Красная строка № 26 (377) от 12 августа 2016 года

Россия обязана быть сильной

книга

20 лет назад, 6—20 августа 1996 года, в г. Грозном развернулись жестокие бои при обороне зданий Управления ФСБ РФ по Чеченской республике и правительственного комплекса — бои за сохранение территориальной целостности страны и восстановление конституционного порядка в одном из важнейших со стратегической точки зрения регионов России — Северном Кавказе.

Дерзкий штурм Грозного, предпринятый в августе 96-го года вооруженными бандформированиями из числа религиозных фанатиков, криминальных элементов и пришедших им на помощь наёмников и международных террористов, был инспирирован и подготовлен как материально, так и идеологически зарубежными антироссийскими центрами под непосредственным руководством спецслужб стран бывшего главного противника, которые с начала 90-х годов прошлого века стремительно превращались в так называемых партнеров.

20 лет для истории — не время. Это даже не тень от запятой на летописи времён. И все-таки эта годовщина даёт право подвести определенные итоги, сформулировать промежуточные оценки тех военно-политических событий и предложить читателю некоторые выводы о причинно-следственных связях действа, происходившего в тот период на территории Северного Кавказа и России в целом.

С 23 февраля 1996 года по 7 апреля 1997 года автор проходил службу в Управлении ФСБ России по Чеченской республике в долж­ности старшего инспектора.

Это был один из сложнейших периодов в новейшей истории России. Страна раздиралась на части дорвавшимися до власти радетелями западных «демократических» ценностей. К управлению государством присосались мошенники. Резидентуры стран бывшего главного противника действовали в условиях максимального благоприятствования. Грань между предательством и политикой настолько истончилась, что просто терялась вера ко всему и всем, кто олицетворял государственную власть того периода.

В Чечне шла кровавая война, политкорректно именовавшаяся контртеррористической операцией, операцией по восстановлению конституционного порядка и т. п. Чеченский народ был расколот.

В вековую историю совместного компактного проживания чеченцев и русских, их верного служения России и в лице империи, и в лице Советской власти яростно вбивался кол межнациональной ненависти и религиозной нетерпимости.

Так кто же расколол этот народ? Почему одни чеченцы, побросав свои станки и трактора, методические рекомендации учителю истории, авторучки и прочие предметы, сопутствовавшие мирным специальностям каждого из них, взялись за оружие и стали стрелять в русских солдат, насиловать русских женщин, грабить русские семьи и проклинать Россию? Почему другие чеченцы продолжали спасать и русских солдат, и русские семьи, продолжали помогать федеральным властям бороться за сохранение целостности страны, религиозной терпимости, иных истинных исламских ценностей и не поддержали идею «Ичкерия от моря до моря»?

Не было ответа на эти вопросы в августе 1996 года. На это могло ответить только время, которое позволит когда-нибудь полностью открыть некоторые страницы истории, на которых стоят имена и тех, кто затеял эту кровавую игру, и тех, кто давал на это огромные деньги, и тех, кто предавал не только Россию, но и самих чеченцев.

В таких условиях Управлению ФСБ по Чеченской республике пришлось восстанавливать, а в большинстве случаев строить заново контрразведывательную работу для решения поставленных перед органами госбезопасности задач.

И Управление с этим справилось, поставленные в 1996 году задачи — выполнило. Информация, которая готовилась для Президента, правительства Российской Федерации и Чеченской Республики, руководства ФСБ России, была своевременна и объективна.

В результате оперативно-следственных действий было выявлено значительное количество членов более чем 35 бандформирований, конкретные участники акции в Буденновске. Задокументирована преступная деятельность ряда лиц из числа руководителей НВФ (незаконных вооруженных формирований), что позволило возбудить в отношении некоторых из них уголовные дела. Сотрудниками Управления неоднократно проводились превентивные мероприятия по предотвращению актов диверсии на железной дороге и крупных промышленных предприятиях республики. Был сорван ряд акций сторонников сепаратистов в зарубежных чеченских диаспорах, направленных не только на подрыв внешней политики России, но и на организацию террористических актов в ряде стран дальнего зарубежья. Выявлены факты коррупции в различных структурах Чеченской Республики, что позволило начать в процессуальном порядке пресечение многомиллиардных «утечек» средств из госбюджета, выделявшихся на восстановление экономики республики.

Достаточно припомнить хотя бы некую «группу сопровождения экономического развития Чеченской Республики», которая, в соответствии с заключенным с правительством Чечни договором, получала право «сопровождать» это «развитие» из расчета 4% от стоимости всего договора! А суммы были даже не миллионные!

«Могучая кучка» исполнителей этого договора сорганизовалась в период избрания Б. Н. Ельцина президентом страны и была рассредоточена по всем городам и весям Российской Федерации — от Балтики до Японского моря. Управление ФСБ «не стерпело» и направило запросы по всем их адресам. Отвечали нам тогда очень быстро. И уже через неделю стало предельно ясно — это организованная группа прохвостов и мошенников, действующая в сговоре с некоторыми высокопоставленными чиновниками Чечни под мощным прикрытием тогдашней «березОвской» Москвы. Все официальные документы, касающиеся деятельности этой группы (чеченская часть), сгинули в заполыхавшем вскорости Доме правительства в захваченном боевиками Грозном.

Это очень напоминает события в Гудермесе ноября 1995 года. Боевики тогда удерживали этот второй по значимости в республике город почти две недели, но военная часть тех боев нас, чекистов, не очень интересовала. Наибольший интерес вызывали обстоятельства нападения на здание, где размещалась городская власть и все её службы, в т. ч. бухгалтерия.

Здание горисполкома (мне до сих пор не нравится называть такие места мэриями, это из той же оперы, когда уборщицу начинают именовать офис-менеджером, а подсобного рабочего — мёрчендайзером) с военной точки зрения вообще ничего не представляло: стандартная стекляшка еще советского розлива, охраняемая одиноким милиционером, который немедленно сбежал при первых же выстрелах. Но именно эта стекляшка была захвачена в первую очередь и полностью изничтожена с небывалой свирепостью и беспощадностью.

Странно, не правда ли? И неэкономно как-то. Патроны-то и взрывчатка денег стоят.
Оказывается, не так уж и неэкономно, и вовсе даже не странно, а очень умно и при этом дёшево и сердито. Незадолго до захвата города боевиками в администрацию Гудермеса из федерального бюджета поступили огромные деньги на восстановление города и различные социальные выплаты. В натуральном выражении тоже кое-что прибыло — десять автомашин для социальных учреждений района. Вся документация по поступлениям находилась в бухгалтерии именно в этой стекляшке и исчезла в дыму пожара безвозвратно, как и поступившие денежки.

Советский, вернее, уже российский автопром тоже растворился в чистейшем горном воздухе, но несколько иначе. Несмотря на ожесточенные двухнедельные бои, он вполне мирно распределился по гаражам работников администрации и их многочисленных родственников.

Наши ребята, правда, нашли, если мне не изменяет память, шесть автомашин из десяти. Где призывами к совести, где намеками на закон, а где и просто с помощью «нагана в зубы» эти машины удалось вернуть в формат государственного автотранспорта.
Но — не деньги. Тут уж, как говорится, что с арбы упало…

После Гудермеса все случаи захвата населенных пунктов с последующим уничтожением документации органов власти и хозяйствующих субъектов стали рассматривать с учетом возможного использования их в целях прикрытия хищений. И поверьте — единая линия очень даже просматривалась.

Да и так ли уж реально велика была ненависть боевиков к прак­тически отстраненным к августу 1996 года от управления республикой её тогдашним руководителям? Может быть, всё гораздо проще, всё как у классиков — экономический базис, а уж только потом политическая надстройка? Правда, в Москве наверняка остались следы. Но кто ж с Москвы спросит! Проще Управление ФСБ по Чеченской Республике расформировать…

Наша оперативная информация неоднократно способствовала успешному проведению федеральными войсками боевых операций против бандгрупп.
Проведенные мероприятия позволили освободить 8 сотрудников ФСБ и военнослужащих погранвойск, захваченных боевиками в 1995-96 гг.

К августу 1996 года была практически создана материально-техническая база, позволявшая обеспечивать функционирование оперативных подразделений в условиях зоны вооруженного конфликта. Создан хороший задел в кадровой работе. Имелась реальная перспектива выполнения поставленной Центром задачи по комплектованию кадрами на постоянной основе.

Управление стало центром, где значительное число сотрудников ФСБ России приобрело практические навыки работы в боевых условиях.

Опыт УФСБ России по Чеченской республике уникален. С конца 40-х — начала 50-х годов прошлого века ни одно подразделение органов госбезопасности страны не работало в таких условиях. И к 6 августа 1996 года оно подошло информационно и воински подготовленным, было готово к такому развитию ситуации, врасплох его не застали.

Но семена политического предательства, посеянные еще в июне во время тайных переговоров лидеров бандформирований с генералом Лебедем и теневыми хозяевами тогдашнего политического Олимпа России, уже дали свои ростки.

Поступавшая информация неотвратимо свидетельствовала о назревании чего-то. Опытных, имеющих хороший боевой опыт армейских подразделений в центре Грозного к этому моменту практически не осталось. Десантников, в том числе и из охраны правительственного комплекса, из города передислоцировали. Были ликвидированы блокпосты на въездах в Грозный с Аргунского направления, которое было наиболее «танкоопасным», и еще несколько блокпостов. Мощнейший блокпост, прикрывавший направление из города в аэропорт «Северный» и в сторону главной базы федеральных сил в Ханкале, был передан спешно набранному полку чеченской милиции № 1 (побросал позиции при первых же выстрелах). Были и другие, не менее необдуманные с точки зрения военного искусства командирские решения.

В конце недели, буквально за 2-3 дня до начала штурма, стало известно, что практически весь личный состав республиканского МВД выведен из города на учения.
Сейчас упорно говорится, что якобы проводилась войсковая операция по уничтожению какой-то банды и все силы местной милиции по этой причине и покинули город накануне наступления боевиков. Но не было никакой войсковой операции: всю грозненскую милицию в конце недели в ускоренном порядке вывели из города на КЕМ-ТО СПЕЦИАЛЬНО придуманные учения.

И как тут не вспомнить отчаянный крик героя Аркадия Гайдара отважного Мальчиша-Кибальчиша:

— Измена, товарищи!!!

Сухие цифры убедительно свидетельствуют о том, что абсолютный перевес сил был на стороне федералов. Никаких перспектив длительного удержания города у боевиков не было. Но руководителей сепаратистов это не остановило.

Уже 7 августа стало ясно, что это не разовая акция, а хорошо спланированный и материально-технически обеспеченный штурм города. Более того, решительные и продуманные действия боевиков в первые часы и дни боев позволили им полностью захватить тактическую инициативу и превратить боевые действия в Грозном в отдельные очаги сопротивления разрозненных частей и подразделений федеральных сил.
Основная цель дерзкого рейда на столицу проявилась быстро и четко — Дом правительства Чеченской Республики, его скорейший захват, уничтожение руководящих органов республики, физическое устранение их руководства, захват Управления ФСБ и имеющихся там оперативных материалов.

На направлении главного удара боевикам не удалось достичь ни одной из поставленных целей:

— Дом правительства они захватить не смогли и вынуждены были его просто сжечь;

— структурные подразделения правительства Чеченской Республики, их руководство и персонал были эвакуированы под прикрытием Управления ФСБ;

— оборонявшие общежитие УФСБ сотрудники прорвались к своим, с потерями, но прорвались;

— с обороной Управления боевики также не смогли ничего сделать.

Не сломила дух личного состава и лживо-провокационная весть о захвате здания и гибели всех сотрудников, растиражированная центральными СМИ. 10 августа по центральным радио— и телеканалам прошло сообщение о том, что здание УФСБ по Чеченской Республике в г. Грозном захвачено боевиками, все сотрудники убиты. Информация поступила якобы из компетентного источника.

Вот так вот просто — здание захвачено, все убиты.
Ранним утром.
На всю страну.
В каждый дом.
Каждой матери, жене, сыну, дочери, другу, сослуживцу.

Мальчиш-Кибальчиш еще бился с вражьей силой, сдаваться и не думал, верил, что и помощь придет, и патроны подвезут, а ему в дом уже принесли скорбную весть.
Как могло это случиться? Как могло случиться то, что отняло у моей матери не один год жизни? Как могло пройти в эфир сообщение, правдивость которого проверялась элементарным звонком дежурному ФСБ в Москве, который постоянно получал информацию об обстановке в городе? Может быть, так надо было кому-то? Может быть, это входило в сценарий поздравления помпезно отынаугурированного накануне под ритуальные «демократические» пляски «прораба перестройки»?

Ведь не случайно же именно с раннего утра 10-го, вместо обычных для предыдущих дней звуков близкого боя, зазвучали в округе трансляции траурных маршей вперемежку с национальными плясовыми мелодиями. Трудно верится в такие совпадения.

А может быть, кто-то очень облеченный всем, чем можно, или на сколько денег хватило, взял, да и — «с учетом.., на основании.., а также в знак… и согласно предварительно проданным договоренностям…» уже решил нашу судьбу и провел нас всех по графе «запланированные потери»? Включил ещё живых и горячих людей в холодный процент естественной убыли личного состава?

Судя по тому огромному корыту дерьма, в котором тогда бултыхалась вся страна, могло быть всяко. И надежды на то, что вся правда когда-нибудь откроется, пока мало.

Опровержение прошло по центральному телевидению вечером того же дня. Но в какой серой и невыразительной форме! Диктор просто сказал, что сообщение о захвате здания УФСБ и гибели всех его сотрудников не соответствует действительности.
И всё!!! И не было ни единого слова извинения от руководства ЦТ, ни единого слова поддержки с признаками виноватости от московского руководства всех рангов.
Но свой воинский долг сотрудники УФСБ России по Чеченской Республике выполнили. Присяга не была нарушена. Через наш рубеж не прошел никто.

Даже боевики признали в нас воинов, с которыми достойно и воевать, и говорить. Даже они не осмелились сказать черных слов о храбрости моих боевых товарищей, державших оборону общежития.

И не наша вина, что Грозный был сдан. Не наша вина, что свой профессиональный праздник 20 декабря 1996 года нам — истерзанным, оскорбленным, ограбленным, но не разбитым, не потерявшим чести, не предавшим интересов России — пришлось встречать в чужом доме, за чужими столами.

Мы были преданы в Хасавюрте. Преданы вместе с армией, вместе с теми, кто сложил голову в этой кровавой бойне, вместе с теми, кто выжил и продолжает верить, что все это было не напрасно.

Хасавюртовские соглашения — одно из самых темных пятен в истории конфликта на Северном Кавказе. Уже хотя бы потому, что российская сторона пошла на переговоры и абсолютно проигрышные для себя условия именно в тот момент, когда сопротивление боевиков было уже практически сломлено.

В сентябре 1996 года Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело, в котором ряду должностных лиц инкpиминиpовалось небрежное исполнение служебных обязанностей по обеспечению обороны Гpозного. В дальнейшем никаких сведений о расследовании этого дела не было. Данных о наказаниях должностных лиц, виновных в захвате города боевиками, нет. По-настоящему глубокого расследования обстоятельств и причин захвата Грозного не назначили. Видимо, в тот исторический момент оно, по-настоящему глубокое расследование, не было нужно.

Всё ограничилось раздельными допросами руководителей Управления ФСБ — генерал-майора М. П. Хрипкова и полковника В. Ф. Кардонова. Проводили допросы в достаточно жёсткой форме крепкие ребята из числа личных приближенных секретаря Совета безопасности генерала Лебедя. Авторам «умиротворения» требовалось от руководителей Управления только одно — признать свою вину за сдачу Грозного.

Их ответ был един: в сдаче Грозного виновата ТОЛЬКО Москва, т. е. высшее политическое и военное руководство страны плюс присосавшиеся к власти мошенники, а не конкретные подразделения армии, МВД и ФСБ, которые вели бои в городе. Они свой долг выполнили.
Историческая правда о тех событиях ещё ждёт своего часа, она должна быть услышана и не может прятаться в дальних уголках памяти только у прошедших через те дни. Нам стыдиться нечего.

Благодаря решительному изменению политического курса России в конце 90-х, удалению от управления страной мошенников и политических авантюристов (уже в наши дни их наконец-то выкинули и из Министерства обороны России), привлечению на свою сторону наиболее влиятельных внутриполитических сил Северного Кавказа удалось взять обстановку в регионе под контроль, создать условия для её стабилизации.

Там, «за речкой», почти 20 лет назад уже начал клубиться круто замешанный на ваххабизме и обильно сдобренный историей взаимоотношений народов Кавказа со своим северным соседом зловещий туман национальной исключительности. Это могло со временем превратить вполне нормальное, хотя иногда и излишне обостренное, чувство национального самосознания, которое всегда было свойственно малым народам, тем более — кавказцам, в жесткий национализм. Его крайние проявления — геноцид русскоязычного населения и уничтожение очагов православия на Северном Кавказе. Конечная цель — создание враждебного России и ориентированного исключительно на её геополитических противников исламского государства. При этом угроза фашизации в недалеком будущем формируемого на землях Северного Кавказа политического режима была вполне реальна.
Скоординированные и решительные действия силовых структур на направлениях борьбы с международным терроризмом и порожденным его проповедниками разгулом откровенного криминала позволили отсечь, в первую очередь, каналы финансирования террористической и антироссийской деятельности со стороны зарубежных центров.

Возвращаясь к периоду смены политического курса страны на рубеже двух тысячелетий, невозможно обойтись без высказывания своего мнения по такому, казалось бы, сугубо теоретическому вопросу, как роль личности в истории. Не теоретический это вопрос, ох, не теоретический!

К этому моменту в кремлевских и около кабинетах вольготно расположились погонные (и просто цивильные) представители ротшильдо-рокфеллерско-моргановского и иже с ними зарубежья. Имяреки, страстно жаждавшие помочь России (или заставить её?!) встать на единственно правильную тропу движения в объятья демократического рая по-американски. Они, вместе со всеми своими центральными-федеральными-бундесными-сюрте-насьональными и прочими интеллиджент-сервисными службами, в кошмарном сне не могли представить себе последствий прихода в верховную власть подполковника запаса внешней разведки Владимира Владимировича Путина.

Практически безвестный. В ельцинско-гайдаровско-бурбулисски-чубайсовском ЗАО «Рога и копыта», действовавшем на основе разработанного друзьями-партнерами от «блина К» и «друга Ко» устава, — не сверкал.

На начальном этапе пребывания в должности Президента Российской Федерации отношение к нему со стороны столпов забугорной демократии было как к просто чему-то жужжащему над уже практически присоединенной к собственному колониальному огороду питательной поляной. Не просчитали его уверовавшие в уже наступивший конец России буржуины. Не сумели заценить, на что способен человек, сумевший с одним личным табельным оружием предотвратить захват представительства КГБ СССР в ГДР в один из самых позорных моментов разгула перестройки — сдачи Западу своего верного и надежного союзника — Германской Демократической Республики, ГДР.

Сколь ни ёрничали потом на всех полях западной массовой медии по поводу его высказываний о мухах и котлетах, кого и где мочить и прочих летучих выражений президента России Владимира Путина, итог один, и он однозначен — без его участия в наши дни не может быть решен и не решается ни один серьёзный вопрос мировой политики.
И злоба в его адрес стала вообще запредельна и ничем уже не маскируема. И это вернейший признак его правоты как руководителя, политика и, конечно же, верховного главнокомандующего.

Совместными усилиями российских властей и теми силами в Чечне, которым были чужды идеология и практика, насаждавшиеся представителями зарубежных структур, не заинтересованных в усилении российских позиций на Северном Кавказе, остановлена и реальная угроза фашизации в недалеком будущем значительной части Северного Кавказа.

Создание здесь открыто враждебного России и ориентированного исключительно на её геополитических противников исламского государства было предотвращено.
В наши дни угроза фашизма вновь нависла над нашими границами. Фашизма, умело одетого в вышиванки крайнего украинского национализма, сдобренного привившимся в тех краях способом выживания путем предательства всех и вся, начиная с православной веры много веков назад и заканчивая преданием забвению памяти своих же отцов и дедов, отдавших жизни в борьбе с фашистскими захватчиками чуть более полувека назад.

