как гражданина, который поставил перед собой цель и добился ее достижения.

— Целей перед нами стоит много.

— Согласен.

— Хочу поблагодарить всех, кто поддерживал меня в трудную минуту. Спасибо!

С восстановленным в КПРФ
Андреем Рословым беседовал
Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц