Красная строка № 33 (428) от 3 ноября 2017 года

Селфи здесь мало поможет

Прошло четыре недели со дня назначения нового главы региона. А ясности за это время больше не стало. Врио проводит заседания — и, так сказать, стационарные, и выездные, прогуливается по областному центру, совершает поездки в города и районы области, встречается с депутатами, местными политиками, общественниками, студентами, ведет приём населения. И говорит при этом, в общем-то, правильные вещи. Но пока что не более того.

Тем временем все с разной степенью интереса ожидают, кого же он начнёт снимать и кого назначать на ключевые посты. Первыми лишились своих должностей зампред областного правительства А. Ремига и руководитель департамента госимущества А. Синягов. Публичных объяснений, почему именно они — к сожалению, не последовало. И это сразу дало повод для неоднозначных толкований и двусмысленных намёков.

Так, на сайте «Независимой газеты» 29 октября 2017 года появилась публикация под заголовком «Губернатор Клычков: ва-банк и отставки. Действительно ли то, что предпринимает новый глава, так необходимо области?». Её автор Д. Беляков, в частности, пишет: «…В дефицитном бюджете Орла не хватает миллиарда, сообщает ИА «Регнум» (20.10.17). По мнению экспертов, задача губернатора на его «испытательный срок» — решить задачу финансирования и пройти через непростой осенне-зимний период. Привлечение финансирования и безаварийное прохождение зимы станут основными экзаменами нового главы региона. Для этого ему потребуется наладить систему отношений как в федеральном Центре, так и в регионе.

Вместо этого Клычков первым делом уволил руководителя департамента госимущества и земельных отношений Андрея Синягова и зампреда правительства по ЖКХ, транспорту, ТЭК и строительству Александра Ремигу. Свое решение, принятое накануне самого сложного для большинства российских регионов сезона — зимы, он никак не пояснил.

«У нового губернатора явно отсутствует стратегия, — считает политолог Константин Калачев. — Нет понимания того, где искать драйверы роста и в какой роли выступать. Потому что в Орловской области ждут, конечно, лоббиста и защитника интересов региона, драйвера развития. И при этом рассчитывают, что врио будет опираться на лучшие местные кадры. Пока, похоже, многие решения принимаются эмоционально.

Делить их на своих и чужих по принципу работы с прошлым губернатором глупо, кадровая скамейка в субъекте небольшая. Вместо того чтобы заниматься тем, что действительно важно — бюджетом, подумать о том, как будет проходить отопительный сезон, каким образом Орел чистить от снега, проверить работоспособность городской и муниципальной власти.

Важно предложить, предъявить стратегию развития, какой-то образ будущего, чтобы было понятно, за счет чего Орловская область будет развиваться. А можно пойти по пути популизма — рубить шашкой направо и налево, сносить головы. Ты ставишь задачу, проверяешь ее исполнение и потом делаешь выводы. А не пытаться заработать дешевый авторитет — он быстро заканчивается». (Конец цитаты).

То есть автор «Независимой газеты» со ссылкой на мнение неназванных «экспертов» как бы ставит под сомнение первые отставки: дескать, разумно ли накануне зимы увольнять чиновника, отвечающего, в том числе, и за жилищно-коммунальные дела? Затем, подкрепляя свой посыл уже авторитетом известного политолога, делает еще один шаг и «тонко» намекает на то, что Ремигу и Синягова будто бы сняли лишь за принадлежность к «команде» прошлого губернатора. И, наконец, следует предостережение против «популизма» — попыток «рубить шашкой направо и налево, сносить головы».

Но помилуйте: А. Клычков ведь не только пока ещё никого не косил шашкой, но даже и намерения такого не декларировал — наоборот, он постоянно заявляет, что смена кадров будет обдуманной и постепенной, а совсем не скоропалительной. И диктоваться она будет отнюдь не политическими предпочтениями. Зачем же наводить тень на плетень?

Особая статья — «команда» предшественника. Не секрет, что экс-губернатор сегодня в Орловской области настолько непопулярен, что чистка его кадрового наследия была бы поддержана населением. Но ведь Клычков и эту тему не педалирует. Он и оценок В. Потомскому не даёт, по крайней мере — на людях.

Тем не менее, стенания, как мы видим, начинают звучать. С одной стороны, это, конечно, вполне объяснимо — у кого что болит, тот о том и говорит: кому же из питомцев «гнезда Потомского» хочется терять тёплые места?

Но, с другой — это вполне закономерный результат обычного, традиционного для орловской власти умолчания. Если бы А. Клычков, объявляя об отставке Ремиги и Синягова, публично сообщил, например, что к этим чиновникам есть серьёзные вопросы у правоохранительных органов — это было бы понятно, даже и без углубления в детали, и места для спекуляций не осталось бы. А то, что такие вопросы есть, и не только к этим представителям «Серого дома» (теперь уже бывшим), орловской общественности достаточно хорошо известно.

Если самому врио по каким-то причинам было неудобно это сделать, то для таких случаев есть пресс-служба губернатора. Если у пресс-службы недостаёт духу, то можно, в конце концов, полуофициально (или совсем неофициально) передать информацию в СМИ, которые её и озвучат, сняв все недомолвки.

Но ничего такого не делается. И зря: прощупывание временно исполняющего обязанности тем временем идёт практически со всех сторон. При всей нынешней скудости информации о нём любое его слово, всякий жест внимательно отлеживаются и оцениваются. Подмечается каждый вольный или невольный промах.

Ну, скажем, попала в интернет видеозапись выступления Клычкова перед секретарями партийных организаций КПРФ в Москве. На переднем плане Рашкин за столом перебирает какие-то бумажки, а наш — теперь уже наш, орловский — Андрей Евгеньевич рассказывает собравшимся, что из Москвы он никуда не уезжает, вернее, уезжает, конечно, но намерен часто бывать в столице. Про Орловщину с непривычки говорит «у них». И делится личным: жена всю субботу рыдала, когда узнала, что придётся ехать в Орёл. Еле-еле успокоил…

Всё это по-человечески вполне понятно, объяснимо и даже естественно. Но зачем эту видеозапись в интернет «сливать»? Мало ли что может говориться в своём, достаточно узком кругу? Но это ведь будут слушать и оценивать теперь уже и в Орле, а не только в Москве.

И подобные примеры, к сожалению, не единичны. Получается, что в тех случаях, где полезно было бы добавить гласности, информацию, наоборот, закрывают. Зато на всеобщее обозрение выставляются отнюдь не самые удачные высказывания, поступки и сюжеты.

Тут, конечно, многое зависит и от самих информационных ресурсов, вернее, от мировоззрения, ума, опыта, добросовестности и профессиональной подготовки тех людей, которые там работают и формируют политику.

Скажем, один местный сайт, при Потомском причислявшийся к так называемому губернаторскому пулу, сообщает: врио берёт новый кредит в 7 миллиардов рублей. И как бы между делом добавляет: а прежнего-то губернатора за такие кредиты постоянно ругали оппоненты…

Верно, критиковали, и жёстко. И «Красная строка» — в том числе. Но сравнение, как минимум, некорректно, и разница-то ведь видна невооружённым взглядом. Потомский заливал Орловщину вовсе не потоками инвестиций, а реками невыполненных обещаний. А свою неспособность нарастить производство и привлечь инвесторов прикрывал всё большими кредитами, в первую очередь — коммерческими. И попрекать его этим стали лишь года через два после начала его «славного» губернаторского пути.

Клычков же, получивший такое наследство, берет деньги в долг, чтобы гасить прежние обязательства. И ничего другого за неполный месяц не смог бы придумать никто, за исключением, разве что мультимиллиардеров типа Рокфеллеров или Ротшильдов, для которых 16 миллиардов рублей орловского госдолга — пустяк, карманные деньги. А тенденция будет видна, может быть, через год. И если перемен к лучшему не наметится, то, поверьте, и с Клычкова люди спросят по полной программе.

Официальные же СМИ дуют в прежнюю дуду. Нет никакой разницы между тем, как хвалили Потомского, и тем, как теперь это делают при Клычкове. Ну, может быть, только с поправкой на «милые пустяки» типа: молодой и современный Андрей Евгеньевич призывает молодёжь общаться в соцсетях и охотно делает с нею селфи.

Серьёзные же, думающие люди зрелого возраста, бе­зусловно приветствуя умение и желание главы региона делать селфи с молодёжными активистами, всё-таки предпочли бы понять его кадровую политику; увидеть реальные шаги по очистке власти, которая за последние десять лет изрядно выродилась в результате постоянной отрицательной селекции; обдумать и обсудить срочные меры по оживлению экономики… Эта категория орловцев не так уж малочисленна, и она очень опасается некой, пока не исключаемой, легковесности, когда за правильной и социально-положительной риторикой публичного политика вдруг может не оказаться сути, реального дела. Очень, очень не хотелось бы такого разочарования.

Впрочем, у некоторых журналистов складывается лёгкое впечатление, что врио губернатора в глубине души не то чтобы не доверяет пишущей братии, но как бы держит некоторую дистанцию, постоянно испытывая к СМИ некую настороженность, что ли. Может быть, сказывается столичный опыт.

Проблема, однако, состоит в том, что здесь, на земле, в депрессивном, разорённом регионе, поражённом к тому же кумовством и коррупцией, задавленном бездарным чиновничеством, в атмосфере повсеместного и удушливого холуяжа, А. Клычкову придётся лицом к лицу столкнуться с реальностью, которой он не видел и поэтому, скорее всего, не понимал, живя в Москве. От этого Козлов здесь пил. Потомский отсюда сбежал, десять раз перекрестившись. А что станет делать Андрей Евгеньевич Клычков, руководитель нового поколения? Пока ясно одно: селфи здесь мало поможет.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»