Поманили незалежников и незаможников куском европейского сала, пообещали поделиться европейскими культурными ценностями плюс перевалить на Россию цену за российский же газ и по-махновски просто решить вопрос с иной российской собственностью, начиная с земель, отвоеванных царями российскими, и заканчивая созданным уже при Советской власти промышленным потенциалом. И засияла придуманная политологами еще Австро-Венгерской империи звезда великого «украинского самосознания», затряслись в экстазе людоедской пляски на улицах и площадях зомбированные яростной антироссийской пропагандой толпы. Загундосила и заныла наша доморощенная российская либеральная нечисть.

Последовавшие за распадом СССР годы жёстко показали, что малейшая попытка российских властей решать какие-либо проблемы с помощью просто переговоров, а не путем исключительно «дружеского» доведения своей точки зрения с сопутствующим железным захватом мозолистой российской рукой кадыка «партнера-оппонента», причем, с палубы мощного (а лучше — самого мощного в современном мире) крейсера — мгновенно воспринималась как её, власти, слабость, и ничего более. Тут же следовала немедленная атака.

Прозападная слабина ельцинско-гайдаровского руководства страны привела к тому, что к концу 90-х мы оказались с хомутом — да не одним! — на собственной шее и многочисленными ухватистыми ручками в наших же карманах. Да ещё и в нашу семейную койку стали лезть, как в свой загон для коров.

Власть должна быть сильной.

Мой собственный боевой опыт, опыт моих товарищей, прошедших школу реальных боевых действий в различных горячих точках, диктует единственно возможное толкование того, что называется «силой» — абсолютно подавляющей, не оставляющей ни малейших щелок для того, чтобы хоть на секундочку усомниться в её способности мгновенно свернуть любую гордую шею. Чтобы любая гордая шея знала, что в пистолете власти патронов всё равно больше. И что ствол она, власть, обнажит мгновенно, как только послышится где-нибудь недовольное похрюкивание, не говоря уже об откровенном оскаливании на неё.

То понимание архитектуры власти, которое сложилось у меня, уже вызвало серьезные замечания со стороны знакомившихся с текстом моих коллег. Но я по-прежнему предлагаю читателю именно моё понимание этого атрибута организации деятельности любого социального образования, подпадающего под понятие «государство» со всеми его, говоря по-немецко-пермяцки, тугундами унд ластернами (достоинствами и недостатками).

По большому счету, мне практически всё равно, в какой форме будет представлена такая реальная власть — республика, диктатура, монархия, вече, хунта, совет старейшин, двухпалатное камлание с раздельным поеданием ритуальных пирожков с котятами и т. п., лишь бы на неё можно было надеяться. Естественно, такая власть должна быть без малейших проявлений фашизма, национализма, шовинизма, расизма и прочих «измов», изначально предполагающих деление жителей нашей планеты на достойных жить под солнцем и не достойных. Достаточно быть просто сильной и эффективной во всех сферах жизни и от рассвета до заката. Хорошо бы, чтобы она при этом была к своим гражданам (соплеменникам или подданным) еще и справедлива. Ко всем без исключения, от академика до плотника. И не только по красным дням календаря.

Чтобы быть властью, жизненно необходимо строить, в первую очередь, крейсера — надводные, подводные, воздушные и пр. С палуб этих крейсеров очень комфортно разговаривать мирно с кем угодно и на какие угодно мирные темы. Хоть про зарплаты бюджетников, хоть про проблемы свободы совести, хоть о путях совершенствования демократических институтов в любой части мирового сообщества. Главное — в пределах досягаемости их, крейсеров, главного калибра. На голубом глазу величающая себя оплотом демократии страна Американия именно так всё последнее столетие и поступает, ни чуточки при этом не краснея, чем уверенно подтверждает ещё одну из истин мировой политики: свойство пунцоветь щеками в неприглядно рисующей обладателя этих щёк ситуации объясняется не наличием совести, а просто свойством кожи. То, что происходит сейчас на Украине — прямое тому подтверждение.

И союзников у России, как и в стародавние времена (если действительно желать МИРА), оказывается только два — её, России, АРМИЯ и её, России, ФЛОТ. Всё остальное — попутчики с непонятными нам до конца маршрутами.

И всё это должно происходить под мерное урчание мощных центров концентрации самых передовых в мире производительных сил, где высококвалифицированным трудом умелых рук и светлых умов создается самый современный и нужный промышленный продукт, гордо несущий тавро «Сделано в России». Вот тут и с попутчиками ясность наступит. И маршруты их сразу станут понятны.

Всё по классикам — экономика первична. Она основа всего. Она — главный крейсер новой России. Практика мировой политики последних десятилетий неумолимо диктует России именно такой путь мирного — именно мирного! — решения любых проблем и на мировой политической арене.

То, что произошло не так давно в Варшаве, на той сходке, которая называлась саммит НАТО, — прямое свидетельство того, что взятый Россией курс на суверенность во всех вопросах и на всех направлениях международного сотрудничества и партнерства является смертельно опасным для установленного в последние десятилетия трансконтинентальными финансовыми структурами миропорядка. Уже никто, от президентиков чухонских окраин Российской империи из числа бывших агентов КГБ СССР до захлебывающихся от собственного культурно-демократического псевдовеличия европейских последователей воспетого Вилли Токаревым «Вадика-пианиста и пед…агога» не скрывает своей ненависти к мощно заявляющей о себе на всем мировом пространстве России во главе с врагом всей мировой цивилизации злобным В. Путиным. Собака-моська с брюссельской пропиской лает и мочится на английские газоны, караван истории идет своим вечным путем, а Россия уверенно выздоравливает от западных инфлюэнций и крепнет.

…В те дни нам было не до теоретических изысканий в области политологии и социологии. У нас в руках были стволы, в прорези прицелов — конкретная цель, а впереди — неизвестность. Мы подтвердили высокое звание чекиста. Чести наших предшественников, стоявших на страже интересов Родины с декабря 1917 года, не посрамили. Мы помним тех, кто отдал свои жизни за те идеалы, которые всегда жили в народе — Честь, Доблесть, Слава, Отечество.

И куда бы судьба потом ни забросила сотрудников Управления ФСБ России по Чеченской Республике, они всегда были настоящими чекистами, солдатами и гражданами России.
И главное — в Чечне нет больше войны.

У народов, населяющих Северный Кавказ и Прикавказье, да и не только, впереди ещё сложный и трудный путь — восстановить разрушенное и построить новое. Искоренить причины и условия взращивания национализма как крайне опасного политического направления в общественной жизни новой России. Особенно упорного труда на этом пути требует работа в области духовного воспитания молодого поколения. Необходимо повернуть их души так, чтобы они поняли: их Родина — не только уютная долина в горах, березовая роща в излучине Оки или усыпанный брусникой увал на Камчатке, а вся Россия — от Балтийского моря до Тихого океана. И ответственность за эту огромную страну с каждым днем все больше ложится на их плечи. И только от них зависит её будущее. От их веры в страну, преданности ей, готовности отдать на её благо все свои силы и знания.

Это и есть истинный патриотизм — преданность и любовь к Родине. Но путь труден. Сколько понадобится времени и сил, чтобы пройти его, никто не знает. Но есть цель. И только от нас зависит, как скоро и какой ценой мы сумеем её достичь. Во имя будущего нашей Родины, во имя России.

<p class=»small-text text-right»>В. Зиновкин,
подполковник ФСБ России в отставке,
ветеран боевых действий.
</p>

 

Примечание. Возможно, читающему эту статью может показаться недостаточным фактологическое подкрепление озвученных в ней тех или иных авторских выводов. Но это именно статья, а не монография. Более подробно фактический материал подан в книге «Герои необъявленной войны», где автор дает описание работы Управления ФСБ по Чеченской республике в 1996 году. Она издана в г. Орле в 2013 году при поддержке Совета ветеранов Управления ФСБ России по Орловской области, переиздана в 2015 году. Отпечатана в авторской редакции в ООО Полиграфическая фирма «Картуш». Правда, общий тираж всего лишь чуть больше 400 экз.

самые читаемые за месяц